Севернорусский летописный свод 1472 года (лето 6980)

 

В год 6933 (1425). Скончался благоверный и христолюбивый князь великий всея Руси Василий Дмитриевич двадцать седьмого февраля во вторник в три часа ночи.

В ту же ночь митрополит Фотий в Звенигород Иоакинфа послал за братом князя Юрием, но тот, не заходя в Москву, направился к Галичу, а на великое княжение сел Василий Васильевич. И князь Юрий заключил перемирие с ним до Петрова дня.

В тот же год скончался князь великий Иван Михайлович Тверской.

В год 6934 (1426). Летом ходил Витовт на Псков, был под Опочкой да под Вороначем.

В год 6935 (1427). Моровое поветрие (…) страшное.

В год 6936 (1428). Витовт ходил на Новгород и стоял у Порхова, но жители откупились от него пятью тысячами рублей, да архиепископ новгородский с боярами еще пять тысяч рублей дали ему, а на выкуп пленных дал архиепископ от себя тысячу рублей.

В ту же зиму месяца ноября в семнадцатый день скончался преподобный игумен Никон, чудный старец, в пятом часу дня.

В год 6937 (1429). Приходили татары к Галичу и города не взяли, но волости пограбили, а на Крещение напали изгоном на Кострому и, взяв ее, ушли в низовья Волги. Князь же великий Василий, о том прослышав, послал за ними дядей своих, князей Андрея и Константина, и с ними Ивана Дмитриевича; те же, до Нижнего Новгорода дойдя, не догнали их и возвратились.

В год 6938 (1430). В Смоленске объявился волк голый, без шерсти, и многих людей поел, а на Троках озеро стояло семь дней кровавым. И в год тот Витовт умер, пробыв на великом княжении тридцать восемь лет. А сел на княженье после него Свидригайло. Князь же Юрий расторг мир с великим князем и, Галич оставя, захватил, пойдя, Нижний Новгород; и князь великий послал на него войско с дядею своим, князем Константином. Он же, о том прослышав, ушел за Суру и стал на берегу, а князь Константин, постояв на другом берегу, возвратился, так как не знал, как настичь его. Князь же Юрий после отхода их снова вернулся в Новгород. В тот же год Айдар разорил землю литовскую, и город взял Мценск, и Григория Протасьева захватил, а Киева не достиг лишь на восемьдесят верст, продвигаясь вперед.

В год 6939 (1431). Князь великий Василий посылал князя Федора Давидовича Пестрого на Болгары, и, отправясь, тот взял этот город. В тот же год предзнаменование было на небе: столбы огненные. Тогда же засуха большая была, земля и болота горели, мгла же стояла шесть недель, так что и солнца не видно и рыба в воде дохла. В тот же год Фотий митрополит скончался. Князь великий в Орду пошел, и князь Юрий за ним пошел, и дал царь Магомет великое княжение Василию Васильевичу.

В год 6940 (1432). Скончался князь Андрей Дмитриевич. И князь великий вернулся из Орды и сел на великом княжении. Князь же Юрий пошел в свой Звенигород, и добавил ему царь Дмитров.

В год 6941 (1433). Женился князь великий Василий Васильевич, 8 февраля, и на той свадьбе Захарий Иванович Кошкин тягался из-за пояса с Василием Юрьевичем Косым, а князь да бояре разъехались по домам. И князь Василий Косой да князь Дмитрий Шемяка, соединясь, отправились к отцу своему в Галич. В ту же весну князь Юрий Дмитриевич с сыновьями и с ним Иван Дмитриевич, собрав силы многие, пришли к Москве неожиданно на великого князя, в канун праздника Жен Мироносиц, в субботу 5 апреля, за двадцать верст от Москвы на Клязьму. Князь же великий вышел на них с небольшой силой и после короткого боя бежал в Москву (…). Князь же, взяв мать и жену свою, пошел в Тверь, а из Твери пошел в Кострому. Князь же Юрий, сев на княженье в Москве, послал сыновей своих, Василия да Дмитрия, за великим князем, и узнали те, что он в Костроме; тогда и сам князь Юрий пошел к нему и пришел в Кострому; и бил челом князь великий дяде своему, князю Юрию, и дал тот ему Коломну-город в удел, а мира добился Семен Морозов, любимец Юрия князя. Москвичи же все: князья, и бояре, и воеводы, и дети боярские, и дворяне, от мала и до велика, — все поехали в Коломну к великому князю, ибо не привыкли удельным князьям служить, и Иван Дмитриевич с сыновьями тоже. Увидев все это, князь Василий да Шемяка убили Семена Морозова, боярина отца своего, в дворцовых сенях, приговаривая: «Ты вверг в беду эту отца нашего и нас! Издавна ты мятежник и наш лиходей, не даешь нам с отцом нашим жить!» И, вострубив, отправились из Москвы и пошли на Кострому. Князь же Юрий, увидев, сколь непрочно его княжение в столице, послал к великому князю, чтоб вернулся на свой престол, а сам пошел в свой город — в Рузу; князь же великий пришел из Коломны в Москву и помирился с князем Юрием, и договорные грамоты приняли в том и крест целовали, что великому князю в вотчину Юрия не вмешиваться, а князю Юрию ни великого княжения не домогаться, ни сыновей своих не принимать и помощи им не давать против великого князя. Так, заключив мир, князь Юрий пошел в Галич, а князь великий князя Юрия Патрикеевича послал воеводой на Юрьевичей со всем своим двором. Те же отступили от Костромы и стали на речке Куси, и в то же время подоспели к ним вятчане, и от отца подошла им подмога, и дали они бой, и одолели Юрьевичи, и воеводу, князя Юрия Патрикеевича, схватили, и пришли опять к Костроме, а как Волга стала, пошли к Турдеевым оврагам (…).

