Сказание о великой милости Божьей, какую всемилостивый Бог оказал рабу своему благочестивому Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу за победу его над сарацинами и взятие Казани

 

СКАЗАНИЕ О ВЕЛИКОЙ МИЛОСТИ БОЖЬЕЙ, КАКУЮ ВСЕМИЛОСТИВЫЙ БОГ ОКАЗАЛ РАБУ СВОЕМУ БЛАГОЧЕСТИВОМУ ЦАРЮ И ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ ИВАНУ ВАСИЛЬЕВИЧУ ЗА ПОБЕДУ ЕГО НАД САРАЦИНАМИ И ВЗЯТИЕ КАЗАНИ

 

Придите, отцы и братия, и услышьте духовную повесть о том, что сотворил всемилостивый Бог и как помиловал он раба своего — благочестивого и благородного царя и государя и великого князя Ивана Васильевича, самодержца всей Русской земли. Но прежде всех вас молю, духовные отцы и братия, молите всемилостивого Бога, дабы вразумил он уста мои, и вот молитвами пречистой Богородицы и всех святых, и всех русских чудотворцев и великого нашего чудотворца, заступника и помощника преподобного игумена Сергия и ученика его преподобного Никона Чудотворца, да и вашими, духовные отцы и братия, молитвами уже начинаем писать.

 

Написано ведь в Божественном Писании, что тайну цареву подобает хранить, а дела Божии преславно проповедовать: если кто тайну царскую не хранит, земным царем на смерть осуждается, если же дела Божии и великие его милости не проповедуем, то не только вред душе своей наносим, но и вечным мукам себя предаем, ибо душевная беда — вечно мучиться. Я же, окаянный, этой душевной беды устрашился и написал о той милости Божьей, какую оказал Бог православному государю нашему и всем православным христианам, поскольку я, грешный, о таковых чудесах Божиих удостоился кое-что слышать от самого самодержца и благочестивого царя нашего, а кое-что и своими глазами видел.

 

 

НАЧАЛО СВИЯЖСКОГО ДЕЛА

 

В лето 7059 (1551). Великий в благочестии и великий среди державных, Богом почтенный царь и государь и великий князь Божиею милостию Иван Васильевич всей Руси самодержец видел, что христианство пленено и много крови христианской проливается, и многие церкви святые пребывают в запустении. От кого же такие нестерпимые беды? Говорю, что все это зло от беззаконных казанских сарацин.

 

Не стерпела тогда благочестивая и Богом возлюбленная благочестивого нашего государя душа таких для христианства бед, и говорит он себе так: «Всемилостивый Бог молитвами пречистой его матери и всех святых, и наших русских чудотворцев молитвами сделал меня земли этой православной и всех подданных своих царем, и пастырем, и наставником, и покровителем для того, чтобы содержать мне народ его непоколебимым в православии и оберегать тех, кого пасу, ото всех бед, случающихся с ними, и удовлетворять всякие их нужды: он же — поскольку я им от Бога царь, должны меня бояться и во всем послушными быть, и страх и трепет иметь в душе, ибо Богом дана мне власть над ними и от него принял я царство, а не от людей».

 

Вот что говорит наш государь царь и великий князь. Воистину он пастырь добрый, душу свою отдает за овец! Вопрос: «У кого научился ты всему этому, благочестивый царь государь и великий князь Иван? Хотим ведь мы, смиренные твои, уразуметь смысл царских твоих речей, чего и сам ты желаешь». Ответ: «Уразумейте слов моих силу, ибо вижу я плененных и мечом посеченных христиан. И если я со своим воинством за них не решусь пострадать, как же назовусь пастырем добрым, который душу свою полагает за овец? Какой ответ дам первому из пастырей — Исусу Христу, Богу моему, который сам положил душу свою за словесных овец? Так узнайте же все, что возлагаю я надежду мою на вседержителя Бога, Отца и Сына и Святого Духа и на пречистую Богородицу, и на рать всех святых, собирая войско, и на нечестивых выступаю в поход».

 

Посылает тогда благочестивый царь и государь и великий князь Иван Васильевич, всей Руси самодержец, царя Шигалея Шиговлеяровича и воевод к Казани: боярина и воеводу князя Юрия Михайловича Булгакова, да боярина и воеводу Семена Ивановича Микулинского, да боярина и дворецкого московского Данила Романовича и прочих многих воевод и с ними многих людей. И повелел царь и государь так распределиться по полкам воеводам: в большом полку находился князь Юрий Михайлович Булгаков и Данило Романович; в передовом полку — князь Петр Андреевич Булгаков и Иван Федорович Карпов; <в полку> правой руки — Иван Петрович и князь Давыд Палицкий; левой руки — Григорий Морозов и князь Андрей Васильевич Ногаев; в сторожевом полку — Иван Иванович Хабаров и Долмат Федорович Карпов. И повелел он им на реке Свияге поставить город.

 

Те же, придя к Казани, по Волге до Камы и на Каме на много верст перекрыли все пути казанцам и с Божьей помощью город на Свияге поставили и в нем церковь пречистой Богородицы в честь славного ее Рождества, а также церковь великого чудотворца Сергия. И когда увидели нечестивые такое притеснение, никогда раньше над ними не чинимое, то начали многие из них приезжать к воеводам и челом бить, чтобы царь и государь князь великий их пожаловал — дал бы им царя Шигалея и велел бы им служить себе; воеводы же послали их в Москву государю бить челом. Царь же государь и великий князь Иван Васильевич, услышав это от нечестивых, дал им в цари Шигалея и многими царскими подарками щедро наградил.

 

Когда же крымские князья — Кучак с товарищами — услышали в Казани о том, что казанцы сдаются царю и государю великому князю, тотчас побежали они из Казани в Крым. На реке же Каме немногие люди московские их побили и, схватив Кучака с товарищами, привели их к Москве. Воеводы же по государеву слову посадили царя Шигалея в Казани, а казанского царя Аташа с матерью его — царицей Суюнбек, схватив, из Казани изгнали и отправили к государю в Москву.

 

И спустя немного времени захотели казанцы царя Шигалея убить. Он же, разгадав замысел их, многих казанских князей побил, а сам выехал из Казани с царицею на Свиягу в новый городок. Казанцы же пришли в ужас от того, что царь Шигалей много людей у них погубил, а иных многих с собой увел. И послали они об этом бить челом к благочестивому царю и государю нашему, чтобы государь их пожаловал: дал им в Казань своих бояр и правителей, которые смогли бы над ними властвовать и управлять ими. Благочестивый же государь наш царь и великий князь всей Руси Иван Васильевич, презирая их многие измены и обманы, склонился к милости и отправил к ним в Казань для управления Казанской землей бояр своих и воевод: князя Семена Ивановича Микулинского, да Ивана Васильевича Шереметева, да с ними Алексея Федоровича Адашева. Они же пришли в Казань.

 

Казанцы же встретили их, затаив в душе злой умысел, и договорились с государевыми воеводами о том, чтобы те сначала послали в город свои обозы, а сами после бы въехали в город. Когда же обозы и многих детей боярских, и людей боярских пустили в город, тогда затворили они ворота и бояр в город не пустили; тех же, кого заперли в городе, всех побили, а обозы все разграбили. Воеводы же государя нашего возвратились из-под Казани в новый городок на Свиягу, обманутые и обесчещенные. И вскоре послали к государю царю и великому князю сообщить о злом обмане и хитром лицемерии зловерных казанцев.

 

Казанцы же взяли себе в Казань царя Едигера из Ногайской орды и посадили на царство в Казани.

 

Царь же и великий князь, услышав о такой измене нечестивых агарян, сильно опечалился, но возложил всю надежду свою на Бога и на пречистую его Богоматерь, и на великих чудотворцев и, посоветовавшись со своими братьями — с князем Юрием Васильевичем и с князем Владимиром Андреевичем, с боярами и воеводами, начал думать о том, чтобы послать впереди себя воевод своих и многих людей к Казани, а самому идти за ними к Казани, желая отомстить за кровь христианскую. И, задумав это, начал совершать.

 

НАЧАЛО КАЗАНСКОМУ И КРЫМСКОМУ ДЕЛУ

 

В год 7060-й (1552) благочестивый царь и великий князь Владимирский и Московский и Новгородский и Божьей милостию всей Руси самодержец Иван Васильевич послал своих воевод к Казани: боярина своего князя Александра Борисовича Горбатого, и боярина своего Петра Ивановича Шуйского, и московского дворецкого боярина Даниила Романовича, и других многих воевод, а после сам начал собираться в поход к Казани.

 

Той же весной пришла весть из поля о том, что царь крымский идет на Русскую землю с большим войском и с ним много воинов турецкого султана и наряд турецкий с ним — пушки и пищали, и янычары. И начал благочестивый царь и великий князь многими печалями уязвляться и скорбеть о том, что многих воевод и многих воинов отпустил под Казань. И начал он совещаться с братом своим, с князем Владимиром Андреевичем, с боярами и воеводами и открыл им свой замысел: «Я ведь собирался идти на казанского царя за великую измену казанцев и пролитую христианскую кровь и хотел сам пострадать до крови, а ныне идет на нас наш недруг — крымский царь и хочет, безбожный, погубить православную веру. И хочу я идти к Коломне против недруга своего, и сам хочу пострадать за православную веру и за святые церкви».

 

И услышав от благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича такие его царские речи, и узнав о таком его желании и рвении пострадать за православие, все прославили Бога и пречистую его мать, и великих чудотворцев русских за то, что даровал Бог дерзновение и ум благочестивому царю и великому князю, так же как и кроткому Давиду для борьбы с безбожным Голиафом. И говорят ему князь Владимир Андреевич и все бояре и воеводы: «Мы все должны и готовы за православную веру и за святые церкви, и за тебя, государя, кровь свою пролить и головы свои сложить».

 

И, посовещавшись, поехал потом благочестивый царь и великий князь в обитель великую живоначальной Троицы и великого чудотворца Сергия. И приехав в обитель и войдя в святую церковь, припадает он к образу святому живоначальной Троицы, который сам он, благочестивый царь, украсил золотом и жемчугом, и драгоценными камнями, и, слезы многие проливая, так говорит.

Троице-Сергиева Лавра

 

Молитва: «О премилостивый Создатель наш, услышь молитву и моление грешного раба своего и не помяни грехов моих, совершенных пред тобою в юности моей и в зрелые годы. К тебе прибегаю, Творцу и Господу моему. Увидь, Владыка, стенания и слезы раба твоего и прости грехи мои, и прими покаяние мое, как и Давида, Иезекеиля, и Манасии, и разбойника, и ниневитян. Помилуй меня по великой милости твоей и дай мне, Господи, победу над врагами нашими, дабы не говорили язычники: “Где есть Бог их?”, и уразумели бы, что ты один Бог наш и Господь Исус Христос, во славу Богу и Отцу и Святому Духу. Аминь. И кроме тебя иного не знаем и твоею милостию побеждаем врагов наших».

 

Приходит он и к чудотворным мощам великого и дивного чудотворца Сергия и преклоняет голову свою к святым мощам преподобного отца. И едва смог он от многих слез говорить. И приносит он моление к дивному отцу, так говоря.

 

Молитва: «О преподобный угодник Христов великий Сергий! Кого из святых в Русской земле так еще Бог прославил, как тебя! Ты видел пренепорочную владычицу Богородицу, с апостолами к тебе пришедшую, и слышал от нее такие несказанные радостные речи! Нарекла она тебя своим избранником и пришла навестить тебя, услышав просьбы твои об учениках и об обители, с которыми ты взывал к ней. И дала владычица Богородица тебе обещание, что неотступно будет пребывать в обители твоей до скончания века, в изобилии подавая все необходимое, и за учеников твоих будет просить и молиться перед сыном своим Христом, Богом нашим. Ты вооружил молитвою своею прадеда нашего — великого князя Дмитрия на безбожного Мамая и без всякого сомнения дерзать ему повелел. И получив от Бога пророческий дар, предсказал ему: “Врагов своих победишь и возвратишься домой с великой победой и славой”. Как его, так и нас вооружи на врагов наших и огради молитвами своими!

 

Услышал ведь Бог благодаря твоим молитвам мольбы отца моего о том, чтобы послал он ему наследника царству его, и даровал ему меня, унаследовавшего царство его. И принесли меня отец мой и мать в эту святую церковь и породили меня вторым нетленным рождением — водою и духом во имя Отца и Сына и Святого Духа. И после святого крещения принесли меня отец с матерью к святой раке твоей и на святые мощи твои положили меня, говоря так: “Отдаем обещанное Богу и пречистой владычице Богородице и тебе, святитель Божий и угодник Христов. Будь же отныне, угодник Христов великий Сергий, Нашему чаду помощник и молись за него Господу Богу и пречистой Богородице!”

 

Вот почему ныне я, отданный тебе родителями моими, никак не могу отказаться от твоей помощи: будь же моим помощником, молись за меня Христу, Богу моему и пречистой Богородице, матери его. И так же, как прадеды наши и отцы надеялись на милость Божию и на пречистую Богородицу, и ваши молитвы и побеждали врагов своих, так же и я, надеясь на всесильного и всемилостивого Бога и на родившую его пречистую Богородицу, и на ваши молитвы, русские чудотворцы, дерзаю <выступить> против врагов своих. О угодник Христов преподобный великий Сергий, помоги мне и всему христианскому воинству моему против врагов наших!»

 

И по совершении этих молений получает он благословение у настоятеля обители и у всего священнического и иноческого собора для себя и всего своего христолюбивого воинства. И угостив братию, и дав им большую милостыню, покидает он обитель и приходит в свой царствующий город Москву.

 

И по прошествии немногих дней благочестивый царь и великий князь Иван Васильевич всей Руси самодержец выступает против того зловерного крымского царя. И приходит он со своими братьями и боярами, и воеводами, и с многочисленным своим христолюбивым воинством в святую великую соборную церковь пречистой Богородицы славного ее Успения и, преклонив колени и голову склонив до земли перед образом Господа нашего Исуса Христа, так говорит, проливая слезы и сокрушаясь сердцем.

 

Молитва: «О премилостивый владыка Господь Исус Христос! Услышь молитву и слезы раба твоего и пошли милость свою свыше, и дай помощь и стойкость против врагов наших православному воинству и меня, раба своего, огради свыше своею милостью. И как <некогда> послал ты любимого своего архистратига Михаила, воеводу небесных сил, на помощь верному своему Аврааму против царя содомского Ходологомора, с которым было триста тысяч воинов, и твоею, Господи, силою и с помощью великого архистратига Михаила победил их Авраам, хотя было с ним всего триста восемьдесят домочадцев; и так же, как послал ты того же помощника архистратига Михаила Исусу Навину, когда обступил он град Иерихон, в котором было семь царей хананейских, и по твоему, вседержителя Бога, повелению архистратиг Михаил сделал так, что городские стены сами разрушились до основания и Исус Навин перебил царей и всех людей в городе Иерихоне; и как был тот же архистратиг Михаил помощник Гедеону против бесчисленного количества мадианитян, которых он победил с тремястами своих воинов, имевших при себе ночью фонари со свечами, тогда как мадианитяне, приведенные в смятение архангелом, сами друг друга поубивали; и так же как при благочестивом царе Езекии, когда окружил город Иеру-салим ассирийский царь Сеннахирим со своими воинами и оскорблял Бога Израилева, по молитве Езекия тот же архистратиг Михаил Божьим повелением за одну ночь перебил сто восемьдесят пять тысяч человек из ассирийского войска, — так и теперь, всемилостивый Господь Исус Христос, сын Божий, прославь имя свое через меня, раба твоего, и пошли на помощь нам любимого своего архистратига Михаила, дабы уразумели все враги наши, что и мы, верные рабы твои, надеющиеся на тебя, побеждаем врагов наших».

 

Так же приходит он и к образу пречистой Богородицы, который написал евангелист Лука, и припадает к земле, обливаясь слезами.

 

Молитва пресвятой Богородице: «О владычица пречистая Богородица, мать возлюбленного моего Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, подвигнись на молитву к рожденному тобой небесному царю вместе с небесными силами и с пророками, и с апостолами, и с мучениками, и со святителями, и с преподобными, и с нашими помощниками и заступниками — русскими святителями и новыми чудотворцами: с великими святителями Петром и Алексеем, и Ионою, и Леонтием, и с угодником твоим великим чудотворцем преподобным Сергием, и с Никоном, и с Кириллом, и с Димитрием, и со всеми русскими чудотворцами, и со всеми святыми! И умоли, Владычица, Господа нашего Исуса Христа, чтобы послал нам победу и помощь <в борьбе> с врагами нашими и победу над ними, дабы уразумели все враги наши, что мы не нашими храбростью и силами побеждаем врагов своих, но с помощью всесильного Бога — Отца и Сына и Святого Духа и твоими к Господу молитвами и заступничеством: ведь храбрость и победа христиан в том и состоит, чтобы уповать на всесильного Бога и на тебя, Владычица, твердую помощницу христианскому роду». Вот что проговорил он со многими слезами.

 

И приходит он к великому и дивному заступнику русских людей — чудотворцу Петру и, припадая к честной его раке, говорит так.

 

Молитва: «О святой Божий и угодник Христов! Не промолчи о нас, взывая к Господу, да твоими молитвами смирит Господь безбожного этого варвара, похваляющегося, что разорит достояние твое. Вспомни, святитель Христов Петр, как ты оградил и укрепил молитвами своими прадеда нашего в борьбе с противником его безбожным Мамаем, — то же и нам ныне пошли молитвами твоими к Господу». Вот что изрек он в скорби душевной, обливаясь слезами.

 

После этого приходит он к святейшему и смиренному отцу своему Макарию, митрополиту всей Руси, и к священному его собору — архиеписко-пам и епископам, и ко всему церковному причту и просит благословения и молитвы для себя и всего своего христолюбивого воинства. Святейший же вселенский отец преосвященный митрополит всей Руси Макарий с архиепископами и епископами и со всем священным собором прилежно молятся и благословляют его, и так со слезами взывают к благочестивому царю: «О пресветлый и великий царь! О пречестная и благоразумная глава! О предобрый пастырь! Полагай душу свою за словесных овец, которых даровал тебе всемилостивый Бог. Имеешь ты, о благочестивый царь, горячее устремление к Богу и готов пострадать за благочестие, да пошлет тебе и всему твоему христолюбивому воинству всемогущий Бог по молитвам пречистой своей матери и великих чудотворцев помощь и победу над супостатами».

 

И благословляет его <митрополит> животворящим крестом, говоря так: «Да пребудет с тобой, нашим государем, милость Бога и пречистой его матери, и великих чудотворцев Петра, Алексея, Ионы и Леонтия и преподобных отцов наших Сергия и Варлама, Кирилла и Никона и всех святых, и нашего смирения, и всего священного собора молитва и благословение, чтобы даровал тебе, государю нашему, Бог добиться желаемого и с победою радостно и в здравии возвратиться на престол свой — царя всей Русской земли и много лет царствовать со своею царицею великой княгиней Анастасией, и с братьями своими, и с боярами, и со всем твоим христолюбивым воинством, и со всеми православными христианами. Мы же, смиренные твои богомольцы, должны все вместе и каждый отдельно по своим кельям молиться Богу и пречистой его Богоматери и всем святым. Аминь».

 

И так, получив от всех благословение, выходит он с этим благословением и молитвою из соборной церкви и приходит в свои царские палаты к супруге своей благочестивой царице и великой княгине Анастасии и так говорит ей: «Я, жена, надеясь на Вседержителя, премилостивого, щедрейшего и человеколюбивого Бога, осмеливаюсь и хочу идти на нечестивых варваров и пострадать за православную веру и за святые церкви не только до крови, но и до последнего вздоха: сладко ведь умереть за православие, ибо не смерть это — пострадать за Христа, но жизнь вечная. Такое страдание приняли мученики и апостолы, и прежние благочестивые цари и наши сродники и получили за это от Бога не только земное царство и славу, но и храбрость перед противниками, и были они стращны врагам своим, и много лет славно на земле пожили. Но зачем много говорю я о тленном этом и быстро проходящем царстве и земной славе, ведь даровал им Бог за их благочестие и страдание, которое приняли они за православие, по отшествии от этого обольстительного мира вместо земных <благ> — небесные, вместо тленных — нетленные и бесконечную радость и веселие пребывать у Господа своего и вместе с ангелами предстоять перед ним и веселиться со всеми праведниками, как говорит Божественное Писание: «Ни глазу не увидеть, ни уху не услышать, ни сердцем человеку не почувствовать того, что уготовил Бог любящим его и соблюдающим святые его заповеди».

 

Тебе же, жена, повелеваю нисколько не скорбеть о моем уходе, а пребывать в посте и подвигах духовных, и часто ходить по святым церквам, и усердно молиться за меня и за себя, и щедрую милостыню подавать убогим; многих же несчастных от нашей царской опалы прикажи освободить и в темницах заключенных выпустить на волю, дабы получили мы от Господа двойную награду: я — за храбрость, а ты — за эти благие дела».

 

И когда услышала благочестивая царица от государя своего благочестивого царя о его отшествии, охватила ее нестерпимая скорбь, и от этой сильной печали не могла она стоять, и если бы не удержал благочестивый царь супругу свою своими руками, упала бы она на землю. И долгое время оставалась она безгласна и горько плакала, и едва смогла удержаться от сильных слез и проговорить государю благочестивому царю и великому князю Ивану: «Ты ведь, благочестивый царь и государь мой, хранишь заповеди Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа и хочешь душу свою положить за православную веру и за православных христиан, я же как вынесу разлуку со своим государем, и кто утолит горькую мою печаль и принесет мне весть о великой Божьей милости к благочестивому моему государю — о том, что благочестивый царь и всей Руси самодержец, получив помощь от Вседержителя и всемилостивого Бога, со всем своим христолюбивым воинством сражался с нечестивыми и одолел их, и в свое царство здрав возвратился?»

 

Молитва: «О всемилостивый Боже! Услышь слезы и рыдание рабы своей, даруй мне услышать, что государь мой здрав и по милости твоей прославлен, и по милости же <твоей>, радуясь, увидеть <его>. Не помяни, Владыка, многих грехов наших, но пошли нам милость свою по великому своему милосердию и щедрости.

 

И ты, милосерднейшая, щедрейшая и верная помощница роду христианскому, царица и владычица, мать небесного царя и Господа, пречистая Богородица, услышь молитву рабы своей и подвигнись на молитву к рожденному тобою Христу, Богу нашему, чтобы послал он победу над супостатами государю моему и невредимым возвратил его и сподобил меня, Госпожа, увидеть его по милости твоей прославленным, ибо твоим, Владычица, заступничеством и молитвами одолеет он врагов своих!»

 

Благочестивый же царь, утешив свою царицу словами и наставлениями и дав прощальный поцелуй, выходит от нее и отправляется к Коломне с братом своим князем Владимиром Андреевичем, и боярами, и воеводами, и многими воинами. Придя же в Коломну, входит он в церковь пречистой Богородицы славного ее Успения и повелевает владыке Феодосию и всему собору петь молебны. Сам же благочестивый царь и великий князь подходит к образу пречистой Богородицы, тому, который был на Дону с православным великим князем Дмитрием Ивановичем, и, припав к нему, молит со многими слезами и сердечными воздыханиями милосердного Господа нашего Исуса Христа и родившую его Богоматерь о помощи и победе над врагами агарянами. И вдоволь помолившись и получив благословение от епископа Феодосия и священного собора, выходит он из церкви.

 

Когда же начал он выстраивать свои полки, пришла к нему весть из поля о том, что идет на него безбожный царь крымский со многими силами и уже приближается к пограничным землям. И пошел благочестивый царь и великий князь из Коломны к великой реке Оке, желая переправиться через Оку и там встретиться и биться с безбожными агарянами. И послал он в городок Касимов за царем Шигалеем и повелел ему вскоре приехать к нему, сообщив, что царь крымский идет со многими людьми. И Шигалей тотчас же пришел к царю государю великому князю.

 

Царь же и великий князь начал ему рассказывать о своем и всего православного христианства несчастье — о том, что недруг его крымский царь идет со многими воинами и сильным нарядом: «Я же многих своих воевод и воинов послал к Казани, отчего и пребываю я в великой печали, но уповаю на всемогущего Бога и хочу выступить против недруга своего. Ты же, брат наш, пойди с нами и пострадай за православное христианство». Царь же Шигалей начал утешать государя нашего царя и великого князя многими речами. И посмотрел он на христолюбивое воинство благочестивого царя и, видя бесчисленное множество людей, удивился.

 

И говорит он царю и великому князю: «Я ведь воспитан у отца твоего, а моего государя благочестивого великого князя Василия и во многих походах бывал с отца твоего силами и людьми, но никогда не видел такого множества людей, как вижу сейчас в твоем царском войске. Дерзай же, государь, с Божьей помощью, а мы, твои холопы, готовы за тебя, государь, и головы свои сложить!»

 

И пришла к царю государю великому князю весть: «Царь крымский, узнав о твоем, государя царя и великого князя, пребывании в Коломне со многими людьми, сильно испугался, напал на него страх и трепет, и вознамерился он было вскоре возвратиться в Орду. Но сказали ему князья и уланы: «Если хочешь ты скрыть свой позор и не с пустыми руками в Орду свою вернуться, <то знай>, что есть у границы с полем город великого князя Тула, к которому ты сейчас приблизился, вот мы и советуем тебе пойти на тот город, а если узнает <об этом> великий князь, то ты сможешь уйти от него со всеми твоими людьми, поскольку Тула от Коломны находится на большом расстоянии и места <эти> лесисты и непроходимы, так что большое войско не сможет там быстро передвигаться».

 

И понравился безбожному совет их, и посылает он к Туле вперед себя большое войско и наряд в год 7063-й (1555) в 21 день июня. И пришло на тульскую землю множество безбожных агарян во вторник, и окружили они город, многие же другие зловерные отправились в разведку. А на следующий день — 22 июня, в среду, и царь крымский подошел к Туле и приказал многим воинам идти на штурм города. И начали они бить из многочисленных пушек и пищалей многими огненными стрелами и пушечными ядрами. И когда начали обстреливать город янычары турецкого султана, во многих местах загорелся городской посад.

 

В городе же тогда был лишь один великого князя воевода князь Григорий Иванович Темкин с немногими воинами, поскольку неожиданно подошли безбожные сарацины. И начали в городе православные христиане с громкими стенаниями и со слезами молить всемилостивого Бога и пречистую Богородицу, заступницу христиан, и великих чудотворцев о помощи против поганых и о спасении города. И с помощью всесильного Бога потушили в городе пожар, и так горожане бились с нечестивыми, что прогнали их с городских стен, и не смогли нечестивые причинить городу никакого вреда.

 

Когда же благочестивый царь и великий князь услышал о том, что нечестивый царь испугался и не выступил против него, а пошел к Туле, тотчас послал благочестивый царь и великий князь к Туле боярина своего и воеводу князя Петра Михайловича Щенятева и многих других воевод, повелев им как можно быстрее идти к Туле, сам же пошел к городу Кашире, где намеревался переправиться через реку и идти к Туле.

 

Воеводы же великого князя поспешили к Туле. И когда они еще не дошли до города, сообщили им, что возвращаются из набега многочисленные крымские воины и ведут с собой много пленных. Они же вскоре догнали их и с Божьей помощью и благодаря молитвам пречистой Богородицы, заступницы христиан, и великих русских чудотворцев побили много безбожных агарян, и захватили многих языков, и отбили всех пленных православных христиан.

 

И дошла вскоре до безбожного царя весть о том, что пришло много московских воевод и с ними много воинов. Из города же православные увидели вдали поднимающуюся по всей степи небывалую густую пыль, и увидели они с городских стен многочисленных людей и поняли, что это идут воеводы православного нашего царя с многочисленными воинами.

 

И громко возопили в городе: «Боже милостивый, помоги нам, ведь наши православные приближаются!» И устремились из города не только воеводы с многочисленными воинами, но и женщины с малыми детьми, и поубивали они у городских стен многих врагов и захватили большое количество орудий, пороха и пушек, привезенных для захвата города.

 

Нечестивый же царь тотчас с позором побежал в поле, ибо стоял он недалеко от поля, и так быстро побежал, что царя и великого князя воеводы не могли его настигнуть. И побросали поганые те сарацины многочисленные свои телеги и верблюдов, а безбожный царь побежал от города июня в 23 день.

 

Воеводы же благочестивого царя и великого князя в тот же день, 23 июня, подошли к Туле, а царь ушел за три часа до их прихода. И все православные христиане прославили всемилостивого Бога за то, что даровал он такую победу над погаными. И тотчас послали к государю гонца и многих языков. Гонец же, придя к царю и великому князю, сообщил ему, что много поганых побили, и привели много языков, и освободили много пленников, а нечестивый царь быстро побежал назад тою же дорогою.

 

Благочестивый же царь и великий князь, услышав все это и увидев приведенных тех многочисленных сарацин, прославил всесильного Бога за то, что даровал ему Бог такую победу по молитвам пречистой Богородицы и великих русских чудотворцев. И приказал он допрашивать языков. И рассказали языки, что царь их потому пошел на русскую землю, что сказали ему в Крыму, будто царь и великий князь со всем своим воинством находится в Казани.

 

И пошел благочестивый царь к Коломне, и пришел в соборную церковь пречистой Богородицы, и многие молитвы с благодарностью воздал Богу и пречистой Богородице за победу над погаными. И вскоре, посовещавшись с братом своим князем Владимиром Андреевичем и с царем Шигалеем, и с боярами, пошел к Казани. И пришел в Муром в месяце июле.

 

И собрав все свое воинство, посылает он царя Шигалея водою в судах, а с ним отпускает воеводу своего князя Петра Андреевича Булгакова со многими воинами. Сам же благочестивый царь и великий князь Иван Васильевич пошел из Мурома полем, взяв с собой князя Владимира Андреевича. И шел он полем до нового города Свияжска. И встретили его на подходе к новому городу Свияжску воеводы — князь Александр Борисович Горбатый, князь Петр Иванович Шуйский и Данила Романович и многие иные воеводы с многочисленными воинами. И многие из горных черемисов встретили государя и били ему челом, каясь в своей измене, государь же простил их.

 

Пришел же благочестивый царь и государь и великий князь в новый город на Свиягу с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со всем воинством в августе месяце. И вошел он в церковь пречистой Богородицы, и молился, и благодарил Бога и пречистую его Богоматерь, заступницу за христиан в борьбе с погаными. Также прилежно помолился он и в церкви преподобного чудотворца Сергия и вышел.

 

ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК БЛАГОЧЕСТИВЫЙ ЦАРЬ И ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ ВСЕЙ РУСИ САМОДЕРЖЕЦ БЛАГОДАРЯ МИЛОСТИ ВСЕСИЛЬНОГО БОГА И ПОМОЩИ И МОЛИТВАМ ПРЕЧИСТОЙ БОГОРОДИЦЫ, ПРЕДВОДИТЕЛЬНИЦЫ И ЗАСТУПНИЦЫ ХРИСТИАН, И ВЕЛИКИХ ЧУДОТВОРЦЕВ ОДОЛЕЛ ВРАГОВ СВОИХ И ВЗЯЛ ГОРОД КАЗАНЬ

 

Благочестивый же царь и великий князь Иван Васильевич всей Руси самодержец вышел из нового города Свияжска и пошел к Казани со всем своим христолюбивым воинством. И начал он переправляться через великую реку Волгу, расположился на Царевом луге и приказал выгружать из судов наряд и строить мосты, и плести туры. В то же время приехал на службу к государю из Казани Комай-мурза и с ним семь человек. Государь же приказал катить к городу туры и орудия.