В год 6942 (1434). Князь великий, узнав об измене дяди своего князя Юрия, что сыновьям своим помощь посылал на великого князя сторожевой полк, пошел Галич разорить в зиму ту, а князь Юрий бежал к Белоозеру; князь великий Галич пограбил и сжег, и в плен всех увел. В ту же зиму князь Юрий послал за сыновьями и за вятчанами и, собрав силу великую, пошел на великого князя; и встретил его князь великий в Ростовской волости, у монастыря Николы на горе, и был между ними бой в субботу Лазареву. И победил князь Юрий, хотя войска его побили много, и подошел к Москве на Страстной неделе в среду, и стоял под городом неделю, а в среду на пасхальной неделе отворили ему город (…).

И победил князь Юрий, и пошел к Москве. И прийдя, Москву взял, а княгинь великих схватил и сослал в Рузу, а сам сел на великом княжении; князь же великий бежал после боя в Новгород Великий, а оттуда пошел на Мологу, и к Костроме, и в Новгород Нижний. Князь же Юрий послал за ним двух князей Дмитриев с войском. Тем же годом скончался князь Юрий Дмитриевич на великом княжении в Москве, а сын его, князь Василий, после отца сел на великом княжении в Москве; и княжил один месяц. Ибо князья Дмитрии помирились с великим князем и изгнали князя Василия из Москвы. Князь же великий Василий Васильевич сел на великом княжении московском в своей вотчине. А князь Василий пошел к Новгороду Великому и оттуда к Костроме. Шемяке же Дмитрию дал князь великий Углич да Ржев, а меньшему князю Дмитрию дал Бежецкий Верх. А князь Василий Юрьевич Косой стал собирать воинов в Костроме против великого князя.

В год 6943 (1435). Князь Василий Юрьевич собрал силу великую и пошел из Костромы на великого князя, похваляясь, со многими силами. Князь же великий против него вышел, и встретились у Кузьмы и Демьяна на Которосли, в Ярославских пределах месяца января шестого; и был между ними бой, и помог Бог князю великому, а князь Василий убежал в Кашин, войска же его много побили. И князь великий послал за ним в погоню воевод своих: Федора Михайловича Челядню, Василия Михайловича Шею, Андрея Федоровича Голтяева, Владимира Андреевича Зворыкина, Михаилу Чепечкина и многих других дворян; те же не настигли его и, возвратясь, стали в Вологде, собирая сведения о князе. Князь же Василий, собрав сторонников и примчавшись в Вологду, всех тех воевод князя великого схватил вместе со всеми людьми их, и оттуда пошел в Заозерье, и, дойдя, стал у монастыря Дмитрия святого на Устьи. И пришел на него изгоном, тайно, князь Федор Дмитриевич Заозерский со многими людьми; и Василий побил их, и погубил многих, и настиг на Волочке княгиню Марью с дочерью и с невестками, жену князя Дмитрия, и мать князя Федора, а сам князь Федор бежал. И после того пошел князь Василий на Устюг, и там в Устюге хотели его убить, на рассвете Великого дня, во время заутрени — но его предупредили. Тогда он один перебежал по льдинам Сухону на Дымкову сторону города, а кто из людей не поспел за ним, тех устюжане убили; а какие были в плену князя великого бояре, тех всех из плена освободили. Князь же Василий пошел в великом злочастье, и послал за вятчанами, и пришел к Костроме с вятчанами. Князь же великий, то услышав и собрав войско, пошел на него и, прийдя, стал у Ипатьевского монастыря на мысу. И трудно им было биться на этому мысу, и помирились они: князь великий дал ему город Дмитров, и находился тот в Дмитрове один месяц (…).