 

И отправилось к городу множество воинов. Казанцы же вышли им навстречу из города, и была большая битва, и много людей погибло с обеих сторон. Но благодаря Божьей милости и помощи одержали верх православные, побили они многих татар, иных же живыми захватили в плен. И, расставив вокруг стен туры и пушки, окружило город многочисленное христолюбивое воинство, так что невозможно было поганым ни войти в город, ни выйти из него.

 

Царь же и государь встал вблизи Отучевой мечети на Ногайской дороге и повелел поставить у себя в стане три полотняные церкви — всегда ведь за ним возили те три храма: одна церковь во имя архистратига Михаила, вторая — мученицы Христовой Екатерины, третья — преподобного чудотворца Сергия. И приказал царь и государь расставлять свои полки возле города.

 

И немного времени спустя начали нападать из леса на полки, стоявшие под началом воевод на Арском поле, многочисленные казанцы, конные и пешие, и доставляли они немало бед православным. И хотели многие воеводы, и князья, и бояре, и дети боярские вступить с ними в бой, но царь и государь без своего приказа не разрешил с ними биться. Воины же православные пребывали в немалом огорчении из-за того, что не давал им воли государь: не понимали ведь они, что замысел этот сам Господь Бог подсказал православному нашему царю — когда приспеет надлежащее время и придет помощь от Бога, тогда христолюбивое воинство, сыны русские, приготовятся на брань, целые и невредимые, и будут они словно львы, рыщущие в звериной ярости и, обретя свою добычу, устремляющиеся на нее, — такими же и они будут, когда придет помощь Божия и приспеет для этого время.

 

Вскоре после этого православный царь и государь и великий князь против тех безбожных посылает своих воевод со многими воинами. И пришли государевы полки на Арское поле биться с нечестивыми. Нечестивые же те агаряне по своему разумению держались возле леса и не решались отходить от леса из-за великой силы государевой. Православные же догадались поставить с одной стороны множество пехотинцев с пищалями, а небольшому отряду было приказано приблизиться к нечестивым. И устремились к ним все нечестивые, православные же все, призвав на помощь всесильного Бога и оградив себя крестною силою, устремились на них. И вскоре потопили и побили они всех иноплеменников и многие версты гнались за ними по лесу, и всех перебили, а триста сорок человек взяли живыми и послали к государю царю и великому князю. И с большою победою приехали воеводы и все православное воинство к государю.

 

Православный же государь, видя такое милосердие Божие к себе и всему своему воинству, тотчас же поспешил в церковь великого Сергия и с огромною радостью и слезами воздал благодарственными песнопениями Господу и пречистой Богородице, защитнице и помощнице христиан, и великому чудотворцу Сергию. И устроил он светлый пир, и одарил своих воевод и всех воинов богатыми дарами, и утешил всех ласковыми своими царскими речами. Из орудий же из всех — из пушек и из огнестрельных пищалей — беспрестанно день и ночь били по городу, так что были слышны этот сильный грохот и сотрясение за многие версты от города.

 

Но снова благочестивая эта и богохранимая глава — царь и великий князь склоняется к милосердию, не вспоминая о великих изменах ему, государю, тех зловерных и безбожных агарян и о пролитии нечестивыми крови православных христиан, и хочет пред ними выказать смирение, ибо хорошо знал он слова Божественного писания о том, что Господь гордых наказывает, смиренным же дарует благодать. И посылает он в город к нечестивым свое царское милостивое слово: «Если сдадите мне город, я всех вас жалую и не припомню вам многих ваших измен».

 

И приказал он водить перед городскими стенами многочисленных языков, чтобы нечестивые, увидев их, смирились и сдались государю. Но нечестивые эти выбрали не жизнь, а смерть и не послушали государева слова и не приняли его милосердия, которое хотел он им показать. И приказал православный царь тех языков нечестивых на виду у города всех перебить. Казанцы же, видя из города, как убивают их соплеменников, так и не смирились, ибо ожесточил Бог сердца их за их неправду, как в древности фараона, и привел их к окончательной гибели, чтобы прославился Господь, как <в древности> через фараона и колесницы его, — так и теперь через этих, не покорившихся благочестивому царю государю нашему великому князю.

 

После этого посылает государь своих воевод со многими воинами захватить Арский городок и многие другие места, но приказывает не задерживаться там, ибо хотел он вскоре начать штурм города. Поэтому и повелел им царь поскорее возвратиться. Они же, воюя, задержались под Арском на немалое время. И пребывал от этого государь в сильной печали, ведь не было от них долгое время никаких вестей. И другое было у него горе: из-за сильных дождей и бурь потопило на Волге много судов с припасами; и еще одна беда — никаких не было сведений из города. Из-за всего этого великой скорбью уязвлено было царево сердце. Но несмотря на все это жил благочестивый царь подвижнической жизнью: не снимались доспехи с царских его плеч, ночи проводил он без сна — в молитвах, днем же пребывал в постоянных царских своих делах.

 

О ПОСЛАНЦАХ ИЗ ОБИТЕЛИ ЖИВОНАЧАЛЬНОЙ ТРОИЦЫ — СЕРГИЕВА МОНАСТЫРЯ

 

В то же время пришел к благочестивому царю государю и великому князю Ивану Васильевичу из обители живоначальной Троицы — Сергиева монастыря некий чернец, именем Адриан Ангелов, с одним братом, посланный игуменом Гурием и братиею, и принес икону, на которой написаны были лики живоначальной Троицы и пречистой Богородицы с апостолами и преподобного чудотворца Сергия с Никоном, а также просфору и святую воду.

 

Благочестивый же царь с великой радостью принимает святую икону и прочее и мысленно произносит из глубины своего сердца моление к Богу, которому ведомо все тайное: «Слава тебе, — говорил он, — Создатель мой, слава тебе за то, что в столь дальних странах посещаешь ты меня! Ибо смотрю я на эту твою икону, словно на самого истинного моего Бога, и прошу себе и всему воинству моему милости и помощи, ведь я — раб твой, как и все люди твои. Будь же щедрым, Владыка, смилуйся милосердно над нами и пошли нам победу над врагами! Так же ведь было и при прадеде нашем, когда выступил он против нечестивых: перед самым началом сражения подоспели к нему посланцы от преподобного Сергия, угодника твоего, принесшие такие же дары: он же, вкусив святого хлеба и испив святой воды, простер к небу руки и проговорил: “Велико имя святой Троицы! О пресвятая госпожа Богородица, помогай нам!” Ее-то молитвами и молитвами преподобного Сергия и победил он врагов своих. Так и я ныне взываю: “Велико имя святой Троицы! Пресвятая госпожа Богородица, помогай нам!” И умоли, Владычица, рожденного тобою Христа, Бога нашего, с безначальным его Отцом и пресвятым благим и животворящим его Духом, чтобы даровали они нам победу над врагами.

 

И ты, преподобный угодник Христов великий Сергий, не промолчи с учениками твоими, но моли о нас Господа и поспеши к нам на помощь! И так же, как при открытии святого твоего храма в городе Свияжске прославил тебя всемилостивый Бог, угодника своего, многими чудесами, происходившими от святого образа твоего, и многим людям даровал ты исцеление — так и ныне помогай нам молитвами твоими; и так же, как являлся ты там нечестивым варварам, так и нам, православным, явися и помоги, ведь нечестивым ты являлся, чтобы изгнать нечестивую их веру, нам же своим явлением даруй победу над врагами во имя Христа Исуса, Господа нашего, ему же слава во веки веков! Аминь».

 

И с того дня стали дароваться православному нашему царю Господом удачи и победы над врагами: в тот же день от взрыва в подкопе разрушился у них тайник, и много поубивало нечестивых тех татар, а назавтра из города прибежал татарин, а потом и пленник из города прибежал, и передали они государю много полезных сведений; пушками же с одной стороны до основания разрушена была городская стена и поубивало много людей в городе. Был у благочестивого царя некий человек, по имени Размысл, родом литовец, который умел искусно рыть подкопы под городские стены. Ему и приказано было рыть подкопы под стены города. А потом пришли из Арска царя и великого князя воеводы и поведали о большой победе над нечестивыми и о том, как освободили большое количество русских пленников, и привели они многих языков.

 

Благочестивый же царь государь, видя радостную эту победу, поспешил к святым храмам и повелел петь молебные песнопения в честь победы, воздавая славу всесильному Богу и пречистой Богородице, и великим чудотворцам, ибо по их молитвам даровал ему Бог такую победу над противником. Воевод же своих и все воинство утешил он своими царскими речами и прославил многими похвалами, и обещался пожаловать их многими дарами, и веселился с ними на многочисленных пирах.

 

Всех же русских пленников повелел он собрать и привести в свой стан. И содержали их много дней в царских его шатрах, и всех их накормил он вдоволь и одел, радуя их, словно чадолюбивый отец своих детей. Они же, страдальцы, видя такое милосердие к себе благочестивого царя, что освободил он их от плена и так утешил их, и приказал отвести каждого к себе на родину в Русскую землю, молились Господу со многими слезами и молитвами о благочестивом государе за такое его милосердие, говоря так.

 

Молитва: «О милосердный и премилостивый владыка человеколюбец Господь Исус Христос, сын Божий! Помилуй и сохрани раба своего, государя нашего, и даруй ему победу над врагами, увидь его милосердие, которое проявил он к нам, нищим и горьким пленникам. Воздай же ему, Господи, милосердием своим за нас, нищих, и сохрани его и все его христолюбивое воинство!» После этого пели они канон Покрову пресвятой Богородицы.

 

Благочестивый же государь приказал зажечь под городом, под татарами, один небольшой подкоп, а воеводам и всему воинству, окружившему стены, повелел ни в коем случае не предпринимать никаких штурмов города. И зажгли в тот день во втором или в третьем часу дня подкоп, и напал на нечестивых сильный страх, ибо огромные бревна из городских стен вместе с землей подняло взрывом на большую высоту, и поубивали они многих нечестивых. Воины же благочестивого царя не могли сдержать боевого пыла, который вложил в сердца их Бог, и ринулись к городу, и согнали со стен множество нечестивых, а многие воины проникли и внутрь города. Воеводы же встали на городской стене и послали государю известие о том, что многие воины в городе побили нечестивых.

 

Государь же, услышав о такой помощи Божьей, в тот же час пришел в церковь великого чудотворца Сергия и повелел воссылать Господу благодарственные молебны. Сам же начал совещаться со своими боярами и воеводами, и решили они, что еще не все воины подготовлены к штурму города, поэтому тотчас же послал он приказ, чтобы воевод и воинов из города вывели. Те же никак не хотели выходить оттуда, и едва с большим трудом выслали воинов из города. Те же, кто находился на городской стене, не слезли с нее, а стояли тут воеводы князь Михаил Иванович Воротынский да Алексей Данилович Плещеев. И сидели они на стене два дня и две ночи, ожидая, когда государь начнет штурмовать город.

 

ЧУДО ЯВЛЕНИЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ И СВЯТОГО НИКОЛЫ В ВОЗДУХЕ НАД ГОРОДОМ И БЛАГОСЛОВЕНИЯ ИМИ МЕСТА ЭТОГО И ГОРОДА ДЛЯ ПОСЕЛЕНИЯ ЗДЕСЬ ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН

 

Перед взятием же города Казани много чудес показал всемилостивый Бог через угодников своих — двенадцать великих апостолов, великого чудотворца Николая и великого чудотворца преподобного Сергия. Некий человек из числа боярских воинов раненый лежал у городской стены за турами, изнемогая от раны, и едва погрузился он в легкий сон, как увидел засиявший над городом яркий свет и в том свете парящих в воздухе двенадцать апостолов в святительских одеждах, сияющих ослепительным светом. И поклонился апостолам <святой Николай>, говоря им: «Радуйтесь, ученики и апостолы Господа нашего Исуса Христа!»

 

И отвечали ему апостолы: «Радуйся и ты, угодник Христов святитель Николай!» И начал святой Николай умолять святых апостолов, говоря: «Ученики Христовы, молите Бога и благословите место это и город, чтобы поселились здесь и начали обживаться православные христиане». И отвечали ему апостолы: «Еще не время для такого дела, угодник Христов Николай». И повернулись все на восток для молитвы. И снизошел к ним с небес от востока глас, говоривший: «Отныне будет благословенно место это, дабы прославилось на этом месте имя Отца и Сына и Святого Духа». И повернулись все апостолы и Никола, и благословили место и город, и стали невидимы.

 

Человек же тот больной, увидев и услышав все это, охваченный сильным страхом, очнулся от видения и рассказал окружающим обо всем, что видел и слышал. Сам же причастился святых тайн Христа, Бога нашего, и преставился.

 

ВТОРОЕ ЧУДО О ЯВЛЕНИИ СВЯТОГО НИКОЛЫ НЕКОЕМУ ЧЕЛОВЕКУ С ПОВЕЛЕНИЕМ, ДАБЫ ЦАРЬ ГОСУДАРЬ КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ ПРИСТУПАЛ К ШТУРМУ ГОРОДА

 

Другой же воин царя и великого князя из детей боярских увидел во сне святого Николу, пришедшего к нему и будящего его со словами: «Вставай, человек, и передай царю и великому князю, чтобы начал он штурм города в день Покрова пречистой Богородицы или на следующее утро после него, ибо Бог отдает ему город этот и врагов его — сарацин. А сообщаю тебе об этом я, Николай Мирликийский чудотворец».

 

Человек же тот, очнувшись от видения, охвачен был страхом и решил, что все это он увидел во сне, а не наяву, поэтому умолчал он об этом видении и не поведал о нем никому. Но во вторую ночь снова явился тому же христолюбивому мужу святой Николай и с угрозой сказал ему: «Не думай, человек, что видимое тобою — сон, но истинно говорю тебе: встань и сделай то, о чем я сообщил тебе прежде». Тот же встал и поведал о том, что сказал ему святой Николай.

 

ТРЕТЬЕ ЧУДО ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ ЧУДОТВОРЦА

 

Иное хочу поведать вам — о том, что сотворил преподобный отец наш Сергий: некоторые благочестивые люди видели себя во сне в городе Казани и там видели они старца с очень густой, но не очень длинной бородой в ветхих монашеских одеждах, который ходил по городу и подметал в домах и на улицах. И некие светлые существа, окружавшие его, говорили ему: «Зачем, святой Сергий, сам метешь ты дома, повели же кому-нибудь другому вымести». Святой же отвечал им так: «Лучше сам я вычищу, ведь будет у меня здесь наутро много гостей». И рассказали люди об этом видении.

 

После взятия же города множество нечестивых сарацин попало в плен, и многие из этих нечестивых рассказали про святого Сергия — о том, что они, варвары, в течение многих дней и ночей перед взятием города видели такого старца, ходящего по городу и город очищающего. И рассказывали нечестивые: «Много раз устремлялись мы на него и хотели его схватить, но он становился для нас невидим».

 

И обо всем этом сообщили благочестивому царю и великому князю. Он же распорядился никому об этих чудесах не рассказывать до тех пор, пока не свершится на нем милость Божия. Сам же непрестанно мысленно молил Бога, говоря: «Премилостивый Господи Исусе Христе сыне Божий, тебе ведомо все тайное, помилуй нас, рабов твоих, по великой твоей милости, Владыка, царь небесный!»

 

И повелел после этого благочестивый царь и великий князь приготовиться всем людям в полках, желая идти на штурм города. Отобрал он множество своих воинов и повелел им пешими идти на приступ к городу, а все свои полки расставил вокруг городских стен. В воскресный же день повелел он петь заутреню, воевод же всех распустил по полкам и приказал ограждать всех животворящим крестом и кропить святою водой. И повелел им быть готовыми и ждать своего царского прихода. Своему же царскому полку повелел стоять у своего стана, намереваясь сам ехать, как только окончится пение, отдав Божие Богу.

 

Когда же отслужили заутреню, повелел он сразу же начать литургию — священник уже стоял наготове. Когда же началась литургия, трепета и благоговения достойное зрелище представлял собою благочестивый царь, стоявший в церкви во всем вооружении, в сияющих, ничем не прикрытых доспехах. Сам же благочестивый царь прилежно взирал на образ Христа, Бога нашего, и на родившую его Богоматерь, и на угодника его великого Сергия, ибо стоял он перед его чудотворным образом, непрестанно в сердце своем повторяя молитвы и изливая из глаз реки слез. И так говорил он Господу.

 

Молитва: «О Владыка премилостивый Господь! Помилуй рабов своих! Ведь пришло уже время милости твоей — время послать рабам твоим мужество, чтобы одолели они врагов своих. Помилуй, милостивый, помилуй, человеколюбец, даруй помощь в борьбе с врагами, пошли милость свою свыше!»

 

Молитва: «И ты, о пречистая владычица Богородица, умоли рожденного тобою Христа, Бога нашего, чтобы не припомнил он мне грехи мои и беззакония, которые совершил я пред величием славы его, но помиловал бы меня великого ради твоего милосердия. Будь же, Владычица, помощницей мне и всему воинству нашему, а мы, надеющиеся на тебя, не посрамимся, но победим врагов своих твоими молитвами и молитвами всех святых и святителей русских, наших помощников и молитвенников».

 

Когда же на восходе солнца подошло время читать святое Евангелие и дьякон, заканчивая чтение, произнес последнюю строку из Евангелия: «И будет одно стадо и один пастырь», внезапно как будто загремел сильный гром и сильно задрожала земля. Благочестивый же царь и великий князь, выйдя немного из церковных дверей, увидел разрушенную подкопом городскую стену и страшное зрелище: от дыма, смешанного с землей, все покрылось тьмой, и на большую высоту взлетали многочисленные огромные бревна, поднимая вместе с собою на высоту нечестивых и многих убивая.

 

И тут внезапно взорвался и второй подкоп, и все воины, призывая на помощь Бога, устремились на нечестивых. Благочестивый же царь и великий князь, вернувшись в церковь на молитву, проливал обильные слезы, да одолеем до конца врагов своих. И вот приходит некто из царских приближенных и говорит ему: «Уже, государь, окончательно пришло время тебе ехать, ибо уже идет сильный бой в городе, и многие полки ожидают тебя, государя». Царь же отвечал ему: «Если дождемся мы окончания молитвы, то великую милость получим от Христа — мощное оружие молитвенное против врагов наших».

 

Когда же услышал царь и великий князь, что прибыл за ним второй гонец, вздохнул он из глубины души и, обливаясь слезами, проговорил: «Не оставь меня, Господи Боже мой, и не отступи от меня, приди мне на помощь!» И подошел он к образу великого чудотворца Сергия, и приложился к нему, и поцеловал его с любовью. И сказал: «Угодник Христов, помогай нам молитвами своими!» И причастился он святой водой, и вкусил доры, а также и Богородицына хлеба.

 

Когда же окончилась литургия, благочестивый царь вышел из церкви весь словно в сиянии, вооруженный молитвою. И обратившись к своим богомольцам, сказал он: «Благословите меня, а сами непрестанно молите Бога, чтобы вашими молитвами помог нам Бог одолеть врагов наших». И сев на царского своего коня, вооружился он животворящим крестом и сказал так: «Боже, услышь мой зов о помощи и подвигнись на помощь мне, Господи! Осуди, Господи, борющихся с нами и противящихся нам врагов наших, да уподобятся они пыли, противостоящей ветру! О предки наши и заступники русские Борис и Глеб, будьте нам в этот час заступниками и помощниками против врагов наших!»

 

Когда же увидели все воины, что приближается к ним государь, тотчас со всех сторон, словно на крыльях, взлетели они на городские стены. И заняли православные все стены, ибо помогал им Бог, и нещадно секли они нечестивых. И столько побили они нечестивых, что кровь их растеклась по оврагам. И с помощью всесильного Бога и по его милосердию начали православные одолевать нечестивых. И уже приближались православные к царскому дворцу, нещадно побивая нечестивых.

 

Нечестивые же все собрались на царском дворе и, видя свою окончательную гибель, говорили друг другу: «Бежим, бежим скорее от них, ведь сам Бог сражается вместе с ними, и много наших уже умерло». И начали они прыгать с городской стены, и многие бегом устремились к лесу.

 

 

И тотчас пришло известие к благочестивому царю и великому князю, что многие из горожан попрыгали с городских стен и пустились в бегство, но воеводы царя и великого князя, находившиеся на той стороне, многих нечестивых побили; часть же <казанцев> побежала на другую сторону. На тех царь и государь вскоре послал двух бояр со своими дворянами. И там они побили такое количество нечестивых, что мертвые лежали по всему огромному лугу от реки и до леса.

 

И благодаря великой милости Божьей и помощи всесильного Бога нашего Исуса Христа и молитвам пречистой владычицы нашей Богородицы и молитвам и помощи великого архистратига Михаила и всех святых, и всех русских чудотворцев и наших заступников и помощников молитвам, благочестивый наш царь и государь и великий князь со своим православным воинством одержал верх в битве с нечестивыми. И перебили православные всех нечестивых, и взяли в плен царя казанского Едигера Каса-Ахануловича, и захватили его знамена, и привели его к благочестивому царю нашему и великому князю, и взяли город Казань, и гнали, словно стада, толпы пленников. Все это мы видели своими глазами, так что не лживое это описание, но истинное.

 

Нечестивых же побили так много, что <горы> мертвых тел казанских татар, лежавшие возле стен внутри города, сравнялись с городскими стенами. И в городских воротах, и в самом городе лежали огромные кучи мертвых, и за городом — во рвах, в реке Казани и за Казанью рекою — везде было бесчисленное множество мертвых.

 

Благочестивый же царь и великий князь всей Руси Иван Васильевич, видя такое милосердие Божие к себе и ко всему своему христолюбивому воинству, воздев руки к Господу, приносил благодарственные молитвы, говоря так: «Слава тебе, всемилостивый Господи Исусе Христе, сыне Божий, даровавший нам победу над врагами нашими! Десница твоя, Господи, прославилась своей крепостью и сокрушила, Господи, правая твоя рука врагов наших. Чем воздадим мы тебе, Господи, за все то благое, что сделал ты для нас? Слава тебе, милосерднейший человеколюбец Господи, за то, что не презрел молений раба своего! Слава тебе, Господи, за то, что услышал ты тихие воздыхания сердца моего и слезы и исполнил прошения наши, и излил на нас великое милосердие свое, и всех врагов наших истребил до конца.

 

О премилостивая владычица Богородица, слава тебе, ибо твоими молитвами и заступничеством побеждены были враги наши. О всемилостивая госпожа владычица Богородица, умолила ты со всеми святыми и нашими заступниками — новыми русскими чудотворцами Господа нашего Исуса Христа с безначальным его Отцом и животворящим Духом, чтобы услышал Господь молитву твою и даровал нам победу над супостатами, и покорил нам под ноги врагов наших. И прославляется всем этим святое имя Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь».

 

И повелел благочестивый царь и великий князь, чтобы священный собор и весь причт церковный с честным крестом, содержащим кусочек животворящего древа, на котором распят был Господь наш Исус Христос, и со святыми чудотворными иконами пришли к месту, где стояло царское знамя, и приказал в честь победы петь молебные песнопения, воссылая благодарности всесильному Богу. И повелел он тогда же поставить животворящий крест и заложить церковь в честь Нерукотворного образа Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа на том месте, где стояло его знамя, ибо на знамени его царском был запечатлен нерукотворный образ Господа нашего Исуса Христа.

 

Внутри же города разгорелся такой сильный огонь, что только на третий день едва смогли его погасить. И приказал благочестивый царь очистить город от множества мертвых тел нечестивых. После этого повелел он протопопу своему, по имени Андрей, человеку добродетельному, собрать собор игуменов и священников и дьяконов и повелел им освятить церковь в честь Нерукотворного образа Господа нашего Исуса Христа. И освятили церковь в год 7061 месяца октября в 5 день, в среду. И была она всячески украшена, как тому подобает, честными иконами и божественными книгами, и святым пением.

 

А потом заложил он соборную церковь в самом городе Казани во имя пречистой Богородицы славного ее Благовещения и освятил ее в девятый, воскресный, день того же месяца. Приделы же к церкви пречистой Богородицы устроил с обеих сторон: с одной стороны <во имя> страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба, с другой — в честь муромских чудотворцев, и чудесным образом украсил их, как и подобало.

 

И город освятил благочестивый царь и государь наш великий князь Иван Васильевич, сам пройдя с животворящими крестами и со всеми иконами по городским стенам вместе с братом своим князем Владимиром Андреевичем и со священным собором, и с боярами своими, и со всем своим христолюбивым воинством. И обо всем благочестивый царь и государь хорошо и богоугодно распорядился. Повелел он и воеводам своим строить в городе церкви.

 

Город же взял благочестивый царь и государь в год 7061 -й (1552) месяца октября во второй день — день памяти священномучеников Киприана и Устинии, в воскресенье, в пятом часу дня.

 

Кто же, услышав о таком великом милосердии Божии, не удивится и не прославит Бога, ведь там, где были языческие капища, а точнее — бесовские жилища, ныне воссияли христианские церкви; там, где нечестивые бесовскими жертвоприношениями и кровью животных оскверняли землю и воздух, ныне о спасении христиан Богу жертва стала приноситься и непрестанные славословия и молитвы стали возноситься Богу; там, где были жилища нечестивых тех сарацин, ныне поселились и поселяются православные христиане. И все это свершилось по изволению Божьему и благодаря подвигу государя нашего благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича и брата его благоверного князя Владимира Андреевича, и всего его христолюбивого воинства.

 

Еще хочу вам поведать о православных воинах благочестивого государя нашего царя и великого князя Ивана Васильевича всей Руси самодержца: когда приближалось им, благочестивым воинам, время идти на брань, приготовляли они себя сначала духовно, чтобы предстать пред вечным и строгим небесным царем — Господом нашим Исусом Христом и ответ дать о прегрешениях своих, поэтому приходили они ко святым церквам и исповедовались с искренним покаянием перед духовными отцами и причащались страшным и трепетным и ужасным тайнам — пречистому телу и крови Господа нашего Исуса Христа, и такую получали они нетленную надежду и непобедимое оружие против супостатов, и настолько презирали смерть, что не только не боялись ее, но радовались несказанною радостью о том, что могут пострадать за православную веру и за своего православного царя и государя.

 

И так говорили некоторые из них, укрепляя <духом> друг друга: «Если теперь не умрем, все равно умрем когда-нибудь, если же умрем теперь, то получим от Господа нетленное и вечное царство; если будем мужественно и храбро сражатъся и останемся живы, то получим от Господа великую милость, а от нашего земного царя — великую честь и славу, и даст нам благочестивый государь все, чего нам недостает, и будет слава о нас переходить из рода в род».

 

О блаженные и трижды блаженные воины православные! Укрепившись такою надеждою перед сражением, долго бились они с нечестивыми и одни из них умирали в бою с безбожными, другие при последнем вздохе хотели облечься в иноческий образ и получили исполнение своего желания, украсившись ангельским образом, и с большой надеждой и радостью отошли к Господу; некоторые же, имея многие раны на теле своем, возвращались к своему государю и царю, являя собой пример мужества и храбрости.

 

Мы же закончим повесть эту и к предыдущему возвратимся, и прославим Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа, и скажем так: «Слава тебе, Господи, за то, что даровал нам такого благочестивого царя и государя и великого князя Ивана Васильевича! Слава тебе, Господи, укрепивший раба своего, государя нашего, против врагов! Слава тебе, Господи, покоривший врагов под ноги государю нашему, православному царю, теперь и в будущие годы!

 

О премилостивый Господи Исусе Христе, сыне Божий, за молитвы пречистой твоей матери и молитвы всех святых, и молитвы великого чудотворца Сергия и Никона помилуй и сохрани своею благодатию государя нашего, православного царя и великого князя Ивана Васильевича всей Руси самодержца с благочестивой его царицей Анастасией и с сыном его, царевичем Дмитрием, и с братьями его, и со всем христолюбивым воинством! И даруй ему, всемилостивый Господи, душевное спасение и телесное здравие, и победу над врагами, да будет он по твоей милости страшен врагам своим, ибо ты есть истинный Бог наш Исус Христос, сын Божий, дающий власть, кому пожелаешь. И воссылаем тебе славу с безначальным Отцом и с пресвятым и животворящим Духом ныне и во все будущие века! Аминь».

 

Взято Казанское царство в год 7061 (1552) октября в 5 день.


Оригинальный текст

СКАЗАНИЕ О ВЕЛИЦЕЙ МИЛОСТИ БОЖИИ, ЕЖЕ ВСЕМИЛОСТИВЫЙ БОГЪ СОТВОРИ НА РАБѢ СВОЕМЪ БЛАГОЧЕСТИВОМЪ ЦАРѢ И ВЕЛИКОМЪ КНЯЗЕ ИВАНЕ ВАСИЛЬЕВИЧЕ, КАКО СРАЧИНЪ ПОБЕДИ И КАЗАНЬ ВЗЯ

 

Приидѣте, отцы и братия, и услышите духовную повесть, еже сотвори всемилостивый Богъ, и помилова раба своего — благочестиваго и благороднаго царя и государя великого князя Ивана Васильевича всеа Русии, самодержца всея Руския земля. И прежде всѣх васъ молю, духовныи отцы и братия, да молите премилостиваго Бога, да дастъ ми разум Богъ на отверзение устом моим, да молитвами пречистыя Богородица и всѣх святых, и всѣхъ руских чюдотворцов, и великого чюдотворца нашего и помощника, и заступника преподобнаго игумена Сергия и ученика его преподобнаго Никона чюдотворца, да и вашими — духовных отецъ и братия молитвами се уже начинаем писати.

 

Пишет бо в Божественном Писании, яко тайну цареву добро есть хранити, а дѣла Божия преславно есть проповѣдати; аще кто тайны царевы не хранитъ, от земного царя смертию осужаетца, аще же дѣл Божиих и великия его милости не проповѣдуемъ, не токмо беду души своей наносимъ, но и вѣчным мукам себе предаем, се душевная беда еже вѣчно мучитися. Аз же, окаянный, сея душевныя бѣды убоявся и написал сию милость Божию, еже сотвори Богъ на православном государи нашем и на всѣхъ православных крестиянех, понеже азъ, грешный, таковых чюдес Божиих ово слышати сподобихся от самого самодержца и благочестиваго царя нашего, ово же и своима очима видѣхъ.

 

НАЧАЛО СВИЯСКОМУ ДѢЛУ

 

В лѣто 7059. Великий въ благочестии и великий в державныхъ, Богом почтенный царь и государь и великий князь Божиею милостию Иванъ Васильевичь всеа Русии самодержецъ видѣвъ убо христианство пленено и многи крови християнския проливаемы, и многим церквам святым запустѣние. От кого убо сия бысть нестерпимыя бѣды? Глаголю же, яко сия бысть злая вся от безбожных казанскихъ срацын.

 

Не стерпѣ убо она благочестивая и Богомъ возлюбленная благочестиваго нашего царя душа в сицевых бедах християнству быти, и глаголетъ к себѣ сицевая: «Всемилостивый убо Богъ молитвами пречистыя матери его и всѣх святых и наших руских чюдотворцовъ молитвами устроил мя земли сей православной и всѣмъ людем своим царя, и пастыря, и вожа, и правителя, еже правити ми люди его въ православии непоколебимым быти и еже пасти ми ихъ от всѣхъ золъ, находящих на ны, и всякия нужи их исполняти; а еже от Бога царь азъ имъ бысть, онѣм убо имѣти страх мой на себѣ и во всѣмъ послушливом быти, и страх и трепетъ имѣти имъ на сѣбе, яко от Бога ми власть над ними и царьство приимшу, а не от человѣкъ».

 

Сия убо нашъ царь и государь и великий князь глаголетъ. Воистинну есть пастырь добрый, душу свою полагаетъ за овца! Въспрос: «От кого убо навыклъ еси, благочестивый царю и государю великий княже Иванне? Хощемъ убо мы, нищии твои, разумѣти твоих царьских словес, яко тако хощеши». Отвѣтъ: «Разумѣйте убо моихъ словес силу, азъ убо вижу пленены, мечемъ иссѣцаемы християнѣ. Аще азъ своим воинствомъ за них не подвигнуся пострадати, како нарекуся пстырь добрый, иже душу свою полагаетъ за овца? Который ли отвѣтъ дамъ пастырем начальнику — Исусу Христу, Богу моему, яко той положи душу свою за словесныя овца? Се убо разумѣйте вси, яко возлагаю упование мое на вседержителя Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, и на пречистую Богородицу, и рать всѣх святых, и рать воинства составляю, и на нечестивых ополчаюся».

 

Посылает убо благочестивый царь и государь и великий князь Иванъ Васильевич, всеа Русии самодержецъ, царя Шигалѣя Шиговлѣяровича и воевод к Казани: болярина и воеводу князя Юрья Михайловича Булгакова да болярина и воеводу князя Семена Ивановича Микулинского, да болярина и дворетцкого московского Данила Романовича и иных многихъ воевод и с ними многихъ людей. И повелѣ царь и государь в полцех быти воеводам: в большом полку был князь Юрьи Михайлович Булгаковъ, да Данило Романович, да в передовом полку князь Петръ Андрѣевич Булгаковъ, да Иван Федорович Карповъ, в правой рукѣ Иванъ Петрович да князь Давыдъ Палетцкой; в лѣвой рукѣ Григорей Морозов да князь Ондрѣй Васильевич Ногаев; в сторожевом полку Иванъ Ивановичь Хабаров да Долмат Федорович Карповъ. И повелѣ имъ на Свияге рецѣ город поставити.

 

Онем же пришедшимъ к Казани, и по Волзе, и до Камы, и в Каме на многие версты вси пути у казанцев отъяша и Божиею помощию город на Свияге поставиша и в нем церковь во имя пречистые Богородицы славнаго ея Рожества, и церковъ великого чюдотворца Сергия. И видѣвше нечестивии, яко таково утеснение николи им бываше никогда же, и начаша многие приѣзжати к воеводамъ и бити челом, чтоб царь и государь князь великий ихъ пожаловалъ — далъ им царя Шигалѣя и велѣл бы им себѣ служити; воеводы же ихъ послаша к Москве государю бити челом. Царь же государь и великий князь Иван Васильевичь слышал от нечестивых сия и царя им дав Шигалилѣя, и многими ихъ своими царьскими жаловании издоволи.

 

Слышав же в Казани крымские князи Кощак с товарыщи, яко казанцы здаютца царю и государю великому князю, и в той час побѣгоша ис Казани в Крым. На рецѣ же на Каме немногие люди московские ихъ побиша и Кощака с товарыщи изымав, к Москве привели. Воеводы же по государеву слову царя Шигалѣя на Казани посадиша, и казанского царя Аташа съ материю его со царицею Суюнбекѣ съимъ ис Казани взяли и къ государю к Москве послаша.

 

И не по мнозе времени казанцы восхотѣша царя Шигалѣя убити. Он же, увѣдав мысль их, и многих казанских князей поби, и сам ис Казани и со царицею выѣхал на Свиягу в новой городокъ. Казанцы же от таковых вельми ужасошася, яко царь Шигалѣй многихъ людей у них побил, а иных многихъ с собою вывел. И послаша о том бити челом ко благочестивому царю и государю нашему, чтоб государь их пожаловал: дал имъ в Казань своих бояр и правителей, кому их здержати и управляти. Благочестивый же государь нашъ царь и великий князь Иванъ Васильевич всея Русии, презрѣвъ их многие изъмѣны и неправды, преклонился на милость, посла к им бояр своих и воевод в Казань на содержание земли Казанския: князя Симеона Ивановича Микулинского да Ивана Васильевича Шереметева, да с ними Алексѣя Федоровича Адашева. Они же при-идоша къ Казани.

 

Казанцы же сретоша их лестию и совещаша съ государя нашего воеводами, чтоб напередь коши своя послали в город, а сами после вьѣхали в город. Егда же коши пустили во град и детей боярских многих и людей боярских, и тако затвориша град и боляр во град не пустиша; а которых во граде затвориша, тѣх всѣх побиша, а коши вся пограбиша. Воеводы же государя нашего возвратишася от Казани в новой городокъ на Свиягу оболщени и бесчестни. И скоро послаша къ государю царю и великому князю сказати зловѣрных казанцовъ злу неправду и лесть.

 

Казанцы же взяша себѣ в Казань царя Едигеря из Нагай и посадиша на царство в Казани.

 

Царь же и великий князь, слышав таковую нечестивых агарян измѣну, вельми опечалися, но на Бога всю надежду свою возложи и на пречистую его Богоматерь, и на великих чюдотворцовъ, и нача мыслити, поговоря с своею братьею — со княземъ Юрьем Васильевичем и со князем Владимером Андрѣевичем и з боляры, и с воеводами, чтоб послати ему воеводъ своих и многих людей х Казани перед собою, а самому бы итти за ними же къ Казани, хотя отомстити кровь християнскую. И, задумавъ сице, нача творити.

 

НАЧАЛО КАЗАНСКОМУ И КРЫМСКОМУ ДѢЛУ

 

В лѣто 7060-го благочестивый царь и великий князь Владимерский и Московский и Новгородцкий и всеа Русии самодержецъ Божиею милостию Иванъ Васильевичь послал своих воевод хъ Казани: болярина своего князя Олександра Борисовича Горъбатого, да болярина своего князя Петра Ивановича Шуйского, да дворетцкого Московского и болярина Данила Романовича и инѣх многих воевод, а сам после стал помышляти х Казани.

 

Тоя же весны прииде вѣсть ис поля, что царь крымской идетъ на Рускую землю со многими людьми, и многие люди турского солтана с ними, и наряду с ними турского — пушки и пищали, и янычанѣ. И благочестивый царь и великий князь нача многими печальми уязвлятися и скорбѣти, что многихъ воевод и многих людей отпустил под Казань. И нача мыслити з братом своим со князем Владимером Ондрѣевичем и з боляры и воеводами, и сказа имъ свою мысль: «Из, дѣ, и хотѣх итти на казанского царя за их великую измѣну и кровъ християнскую и хотѣл есми пострадати и до крови, а ныне, де, идетъ на нас нашъ недругъ крымской царь и хочетъ, безбожный, разорити православную вѣру. И яз хощу итти на Коломну против недруга своего и хощу сам пострадати за православную вѣру и за святыя церкви».

 

И слышав от благочестиваго царя и великого князя Ивана Васильевича таковыя его царския рѣчи и видѣвше таковое его хотѣние и ревность, еже желаше тако страдати о православии, и вси прославиша Бога и пречистую его матерь и великихъ чюдотворцовъ рускихъ, о еже от Бога дарование ревность и мысли благочестивому царю и великому князю, яко же кроткому Давиду на безбожнаго Голияда. И глаголетъ ему князь Володимер Андрѣевичь и вси боляре и воеводы: «Мы есмы вси должни и готовы за провославную вѣру и за святыя церкви и за тобя, государя, кровъ свою пролияти и главы своя положити».

 

И здумавъ благочестивый царь и великий князь и потомъ во обитель великую к живоначальной Троицы и великого чюдотворца Сергия поѣде. И приѣде во обитель и вниде в святую церковь, и ко образу святому живоначальней Троицы, юже сам онъ благочестивый царь украсилъ златом и бисеромъ и камением многоценным, припадаетъ и слезы многие изливаетъ, таковая глаголетъ.

 

Молитва: «О премилостивый Создателю нашъ, услыши молитву и моление грѣшнаго раба своего и не помяни грѣховъ моих, еже во юности согрѣших и в совершенне возрасте моем пред тобою азъ согрѣших. И к тебѣ прибѣгаю, Творцу и Господу моему. Виждь, Владыко, воздыхание и слезы раба твоего и прости грехи моя и приими покаяние мое, яко же Давида, Иезекѣиля и Манасия, и разбойника, и ниневгитянъ. Помилуй мя по велицей твоей милости и даждь ми, Господи, одолѣние на сопротивныя враги наша, да не рекуть беззаконнии: “Гдѣ есть Богъ ихъ?”, и да разумѣютъ, яко ты еси един Богъ нашъ и Господь Исусъ Христосъ, в славу Богу и Отцу и Святому Духу. Аминь. И развѣ тебѣ иного не знаем и твоею милостию побеждаемъ враги наша».

 

Прииде к чюдотворным мощем и великаго и дивнаго чюдотворца Сергия и преклоняетъ главу свою ко святым мощем преподобнаго отца. И едва от многихъ слезъ возможе проглаголати. И моление приноситъ к дивному отцу, сицевая глаголя.

 

Молитва: «О преподобне и угодниче Христовъ, великий Сергие! Котораго от святых в Рустей земли тако Богъ прослави, яко же тебе! Ты пренепорочную владычицу Богородицу, со апостолы к тебѣ пришедшу, видѣ и таковая от нея неизглаголанныя радостныя глаголы слышавъ! И избранника тя своего нарече и посѣщения ради к тебѣ прииде, и прошения твоя еже о обители и о ученицех тебе молящуся услыша. И таковая к тебѣ обещания владычица Богородица изрече, еже неотступне ей быти ото обители твоея и до кончания вѣку, и вся изобильного потребная подающи, и учеником твоим ходатаица молебница къ сыну своему Христу Богу нашему обѣщевается. Ты прадѣда нашего великого князя Дмитрия молитвою своею вооружи на безбожнаго Момая и безо всякого сомнѣния дерзати ему повелѣ. И пророческий дар от Бога восприял еси, и сказав ему, яко: “Враги своя победиши и во своя с великими побѣдами и похвалами возвратишися”. Якоже того, тако и нас вооружи и огради своими молитвами на супротивныя враги наша.

 

И якоже услыша Богъ отца моего молящася твоих ради молитвъ, еже породити ему наслѣдника царству его, и дарова ему мене, еже быти ми наслѣднику царству его. И принесе мя отецъ мой и мати во святую сию церковь и породиста мя вторым нетлѣния порождением — водою и духомъ во имя Отца и Сына и Святаго Духа. И отецъ мой и мати моя по святом крещении принесоста мя ко святѣй рацѣ твоей и на святыя мощи твоя положиша мя, таковая глаголющи: “Се обѣщание наше отдаем Богу и пречистей его владычице Богородице и тебѣ, святче Божий и угодниче Христовъ. И ныне великий угодниче Христовъ Сергие, буди нашему чаду помощникъ и молитвеник ко Господу Богу и пречистей Богородицы”.

 

Тѣм ныне и азъ, преданный тебѣ родителема моима, никакоже отступлю от твоея помощи: ты ми буди помощникъ, ты ми буди молитвеникъ ко Христу, Богу моему и ко пречистѣй Богородицы, матери его. И якоже прадѣды наши и отцы надѣяшася на милость Божию и на пречистую Богородицу, и на ваша молитвы и побѣждали враги своя, такоже и азъ, надѣяся на всесильнаго и всемилостиваго Бога и на рождьшую его пречистую Богородицу, и на молитвы ваша, рускихъ чюдотворцов, и дерзаю противу врагов своих. О угодниче Христов великий Сергие преподобне, способствуй мнѣ и всему христолюбивому воинству моему на супротивныя!»

 

И такова моления совершивъ и от настоятеля обители благословяетца, и от всего священническаго и иноческаго собора благословение приемлетъ и всему христолюбивому своему воинству. И братию учредивъ, и милостыню довольну дав, исъходитъ от обителех и приходитъ во свой царьствующий град Москву.

 

И не по мнозех днех благочестивый царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии самодержецъ поиде противу оного зловѣрного царя крымского, И приходитъ с своими братиями и боляры, и воеводами, и со многимъ своимъ христолюбивым воинством во святую великую соборную церковъ пречистыя Богородица славнаго ея Успения и преклоняетъ колѣни и главу к земли пред пречистымъ образом Господа нашего Исуса Христа со многими слезами и воздыхании сердечными, сицевая глаголя.

 

Молитва: «О, владыко премилостивый, Господи Исусе Христе! Услыши молитву и слезы раба своего и посли милость свою свыше и дай помощь и укрѣпление на враги наша воинству православному и мене, раба своего, огради милостию своею свыше. И якоже послал еси возлюбленнаго своего архистратига Михаила, небесных силъ воеводу, вѣрному своему Аврааму на Ходологомора царя содомского, имѣюще с собою триста тысящъ, Авраам же треми сты и осмиюдесят своих домочадец, и твоею, Господи, силою и помощию великого архистратига Михаила сих побѣди; и якоже Исусу Наввину того же помощника послал еси архистратига Михаила: егда же и обступиша град Иерихон, в немже бяше семъ царей хананѣйских и повелѣнием твоим, вседержителя Бога, от архистратига Михаила стѣны градныя до основания сами ся падоша, Исус Наввин царей и всѣх людей во Иѣрихоне граде изсѣче; такоже пособникъ бысть и Гедеону на мадияны той же архистратиг Михаил, ихже бѣяша числом тысяща тысящъ, Гедеон же с треми сты своих вои онѣх побѣди, имѣя с собою в нощи фонари со свѣщами, и мадиямы сами между собою изсѣкошася смятением арханьгеловым; такожде и при благочестивом цари Иезекѣи и обстояше Иеросалим градъ Сенанахирим царь Асирский с вои своими и укаряше Бога Израилева, и помолися Иезекѣя Богу, и Божиим повелѣнием той же архистратиг Михаил во едину нощъ уби от полку асирска сто и восмъдесятъ и пять тысящ, — тако и ныне, всемилостивый Господи Исусе Христе сыне Божий, прослави имя свое на мнѣ, на рабѣ своем, и посли на помощъ нам возлюбленнаго своего архистратига Михаила, и разумѣютъ вси врази наши, яко и мы, вѣрнии раби твои, на тя надѣющеся, побѣждаем враги наша».

 

Такоже и приходитъ ко пречистыя Богородица образу, еже Лука евангелистъ написа, и припадаетъ къ земли со многими слезами.

 

Молитва пресвятей Богородицы: «Ты, о, владычице, пречистая Богородица, мати сладкаго ми Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа, подвигнися на молитву к рождьшемуся из тебе царю небесному с небесными силами и со пророки, и апостоли, и съ мученики, и со святители, и с преподобными, и с нашими помощники и заступники рускими святители с новыми чюдотворцы: с великим святителем Петромъ и Олексѣемъ, и Ионою, и Леонтием, и со угодникомъ твоим великим чюдотворцомъ преподобнымъ Сергиемъ, и Никоном, и с Кирилом, и Димитрием, и со всѣми рускими чюдотворцы, и со всѣми святыми! И умоли, Владычице, Господа нашего Исуса Христа, да подастъ нам побѣду и помощь на супротивныя враги наша и одолѣние, да разумѣют вси врази наши, яко мы не своим храбрством и силами побеждаем врагов своихъ, но побеждаемъ помощию всесильнаго Бога — Отца и Сына и Святаго Духа и твоими еже ко Господу молитвами и заступлением: се наша християнская побѣда и храборство еже уповати на всесильного Бога и на тебе, Владычице, крѣпкую помощницу християнскому роду». И таковая изрекъ со многими слезами.

 

И приходитъ к великому и дивному рускому заступнику и чюдотворцу Петру и, припадая к честнѣй его рацѣ, таковая глаголя.

 

Молитва: «О святче Божий и угодниче Христов! Не премолчи, вопия о нас ко Господу, да твоими молитвами смирит Господь безбожнаго сего варвара, хвалящагося разорити достояние твое. Помяни, святителю Христов Петре, како еси оградил и укрепил молитвами своими прадѣда нашего на сопротивнаго и безбожнаго Мамая, — таковая и нам ныне даруй еже ко Господу твоими молитвами». И таковая изрекъ со многими слезами и воздыхании сердечными.

 

И по сем приходит ко святѣйшему и смиренному отцу своему Макарию митрополиту всеа Русии и ко священному его собору — архиепископом и епископом, и всему церковному причту и проситъ благословѣния и молитвы себѣ и всему своему христолюбивому воинству. Святейший же вселенский отецъ пресвященный Макарей митрополитъ всея Русии со архиепископы и епископы, и со всѣм священным собором благословляют и молитвуют прилѣжно, и сице со слезами вопиют благочестивому царю: «О пресвѣтлый и великий царю! О пречестная и благоразсудная главо! О предобрый пастырю! Полагай душу свою за овца словесныя, ихже дарова тебѣ всемилостивый Богь. Ты убо, о царю благочестивый, теплейшую ревность имаши по Бозѣ и дерзаеши за благочестие пострадати, всемогущий же Богъ молитвами пречистыя его матери и великих чюдотворцов да дастъ ти помощъ и одолѣние на сопостаты и всему твоему христолюбивому воинству».

 

И благословляетъ его крестом животворящим, рекъ сице: «Буди на тебѣ, на нашемъ государи, милость Божия и пречистые его матере, и великих чюдотворцов Петра, Олексѣя и Ионы, и Леонтия, и преподобных отецъ нашихъ Сергия и Варлама, Кирила и Никона, и всѣхъ святых, и нашего смирения, и всего священного собора молитва и благословение, и чтобы даровалъ Богъ тебѣ, государю нашему, желаемая получити и на свой престолъ всего руского царьствия здраво и радостно с побѣдою и одолѣнием возвратитися, и многолѣтну быти и со своею царицею великою княгинею Анастасиею и с своею братьею, и з боляры, и со всѣм твоим христолюбивым воинством, и со всѣми православными християны. А мы, твои смиреннии богомольцы, вси соборне и особь по кѣлиям должни беспрестани Бога молити и пречистую его Богоматерь, и всѣх святых твоих. Аминь».

 

И тако благословляется от всѣх и с таким благословением и молитвою исходит из соборныя церкви и приходит во свои царьские полаты к супружницы своей и къ благочестивой царицы и великой княгине Анастасии и таковая глаголет к ней: «Аз, жено, надѣясь на Вседержителя и премилостиваго и всещедраго, и человѣколюбиваго Бога, дерзаю и хощу итти противу нечестивых варваръ, и хощу страдати за православную вѣру и за святыя церкви не токмо до крове, но и до послѣднего издыхания: сладко бо умрети за православие, нѣсть се смерть еже пострадати за Христа, но се есть живот вѣчный. Сие страдание прияша мученицы и апостоли, и прежнии благочестивии цари и сродницы наши и за то от Бога прияша не токмо земное царство и славу, и храборство на сопротивныя и страшнии врагом своим быша, и многолѣтне и славне на земли пожиша. И что много глаголю о тлѣнном семъ и вскорѣ минувшем царствии и славе земной, но дарова им Богъ за их благочестие и за страдание, еже страдаша за православие, по отшествии же от прелестнаго сего мира в земных мѣсто небесная, и в тлѣнных — нетлѣнная и бесконечную радость и веселие еже у Господа своего быти и со ангелы предстояти, и со всѣми праведными веселитися, еже глаголетъ Божественое писание: ни око не видѣ, ни ухо не слыша, ни на сердце человѣку не взыде, яже уготова Богъ любящим его и святыя заповѣди его хранящим.

 

Тебѣ же, жено, повелѣваю никакоже о моем отшествии скорбѣти, но пребывати повѣлеваю в постѣ и в подвизех духовных, и часто приходити ко святым церквам, и многие молитвы творити за мя и за ся, и многую милостыню ко убогим творити, и многих бѣдных и в наших царских опалах разрешати повелевай, и в темницах заключимыя испущати повелѣвай, да сугубу мзду от Господа приимемъ: аз за храборство, а ты — за сия благая дѣла».

 

И сия слышавъ благочестивая царица от государя своего благочестиваго царя о отшествии его, уязвися нестерпимою скорбию и не може от великия печали стояти, аще не бы благочестивый царь свою супружницу своима рукама удержалъ, хотяше бо пасти на землю. И на много час безгласна бывши, и плакася горко, и едва возможь от великих слезъ удержатися и проглаголати государю благочестивому царю и великому князю Ивану: «Ты убо, благочестивый царь и государь мой, заповеди храниши Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, еже ты хотящу душу свою положити за православную вѣру и за православныя християне, аз же како стерплю отшествие своего государя или кто ми утолитъ горкую сию печаль, или кто ми принесетъ и возвѣстит от Бога милость велию на благочестивом моем государи, яко благочестивый царь и всея Русии самодержец от Вседержителя и всемилостиваго Бога милость получи и со всѣм своим христолюбивым воинствомъ брався с нечестивыми и одолѣ, и на свое царство здравъ возвратися?»

 

Молитва: «О всемилостивый Боже! Услыши слезы и рыдание рабы своея, даруй ми сие услышати государя своего здрава и о милости твоей хвалящагося, и о милости же радующеся видѣти. Не помяни, Владыко, многих грѣховъ наших, но сотвори с нами милость свою по велицей милости твоей и по многим щедротамъ твоим.

 

И ты, о премилостивая и прещедрая и крѣпкая помощница роду християнскому, царица и владычица и мати небеснаго царя и Господа, пречистая Богородице, услыши молитву рабы своея, подвигнися на молитву ко ис тебѣ рождьшемуся Христу, Богу нашему, да подастъ побѣды на сопостаты государю моему и его здрава возвратит, и мнѣ его, Госпоже, видѣти сподоби, о милости твоей хвалящася, яко твоимъ, Владычице, заступлением и молитвами одолѣетъ враги своя!»

 

Благочестивый же царь свою царицу утѣшивъ словесы и наказанием и целование давъ, и исходитъ от нея, и поиде на Коломну, а с ним братъ его князь Владимеръ Андрѣевич, и боляре, и воеводы, и люди многие. И прииде на Коломну, и вниде в церковь пречистыя Богородица славнаго ея Успения, и повелѣ молебны пѣти владыце Феодосию и всему собору. Сам же благочестивый царь и великий князь приходитъ ко образу пречистыя Богородицы, иже на Дону была с православным великим князем Дмитреем Ивановичем, и тако припадаетъ и молит милосердаго Господа нашего Исуса Христа и рожшую его Богоматерь со многими слезами и воздыхании сердечными о пособлении и побѣде на сопротивныя агаряны. И довольне помолився, и благословение взяв от епископа Феодосия и от священнаго собора, и исходитъ из церкве.

 

И нача уряжати полки своя, и прииде к нему вѣсть ис поля, яко безбожный царь крымский идетъ со многими силами и уже ко украине приближается. И поиде благочестивый царь и великий князь с Коломны к велицей рецѣ Окѣ и хотяше возитися за Оку и тамо встрѣтити и битися з безъбожными агаряны. И посла в Касимов городокъ по царя по Шигалѣя и повелѣ вскоре ему к себѣ быти, повѣдая, яко царь крымской идет со многими людми. И прииде в той час Шигалѣй къ царю государю и великому князю.

 

Царь же и великий князь нача повѣдати скорбъ свою и всего православнаго християнства, что недруг его крымской царь идетъ со многими людми и с великим нарядом: «А яз, де, многихъ своих воевод и людей послал к Казани и о сем ми велика печаль належитъ, но уповаю на всемогущаго Бога и хощу противу недруга своего итти. Ты же, братъ нашъ, пойди с нами и постражи по православном християнствѣ». Царь же Шигалѣй нача утѣшати государя нашего царя и великого князя многими словесы. И возрѣвъ на христолюбивое воинство благочестиваго царя и видѣв множество безчислено людей, и удивися.

 

И глаголетъ царю и великому князю: «Аз убо у отца твоего у благочестиваго великого же князя Василия, а у своего государя воспитан и во многих ратехъ есми со отца твоего силами и людми бых и николиже есми видал толиких людей множество, якоже нынѣ вижу твою царскую силу. Но дерзай, государю, з Божиею помощию, а мы, холопи твои, готови за тобя, государя, головы свои полагати».

 

И прииде вѣсть къ царю государю великому князю, яко: «Царь крымской увѣдалъ тобя, государя царя и великого князя на Коломнѣ со многими людми и велми убоявся, и страх нападе нань, и вострепета, и восхотѣ вскорѣ возвратитися во Орду». Но рекоша ему князи и уланы: «Аще восхощеши срам свой покрыти, еже быти не бездѣлну во Орду свою приити, есть град великого князя Тула, а стоит у поля близко, а ныне еси к немуже приближился, и мы тобѣ совѣтуемъ на той град итти и аще свѣдаетъ князь великий, и тебѣ мочно у него уйти и со всѣми своими людми, понеже от Коломны Тула далече разстояние имѣетъ и мѣста лѣсны и тѣсны и многими людми никако же мочно ускорити».

 

И возлюбе безбожный совѣтъ их и отпущаетъ к Тулѣ перед собя многие люди и наряд в лѣто 7063-го июня 21 день. И приидоша на тульские мѣста многие безбожные агаряне во вторникъ и град облегли, а иные многие зловѣрные в разгону пошли. А на завтреѣ, июня 22 день, в среду, и царь крымской прииде к Тулѣ и повелѣ ко граду приступати многим людемъ. И начаша изо многих пушекъ бити и ис пищалей, и многими огнеными стрелами и пушками. И начаша на град стреляти турского салтана янычанѣ, и во многих мѣстех во граде посад загорѣся.

 

Во граде же тогда бѣ царя и великого князя воевода князь Григорей Иванович Темкинъ и немногие люди с ним, понеже безвѣстно пришли безбожнии срацыны. И начаша во граде православнии християне с воплем великим и со слезами молити всемилостиваго Бога и пречистую Богородицу, християнскую заступницу, и великих чюдотворцов о помощи на поганых и о избавлении града. И помощию всесильного Бога угасиша во граде огнь и толико с нечестивыми бишася, яко и от града отбиша, и граду нечестивии ничтоже зла сотвориша.

 

И слышав благочестивый царь и великий князь сия, яко нечестивый царь убояся и не поиде противу его и поиде к Тулѣ, и в той часъ благочестивый царь и великий князь посла к Тулѣ болярина своего и воеводу князя Петра Михайловича Щенятева и иных многих воеводъ и повелѣ им вельми ускорити к Тулѣ, а сам поиде къ Кошире граду и тамо хотяше реку возитися и к Тулѣ итти.

 

Воеводы же великого князя вборзѣ ускориша к Тулѣ. И еще им недошедшим града, и возвестиша им, яко многия люди крымския идут из загонов и многъ полон ведутъ. Они же вскорѣ их постигоша и помощию Божиею и молитвами пречистыя Богородица, християнския заступница, и великих чюдотворцов руских многих безбожных агарян побиша, и многие языки изымаша, и весь той полон православное християнство отполониша.

 

И прииде вскоре вѣсть к безбожному царю, яко многия воеводы московские приидоша и с ними многие люди. И из града православнии узрѣша вдали во многих поляхъ необычныя и великия пыли, от земля восходяща, и людей многих з градныя стены узрѣша, и разумѣша, яко православнаго царя нашего воеводы со многими людми идут.

 

И возопиша во градѣ велиим гласом: «Боже милостивый, помози нам, яко православнии наши приближаются!» И устремишася, и изыдоша из града не токмо воеводы и многие люди, но и жены и малые дѣти, и многих противних под градом убиша, и много наряду и зелие, и пушки, на разорение граду привезенныя, взяша.

 

И в той час нечестивый царь в полѣ с срамом побѣже, зане близ бѣ поля, и толико скоро побѣже, яко царя и великого князя воеводы не могоша постигнути. Погании же они срацины многия телѣги и вельбуды своя пометаша, а безбожный царь от града побѣже июня 23 день.

 

Воеводы же благочестиваго царя и великого князя того дни к Тулѣ пришли июня въ 23 день, а царь до них пошел за 3 часа. И вси православнии християне людие прославиша всемилостиваго Бога, яко такову побѣду дарова Богь над погаными. И в той часъ послаша вѣстьника ко государю и многие языки. И прииде вѣстникъ ко царю и великому князю и сказа, яко поганых многих побиша и многи языки приведоша, и мног полон отполониша, а нечестивый царь скоро побѣже тою же дорогою.

 

И слышав благочестивый царь и великий князь и видѣх онѣх многихъ срацын приведеныхъ, и прослави всесильного Бога, яко таковую побѣду дарова ему Богь молитвами пречистыя Богородица и великихъ чюдотворцовъ руских. И повелѣ языков пытати. И сказаша языки, яко того ради царь поиде на Руское царство, сказали ему в Крыму царя и великого князя со всѣми силами его в Казани.

 

И поиде же благочестивый царь на Коломну, и прииде в соборную церковь пречистые Богородицы, и многие молитвы и благодарения воздая Богу и пречистой Богородицы о побѣде на поганыя. И вскорѣ здумав з братом своим со князем Владимером Ондрѣевичем и со царем Шигалѣем и з боляры и поиде к Казани. И прииде в Муром месяца июля.

 

И собрався со всѣм своим воинством, и посылаетъ царя Шигалѣя водою в судѣх, а с ним отпустил воеводу своего князя Петра Андрѣевича Булгакова и с ним послал многих людей. Сам же благочестивый царь и великий князь Иванъ Васильевичь поиде из Мурома полемъ, а князя Владимера Ондрѣевича с собою взял. И иде полем до нова города Свияжского. И не доходя нова города Свияжского встрѣтили его воеводы князь Олександръ Борисович Горбатой да князь Петръ Иванович Шуйской да Данило Романович и иные многия воеводы и многия люди с ними. И многия люди горние черемисы встрѣтили государя и били челом о своей измѣне, государь же их пожаловал.

 

Прииде же благочестивый царь и государь и великий князь в новой городъ на Свиягу и з братом своим со князем Владимером Андрѣевичем и со всѣм воинствомъ месяца августа. И вниде в церковъ причистыя Богородицы, и молитвы и благодарения возсылая къ Богу, такоже и причистей его Богоматери, християнской заступницы на поганыя. Такоже и в церкви преподобнаго чюдотворца Сергия помолився прилѣжно и изыде.

 

ПОВЕСТЬ КАКО БЛАГОЧЕСТИВЫЙ ЦАРЬ И ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИВАНЪ ВАСИЛЬЕВИЧ ВСЕА РУСИИ САМОДЕРЖЕЦЪ МИЛОСТИЮ ВСЕСИЛЬНАГО БОГА И ПОМОЩИЮ И МОЛИТВАМИ ПРЕЧИСТЫЯ БОГОРОДИЦА, ВОЕВОДЕ И ЗАСТУПНИЦЕ ХРИСТИЯНОМ, И ВЕЛИКИХ ЧЮДОТВОРЦОВЪ ВРАГОМ СВОИМ ОДОЛѢ И ГРАД КАЗАНЬ ВЗЯЛЪ

 

Благочестивый же царь и великий князь Иванъ Васильевич всеа Русии самодержецъ сниде из нова города Свияжского и поиде къ Казани со всѣм своим христолюбивым воинствомъ. И нача возитися великую реку Волгу, ста на Цареве лугу и повелѣ наряд из судов имати и мосты мостити, и туры плести. В то же время ис Казани къ государю приѣде Комай-мурза служити, а с ним семь человѣкъ. Повелѣ же государь ко граду туры катити и наряд.

 

И многие люди ко граду поидоша. Казанцы же из града противу изыдоша, и бысть брань велика, и многие люди от обоих падоша. Но Божиею милостию и помощию одолѣша православнии, многих татар побиша, а иныхъ живых рукама яша. Туры же и пушки около града поставиша, и облегоша градъ христолюбивое воинство многия люди около, яко никакоже мощно поганым ни во град, ни из града исходити.

 

Царь же и государь ста близ Отучевы мизгити на Нагайской дорозе и повелѣ у собя в стану поставити три церкви полотняные — всегда бо с ним тѣ три храмы вождаху: едина убо церковь во имя архистратига Михаила, вторая же Христова мученице Екатерина, третяя — преподобный чюдотворецъ Сергѣй. И повелѣ царь и государь полки своя ставити около города.

 

И не по мнозе же времени начаща многие казанские люди, конные и пѣшие, из лѣса приходити на воеводския полки, которые на Арскомъ поле стоятъ, и немала бысть скорбь православным от них. И хотяху многие воеводы и князи, и боляре, и дѣти боярские с ними дѣло дѣлати, но отнюдь царь и государь без своего велѣния никакоже веляше с ними братися. Сего ради немала скорбь бысть воинству православному, что им государь воли не даяше: не разумѣша бо яко Господь Богъ вложи такову мысль православному царю нашему — яко егда приспѣетъ подобно время и от Бога помощъ будет, тогда христолюбивая воинство, сынове рустии, готови на брань, цѣли и неврежени ничимже, но аки львы от звѣрские ярости рищуще, ловъ себѣ обрѣтше, и на нь устремляются, — тако и сии будут, егда помощь Божия приидетъ и время тому приспѣетъ.

 

Вборзе потом православный царь и государь и великий князь посылает на тѣх безбожных своих воевод и со многими людми. И приидоша полцы государевы на Арское поле против нечестивых. Нечестивии же они агаряне по своему разуму держахуся близ лѣсу и не смѣяше от лесу отлучитися великия ради силы государевы. Православнии же умудришася на них и со едину страну множество пѣших с пищальми поставиша, и повелѣша немногим людем приближитися к нечестивым. Нечестивии же вси на них устремишася, православнии же вси призвавша всесильнаго Бога на помощъ и крестною силою оградишася, и на них вси устремишася. И всѣх иноплеменных вскорѣ потопиша и побиша, и на многие версты на лесу по них гнаша, и избиша, триста же и четыредесять живых рукама яша и къ государю царю и великому князю послаша. И сами воеводы и все православное воинство с великою побѣдою къ государю приѣхаша.

 

Видѣв же православный государь сицевую милость Божию на себѣ и на всем своем воинствѣ, и в той час скоро прииде во церковь великого Сергия и со многою радостию и слезами благодарныя пѣсни Господеви воздаваше и пречистой Богородицы, християнскому забралу и помощницы, и великому чюдотворцу Сергию. И тако свѣтлый пир сотвори, и своих воевод, и всѣх людей многими жаловании одари, и благоувѣтливыми своими царьскими словесы всѣх утѣшив. Из наряду же изо всего из пушек и ис пищалей изо огненых беспрестани по граду день и нощъ биюще, яко за многия версты от града великий громъ той и трус слышашеся.

 

Но паки благочестивая она и богохранимая глава — царь и великий князь на милость обращашеся, не поминая онѣх зловѣрных и безбожных агарян, еже пред ним, государем, измѣнъ великих и еже християнъ православных от нечестивых кровопролития, и хотя пред ними смиритися, вѣдый бо он, государь, в конец Божественое писание, яко Господь гордым противится, смиренным же даетъ благодать. И посылает свое царское жалованное слово во град к нечестивым: «Аще град здадите ми, аз всѣх вас хощу жаловати и не поминаю ваших многих измѣн».

 

И повелѣ многи языки пред градом водити, чтобы нечестивыи, на них зря, смирилися и государю ся здали. Они же нечестивии изъбраша себѣ смерть неже живот, и государево словесе и благоутробия, еже на них восхотѣ показати, никакоже послушаша. И повелѣ православный царь онѣхъ языков нечестивых пред градом всѣх изсещи. Они же, видѣвше своих единоязычных изсѣчение из града и никакоже смиришася, ожѣсти бо сердца их Богъ за их неправду, якоже древле и фараона, вѣдый ихъ в конечную погибель, да прославится Господь, якоже о фараонѣ и о колесницах его, — сице и о сих не покоряющихся благочестивому царю государю нашему великому князю.

 

По сем же посылаетъ государь своих воевод ко Арскому городку и на многие мѣста и с ними многих людей, и повелѣ имъ воевати, заповѣда же им тамо не закоснѣти, хотяше бо вскорѣ ко граду приступати. Того ради повелѣ им скоро возвратитися. Они же во Арске немало время укоснѣша воююще. И о сем печаль велия государю належаше, яко вѣсти на долзѣ времени от них никакоже бысть. И другая скорбь бысть: яко дожди велицы быша и бури, и толикия бури, яко многия суды на Волзѣ со запасы потопиша; и иная скорбь — из града вѣсти никако же бысть. И о сем о всѣмъ великая скорбь бысть, царево сердце немало уязвляше. И не токмо же се, но и велице подвизѣ благочестивый царь живя, понеже доспѣхъ съ его царскихъ плещей никакоже схожаше, в нощи же без сна в молитвах пребывая, а во дни царьския управы безпрестани управляше.

 

О ПОСЛАННЫХ ИЗО ОБИТЕЛИ ЖИВОНАЧАЛЬНЫЕ ТРОИЦЫ — СЕРГЕЕВА МОНАСТЫРЯ

 

В то же время прииде изо обители живоначальныя Троица — Сергиева монастыря посланный игуменом Гурием и братиею нѣкий чернецъ, именем Андреян Ангилов, со единым братом ко благочестивому царю государю и великому князю Ивану Васильевичю, нося икону, на нейже написан образъ живоначальныя Троица и пречистая Богородица со апостолы и преподобный чюдотворецъ Сергий и Никон, и просфиру, и святую воду.

 

Приемлет же сия благочестивый царь с великою радостию, святую икону и прочая, и таковая в тайнѣ тайну свѣдущему Богу моления от сердца приноситъ. «Слава тебѣ, — глаголаше, — Создателю мой, слава тобѣ, яко в сицевых дальних странах посѣщаеши мене грѣшнаго! На сию бо твою икону взираю, яко на самого истиннаго моего Бога зрю и милости и помощи прошу себѣ и всему воинству моему, твой бо есмь аз раб и людие твои. Ущедри, Владыко, помилуй, многомилостиве, подай победительная на враги! И якоже иногда прадеду нашему против нечестивых на брани бывшу, и уже брани хотящи быти, и приспѣ от преподобнаго Сергия, твоего угодника, таковая же приносяще; он же святаго хлѣба вкусив и воду святую пив, и руцѣ на небо простер, сицевая глаголаше: “Велико имя святыя Троица! Пресвятая госпоже Богородице, помогай намъ”. Тоя молитвами и преподобнаго Сергия и побѣди враги своя. Тако же и аз ныне вопию: “Велико Имя святыя Троица! Пресвятая госпоже Богородице, помогай намъ!” И умоли, Владычице, рождьшагося ис тебе Христа, Бога нашего, з безначальным его Отцем и с пресвятым благим и животворящим его Духом, да подастъ нам победительная на враги.

 

И ты, о преподобне угодниче Христовъ великий Сергие, не премолчи со ученики своими, вопия о нас ко Господу, и ускори на помощъ нашу! И якоже в начале святаго твоего храма и от святаго ти образа во граде Свияжском всемилостивый Богъ тебе прослави, своего угодника, многими чюдесы, и многим человѣком исцѣление дарова, — тако и нынѣ нам молитвами твоими помогай; и якоже тамо нечестивым онѣмъ варваром являшеся, тако и нам, православным, явися и помози, нечестивым бо на нечистую их вѣру прогнание являшеся, нам же на враги победительная своим явлением даруй о Христе Исусе, Господѣ нашем, ему же слава во вѣки вѣкомъ! Аминь».

 

И от того дни православному царю нашему вся радость и побѣда на враги от Господа даяшеся: в той убо день тайникъ у нихъ подкопом вырвало, и многихъ онѣх нечестивыхъ татар побило, а на завтрие из града татаринъ прибѣже, и потом полоняникъ из града прибѣжаше и многия вѣсти полезныя государю сказаша; пушками же со единыя страны града стѣну до основания разбиша и многихъ людей во граде побиша. Нѣкий же человѣкъ бѣ благочестиваго царя, именем Размыслъ, родом литвин, сѣй хитръ бѣ подкопы творити под градныя стѣны. Сему же повелѣша многия подкопы творити под градныя стѣны. И потом приидоша изо Арска царя и великого князя воеводы и многую побѣду на нечестивыя показаша и мног полонъ руской отполониша, и многихъ языковъ приведоша.

 

И сию радостную побѣду видѣвъ благочестивый царь государь, и скоро ко святым храмом поиде и повелѣ молебная пѣния пѣти о побѣде, славу воздая всесильному Богу и пречистѣй Богородицы, и великим чюдотворцом, яко их молитвами таковую побѣду дарова ему Богъ на сопротивных. Воевод же своих и все воинство словесы своими царьскими утѣшивъ, и многими похвалами похвали, и многими ихъ жаловании рекъся жаловати, и на многихъ пирех с ними веселяшеся.

 

Руский же полон повелѣ весь собрати и во свой станъ привести. И во своих царских шатрѣхъ на многия дни держаше и пищею многою и одеждею всѣхъ довольно учредив, яко чадолюбивый отецъ своих чад веселяше. Они же, нужницы, видѣвше на себѣ от благочестиваго царя таковое милосердие, яко от плѣна их свободи и таковое имъ утѣшение даяше, и в Рускую землю коегождо во своя повелѣ отвести, и о сей милости они многия слезы и моления ко Господу о благочестивом государи моляхуся, глаголюще.

 

Молитва: «О, милостивый и премилостивый владыко человѣколюбче Господи Исусе Христе сыне Божий! Помилуй и сохрани раба своего, государя нашего, и побѣдительная ему на сопротивныя даруй, и виждь его милосердие, еже нам, нищим и горкимъ плененым, показа. И ты, Господи, воздаждь ему милость свою за нас, нищих, и сохрани его и все его христолюбивое воинство!» По сем же канон Покрова пресвятей Богородицы.

 

Повелѣ благочестивый государь под градом един мал подкоп под татары зажещи, воеводам же около града и всему воинству в то время заповѣда никакоже приступати ко граду. И в той день во вторый час дни или третий зажгоша, и бысть велий страх нечестивым, на великую бо высоту великия бревна градны стѣны и землю возношаше и многихъ нечестивых побиваша. Воини же благочестиваго царя не могоша удержатися от великия ревности, еже Богъ вложи в сердца их, и ко граду потекоша, и многихъ нечестивых со стѣны согнаша, многия же люди и во градъ влѣзоша. И воеводы же сташа на градной стѣнѣ и ко государю вѣсть послаша, яко многие люди во градѣ нечестивых побиша.

 

Слышав же государь таковую помощъ Божию, и в той час притече в церковь великого чюдотворца Сергия и повелѣ молебная благодарения Господеви всылати. Нача же думати с своими бояры и воеводы, яко не вси людие ополчишася в то время ко граду, и в той час посла и повелѣ своих воевод и людей из града высылати. Они же никакоже хотяхут из града выйти, но едва с великою нужею из града людей выслаша. С стѣны же з градныя не слѣзоша, но туто на стенѣ ста воевода князь Михайло Иванович Воротынской да Алексѣй Даниловичь Плещѣевъ. И седѣша на стенѣ два дни и двѣ нощи, ожидающе государева приступу ко граду.

 

ЧЮДО СВЯТЫХ АПОСТОЛ И СВЯТАГО НИКОЛЫ, КАКО ЯВИШАСЯ АПОСТОЛИ НАД ГРАДОМЪ НА ВОЗДУСѢ И СВЯТЫЙ НИКОЛАЕ И БЛАГОСЛОВИША МѢСТО ОНО И ГРАД, ДА ВЪСЕЛЯТСЯ ПРАВОСЛАВНИ ХРИСТИЯНѢ

 

Пред взятием же убо града Казани многая чюдеса показа всемилостивый Богъ угодники своими — великими апостолы двоюнадесяте и великим чюдотворцом Николою, и великимъ чюдотворцомъ преподобным Сергиемъ. Нѣкий убо человѣкъ от болярскихъ людей раненъ у града за турами лежитъ и раною изнемогая велми, и едва в сонъ тонок низведен бысть, и видитъ над градом свѣтъ великъ сияющъ и во свѣте оном на воздусе апостоли 12 стоящих во святительской одежи, велиим свѣтом сияя. И поклонися предо апостолы, глаголя имъ: «Радуйтеся, ученицы и апостоли Господа нашего Исуса Христа!»

 

И отвѣщаша ему апостоли: «Радуйся и ты, угодниче святителю Христовъ Николае!» И нача святый Николае молити святых апостол, глаголя: «Ученицы Христови, молите Бога и благословите мѣсто сие и град, да вселятся православнии християне здѣ и поживут». И отвещаша ему апостоли: «Не время таковому дѣлу, угодниче Христовъ Николае». И обратившеся вси на востокъ молитися. И глас прииде к нимъ от востока с небесе, глаголя: «Отнынѣ буди благословено мѣсто сие и да прославится о сем мѣсте имя Отца и Сына и Святаго Духа». И обратившеся вси апостоли и Николае, и благословиша мѣсто и град, и невидими быша.

 

Человѣкъ той больный, видѣвъ и слышавъ сия вся, и страхом велиим обдержим, возбнувъ от видѣния и ту предстоящим повѣда, еже видѣ и яже слыша. Сам же причастився святых тайн Христа, Бога нашего, и преставися.

 

ЧЮДО ВТОРОЕ СВЯТАГО НИКОЛЫ, КАКО ЯВИСЯ НѢКОЕМУ ЧЕЛОВѢКУ И ПОВЕЛѢ ДА ПРИСТУПАЕТЪ КО ГРАДУ ЦАРЬ И ГОСУДАРЬ КНЯЗЬ ВЕЛИКИЙ

 

Ин же человѣкъ от детей боярскихъ царя и великого князя, видѣ во снѣ святаго Николу, к нему пришедша и возбуждающа его, глаголя ему: «Востани, человѣче, и рцы царю и великому князю, чтобы приступал ко граду на Покров пречистыя Богородицы или на завтрѣ Покрова, Богь бо ему предаетъ град сей и противных онѣх срацын. Азъ бо есмъ Николае Мирликий чюдотворец, возвещаю ти».

 

Человѣкъ же той возбнувъ от видѣния и страхом одержимъ, и мняше сонъ зрѣти, а не истинно видѣние, и умолча, и не повѣда видѣния оного. Во вторую же нощъ паки тому же христолюбивому мужу явися святый Николае и з запрещением рече ему: «Не мни, человѣче, яко сонъ видимое се, но истину глаголю ти: востани и исповѣж, яже ти преже возвестих». Он же воста и сказа, яже глагола ему святый Николае.

 

ЧЮДО ТРЕТѢЕ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ ЧЮДОТВОРЦА

 

Ино хощу вамъ повѣдати, яже от преподобнаго отца нашего Сергия быстъ: инии же благочестивии человѣцы видеша себе во снѣ во граде Казани и видеша старца в ветхихъ ризах чернеческих ходяща и браду велию густу, не велми долгу имуща, и храмины во градѣ и град самому ему метущу. И нѣцыи свѣтлии предстояше, глаголаше ему: «Како, святый Сергие, сам храмины метеши, повели убо иному измести». И рече им святый, яко: «Сам убо аз изъщищу, заутра бо многие гости у меня здѣ будутъ». Се убо видѣние тии людие возвестиша.

 

По взятии же града многих нечестивых срацын полониша, и многия отъ онѣх нечестивыхъ извѣстнеѣ про святаго Сергия сказаша, яко они, варвари, по многие дни и нощи пред взятием града такова старца видѣша, по граду ходяща и градъ очищающа. И рѣша нечестивии, яко: «Многажды намъ на него устремившеся и яти его хотящим, онъ же от нас невидим бысть».

 

И таковая вся благочестивому царю и великому князю возвестиша. Он же заповѣда никому же сихъ чюдесъ исповѣдати дондеже на нем милость Божия совершится. Сам же безпрестани втайнѣ Бога моляше, глаголя: «Ты, премилостивый Господи Исусе Христе сыне Божий, тайная свѣси и нас, раб своих, помилуй по велицей милости твоей, Владыко, царю небесный!»

 

И по сем же убо благочестивый царь и великий князь повелѣ всѣм готовым быти в полцѣхъ людем, хотя приступати ко граду. Отобра же множества воинства своего и тѣм повелѣ пѣшим приступати ко граду, а полки всѣ свои изъстави около города. В день же убо недѣльный повелѣ заутренюю пѣти, воевод же всѣх отпущати по полком, и повелѣ всѣх огражати животворящим крестом и кропити святою водою. И повелѣ имъ готовом быти и своего царского приходу ждати. Своему же царскому полку у своего стану повелѣ стояти, сам же хотяше ѣхати дондеже пѣния скончаются и Божия Богови отдавъ.

 

Егда же заутренюю совершиша, и в той час повелѣ вскорѣ литургию начати, священнику уже готову стоящу. Литургии же начинаемѣй, страшно убо и умилению достойно в то время благочестиваго царя бяше видѣти во церкви вооруженна стояща, доспѣхъ убо на нем ничим же прикрыт, но тако свѣтяще. Сам же благочестивый царь на образъ Христа, Бога нашего, прилѣжно зряше и на рождьшую его Богоматерь, и на угодника его великаго Сергия, ту бо противу его чюдотворцеву образу стоящу, в сердцы же своем безпрестанныя молитвы возсылая, ото очию же его, яко река, слезы изливахуся. И сицевая Господеви глаголаше.

 

Молитва: «О Владыко, премилостивый Господи! Помилуй раб своих! Се бо время прииде милости твоея — се время подати крѣпость на сопротивныя рабомъ твоим. Помилуй, милостиве, помилуй, человѣколюбче, даруй помощъ на сопротивныя, посли милость твою свыше».

 

Молитва: «И ты, о пречистая владычице Богородице, умоли рождьшагося ис тебе Христа, Бога нашего, да не помянетъ грѣховъ моих и беззаконий моих, елико согрѣшил есмъ пред величеством славы его, но помилует мя великия ради милости твоея. Ты, Владычице, помощница ми буди и всему воинству нашему, и на тя надѣющеся, не посрамимся, но побѣждаем врагов своих твоими молитвами и всѣх святых и святителей руских, наших помощников и молитвеников».

 

Внегда же приспѣ время чести святоѣ Еуангелие, солнцу же восходящу, и егда кончеваше дияконъ и возгласи послѣднюю строку во Евангелии: «И будет едино стадо и един пастырь», и абие яко сильный гром возгремѣ, и велми земля дрогну. Благочестивый же царь и великий князь из церковных дверей мало поступи и видя градную стѣну подкопом вырвану и страшно зрѣние: дым убо от земля яко тма являшеся, и на велику высоту восходящу великия и многия бревна, и онѣх нечестивых на высоту возметаща и многия побиваше.

 

И се внезапу вторый подкоп тако же сотвори, и вси людие Бога на помощь призываше, на нечестивых устремишася. Благочестивый же царь и великий князь в церковь на молитву обратися и к слезам слезы изливая, яко да одолѣем до конца врагов своих. И се прииде нѣкий ближник царев и глаголет ему: «Се, государь, велие время приспѣ тобѣ ѣхати, яко бой убо велик во граде, и многия полки ожидают тобя, государя». Царь же отвѣща ему: «Аще до кончания молитвы пождем, велию милость от Христа приимем — велие бо оружие молитвеное на враги наша».

 

И се вторая вѣсть прииде, царь же и великий князь слышав, из глубины воздохнув и слезы многия пролияв, глаголаше: «Не остави мене, Господи Боже мой, и не отступи от мене, вонми в помощь мою!» И прииде ко образу великого чюдотворца Сергия, и приложися к нему, и целовав любезно. И рече: «Угодниче Христов, помогай нам молитвами своими!» И причастився святыя воды, и доры вкусив, и тако же и Богородицына хлѣба вкусив.

 

И литоргии скончаней бывши, благочестивый же царь исходит из церкви, весь якоже осѣнен, молитвою вооружен. И обращься к своим богомольцем, рек: «Мене убо благословляйте, а вы безпрестани Бога молите, да вашими молитвами Господь поможет нам на противныя враги наша». И сѣде на царской свой конь, вооружився крестом животворящим, сице рек: «Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми подщися! Суди, Господи, борющимся с нами и противящимся врагом нашим, и да будут яко прах пред лицем вѣтру! О сродницы наши и заступницы русстии Борисе и Глѣбе, будите нам в сий час заступницы и помощницы на противныя враги наша!»

 

Видѣвше вси людие, яко государь к ним приближися, и в той час от всѣх стран на стѣну градную, яко на крылѣх, возлетѣша. И на всѣх стѣнах православнии сташа, Богу им помогающу, и нечестивых нещадно сѣчаху. И толико нечестивых сѣчаху, яко по удолиям крови течаху. И милостию и помощию всесильнаго Бога начаша православнии нечестивых одолѣвати. И уже православнии к цареву двору приближающуся и нечестивых нещадно сѣчаху.

 

Нечестивии же вси собравшеся на царев двор, и нечестивии, видѣвше свою конечную погибель, и друг другу глаголаше: «Бѣжим, бѣжим убо скоро от них, яко Бог по них побарает и многия наша уже умроша». И начаша из града с стѣны метатися, и многия к лѣсу на побѣжение устремишася.

 

 

И в той час вѣсть приспѣ ко благочестивому царю и великому князю, что за градом многия люди со града сметашася и побѣгоша, тамо же царя и великого князя воеводы на той странѣ и многих нечестивых побиша; инии же на иную страну побегоша. На тѣх же царь и государь вскоре посла дву боляринов и с ними своих дворян. И тамо они толико нечестивых побиша, яко от реки и до лесу на велицем лузѣ мертвии лѣжаху.

 

И уже великою милостию Божиею и помощию всесильнаго Бога нашего Исуса Христа и молитвами пречистыя владычица нашея Богородица, и молитвами и пособием великого архистратига Михаила и всѣх святых, и всѣхъ руских чюдотворцов и наших заступников и помощников молитвами, благочестивый царь и государь нашъ великий князь со своим православным воинством брався с нечестивыми и одолѣ. И до конца нечестивых православнии избиша, и царя казанского Едигара Каса-Ахануловича изымаша, и знамена его взяша, и ко благочестивому царю нашему и великому князю его приведоша, и град Казань взяша, яко убо стада полон гоняхутъ. Се же мы своима очима видѣхом, не ложно бо есть писание, но истинна.

 

Нечестивых же толико побиша, яко убо внутрь града стѣн толико мертвых нечестивых онѣх казанских татар лежаше, яко и з градными стенами сравнятися трупие мертвых. Во градных же вратѣхъ и во градѣ яко грамады мертвии лежаху, за градом же — во рвѣх и по Казани рецѣ и за Казанию рекою — бесчислено множество мертвыхъ бысть.

 

И видѣв же благочестивый царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии таковое милосердие Божие на себѣ и на всем своем христолюбивом воинствѣ, и руцѣ воздѣвъ ко Господу, благодарныя молитвы приношаше, сице глаголя: «Слава тебѣ, всемилостивый Господи Исусе Христе сыне Божий, давый нам побѣду на враги наша! Десница твоя прославися, Господи, в крѣпости, десная ти рука, Господи, сокруши враги наша. Что ти воздаммы, Господи, за вся благая, яже воздал еси нам? Слава тебѣ, премилостивый человѣколюбче Господи, яко не презрѣл еси моления раба своего! Слава тебѣ, Господи, яко малое воздыхание сердца моего и слезы услышал еси и прошения наша исполнил еси, и милость свою великую излиял еси на нас, и сопротивных наших до конца потребил еси.

 

О премилостивая владычице Богородице, слава тебѣ, яко твоими молитвами и заступлением побѣжени быша враги наша. О всемилостивая госпоже владычице Богородице, ты со всеми святыми да и с нашими заступники — новыми рускими чюдотворцы умолила еси Господа нашего Исуса Христа з безначальным его Отцем и животворящим Духом, да услыша Господь молитву твою и дал нам победительная на сопостаты, и покорил нам враги наша под ноги наша. И о всѣх сих прославляется святое имя Отца и Сына и Святаго Духа нынѣ и присно и въ вѣки вѣком. Аминь».

 

Повелѣ же благочестивый царь и великий князь священному собору приити съ честным крестом, в нем же бѣ животворящеѣ древо, на нем же распятся Господь нашъ Исусъ Христосъ, и с святыми образы чюдотворными и всему причту церковному на мѣсто, идѣже бѣ стояше знамя царское, и повелѣ молебная пѣния пѣти о побѣде, благодарения всесильному Богу воздающе. И в той часъ повелѣ животворящий крестъ поставити и церковъ обложити Нерукотвореннаго образа же Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа на том мѣсте, идѣже знамя его стояло, на знамени бо его царской образъ бѣ нерукотворенный Господа нашего Исуса Христа.

 

Внутри града толику силну огню возгорѣвшуся, яко едва на третий день возмогоша угасити. Повелѣ же благочестивый царь и градъ чистити от множества мертвых онѣх нечестивых. По семъ же повелѣ протопопу своему, именем Андрѣю, мужу добродѣтельну сущу, собрати соборъ игуменов и священниковъ и дияконовъ и повелѣ церковъ свящати Нерукотвореннаго образа Господа нашего Исуса Христа. Освятиша же церковь в лѣто 7061, мѣсяца октября въ 5 день в среду. И всячески и украси ю, якоже бо лѣпо, честными иконами и божествеными книгами, и святым пѣнием.

 

И потом обложи церковь соборную внутрь города Казани во имя пречистыя Богородица славнаго ея Благовѣщенья и свящав ю того же мѣсяца въ 9 день недельный. Предѣлы же у Пречистые устрои со обою страну: со едину страну страстотерпцы Христови Борис и Глѣб, а з другую муромские чюдотворцы, и лѣпотнѣ украси якоже бѣ достояше.

 

Освяти же убо и град благочестивый царь и государь нашъ великий князь Иванъ Васильевичь и по стенам града з животворящими кресты и со всѣми иконами самъ хождаше з братом своим со князем Владимером Андрѣевичем и со священным собором, и з боляры своими, и со всѣмъ своим христолюбивым воинством. И вся убо добрѣ и богоугодно благочестивый царь и государь устроив. Заповѣда же и воеводам своим во градѣ церкви ставити.

 

Град же убо взял благочестивый царь и государь в лѣто 7061-го, мѣсяца октября въ 2 день, на память священномученика Киприяна и Устинии, в день недельный, пятый часъ дни.

 

Кто же, сия слыша великое милосердие Божие, не удивится и не прославит Бога, яко идѣже кумирская капища, наипаче же бесовская жилища, быша, ту же нынѣ церкви християнстии провозсияша; идѣже нечестивии они скварами бесовскими и кровми скотнями землю и воздух оскверневаху, ту нынѣ о спасении християнстем Богови жертва приношашеся и безпрестанное славословие и молитвы Богови всылаху; и идѣже жилища имѣху они нечестивии срацыни, ту нынѣ православнии християнѣ вселишася и вселяются. Вся яже сия быша изволением Божиим и подвигом государя нашего благочестиваго царя и великого князя Ивана Васильевича и его брата благовѣрного князя Владимира Андрѣевича и всего его христолюбиваго воинства.

 

Еще же хощу вамъ повѣдати о православных воинех благочестиваго государя нашего царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца: яко убо они, благочестивии воини, уже ко брани с нечестивыми приближающеся и первеѣ убо они внутрь уготовившеся, како стати пред страшным и нетлѣнным небесным царем — Господем нашим Исусъ Христом и отвѣтъ дати о согрѣшениих своих, и приходящим ко святым церквам и исповѣдающимся чистым покаянием ко отцем духовным и причащающимся страшныхъ и трепетных и ужасных своих тайн — пречистому тѣлу и крови Господа нашего Исуса Христа, и такову получающу нетлѣнну надежду и оружие на супостаты непобедимое, и толико презрѣша смерть, яко не токмо боятися ея, но и радоватися неизреченною радостию, еже пострадати за православную вѣру и за своего православного царя и государя.

 

И тако кои же, друг друга укрѣпляя, глаголаше: «Аще не ныне умрем, умрем же всяко, аще ли ныне умрем, от Господа приимемъ нетлѣнное и бесконечное царство; аще мужескии храбръствовав на брани и живи будем, великую от Господа милость приимем, а от нашего земного царя велию честь и славу восприимемъ, и всякое наше недостаточное он, благочестивый государь, нам исполнитъ, и от человѣкъ в роды и роды славни будем».

 

О блаженнии и треблаженнии воини православнии! С таковою надежею уготовившеся на брань, и много они с нечестивыми бравшеся и ови убо от нихъ на брани с нечестивыми умирахуть, овии же послѣднѣхъ дышуще и во иноческий образ облещися желающе, и таковое свое прошение получиша, н ангельскимъ образом украсившеся, и с великою надежею и радостию ко Господу отъидоша; овии же от нихъ многи раны на тѣлесѣхъ имуще, отхождаху к своему государю и царю мужество и храбрство являше.

 

Мы же убо прекратимъ повѣсть сию и на предлежащеѣ возвратимся, и Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа прославим, и сице глаголем: «Слава тебѣ, Господи, яко даровал еси нам сицева благочестиваго царя и государя и великого князя Ивана Васильевича! Слава тебѣ, Господи, укрѣпивый раба своего государя нашего на сопротивныя! Слава тебѣ, Господи, покоривый под нозѣ врагов государю нашему, православному царю, и нынѣ и в предидущая лѣта!

 

О премилостивый Господи Исусе Христе, сыне Божий, молитвами пречистыя ти матере и всѣх святых молитвами и молитвами великого чюдотворца Сергия и Никона, помилуй и сохрани своею благодатию государя нашего, православнаго царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца и съ его благочестивою царицею Анастасиею и съ его сыном, царевичем Дмитрием, и съ его братиями, и со всѣмъ христолюбивым воинствомъ! И даруй ему, всемилостивый Господи, душевное спасение и тѣлесное здравие, и побѣду на сопротивныя, и яко твоею милостию страшен будетъ врагом своим, яко ты еси истинный Богь нашъ Исусъ Христосъ, сынъ Божий, и дая власть, емуже хощеши. И тебѣ славу всылаем со безначальным Отцем и с пресвятым и животворящим Духом нынѣ и в предидущия вѣки вѣкомъ! Аминь».

 

Взято Казанское царство в лѣто 7061 году октября въ 5 день.


  • Место создания повести — Троице-Сергиева лавра.

Добавить комментарий