В год 6944 (1436). Князь Василий Юрьевич пошел из Дмитрова снова на Кострому, а великому князю объявил войну, и епископа ростовского по пути пограбил, и жил в Костроме до летних дорог, и пошел к Галичу, а из Галича в Устюг, и вятчане с ним. И стоял под городом девять недель, и город взял, а князя великого воеводу Глеба Ивановича Оболенского убил, и епископского десятинника Иова Булатова повесил, и многих устюжан, бояр и купцов, порубил и повесил, поминая им то зломышление, что хотели его самого схватить и людей его многих побили, и бояр князя великого освободили из плена.

В ту же зиму князь Дмитрий Шемяка должен был жениться в Угличе и взять дочь князя Дмитрия Заозерского; и приехал в Москву князя великого звать на свадьбу, а князь великий его схватил да сослал в Коломну; а пристав при нем был Иван Старков, коломенский наместник.

Князь же Василий Юрьевич пошел с Устюга на Вологду, и тут его разыскали князя Дмитрия братни дворяне пятьсот человек.

И встретил его князь великий у монастыря святого Покрова на Скорятине в Ростовской волости, а с ним князь Дмитрий Юрьевич Меньшой, да в ту же пору служил князю великому еще Иван Баба из друцких князей, — изготовив копья, сошлись вместе и бились, и побежал князь Василий.

И князя Василия схватили и, приведя в Москву, ослепили его.

В год 6945 (1437). Прибыл в Москву Исидор-митрополит (…).

В год 6946 (1438) (…) У князя великого родился сын, князь Юрий Старший. В ту же осень князь великий посылал двоюродных братьев своих, двух князей Дмитриев Юрьевичей, и прочих князей и многих воевод, а с ними и многочисленные полки, на царя Магомета к Белеву — в час, когда тот с малым войском стоял, от другого царя убежав. И, испугавшись князей русских, начал он давать им на волю их все: и в заложники детей своих отдавать, и все, что набрали, даже если и не в пределах великого князя, пленных, — все то отдавали, но только чтоб не чинили им в тот день вреда. Наши же, увидев, что их бесконечное множество, а этих малое число, возгордясь, пошли на них, как бы проглотить их желая. И подошли к городу 5 декабря, и за нашу гордыню Бог попустил, что малое и плохое войско безбожных одолело многотысячные полки наши, неправедно поступающие и своих губящие. И многое множество побито было русских воинов, так что один агарянин десять или более того русских одолел, а все князья и воеводы побежали. Тогда же убили князя Андрея Ивановича Лобана Ряполовского, Семена Астафьевича Горсткина, Дмитрия Ивановича Каису, князя Петра Кузьминского, а иных бесчисленное множество было убито и своими христианами: они, идя на битву, грабили.

В год 6947 (1439). Подходил царь Магомет к Москве месяца июля третьего (…).

В тот же год князь великий, Григория Протасьева схватив, глаза выколол. Царь же, простояв у города десять дней, отошел, а волости и села пограбил (…).

Посады пожег, а христиан в полон увел многих, но городу Москве ничего не сделал.

В год 949 (1441). Митрополит Исидор бежал из Москвы. В ту же зиму князь великий ходил на Новгород и Демон-городок взял, да метельника порховского тогда убили. Тогда же скончался князь Юрий Старший, а другой князь Юрий родился, месяца января 22, на Тимофеев день. А за год до того в тот же день родился князь великий Иван Васильевич, и крестил его игумен троицкий Зиновий.

В год 6950 (1442). Князь великий прервал перемирие с Дмитрием Шемякою и пошел на него к Угличу, он же побежал в Бежецкий Верх, а князь великий за ним; и совсем было догнал его князь великий, да известил того Кулодарь Ирежский. Князь убежал, а Кулодаря князь великий, уличив, велел кнутами бить, по округе водя, да и дьячество отнял у него. Сам же, до Киясова дойдя, вернулся, потому что наступила весна, и, прийдя в Москву, родню и всех людей распустил по домам. С князем же с Дмитрием князь Иван Можайский был в согласии в Угличе, и князь великий его отозвал и дал ему Суздаль, что прежде был за князьями Черторыйскими. А князь Дмитрий и с ним князь Александр Черторыйский после ухода князя великого дошли ратью до самого Троице-Сергиева монастыря неожиданно, но не впустил их игумен Зиновий, и поехал сначала сам игумен, и помирил их.

В год 6951 (1443). Посылал князь великий воевод своих под Рязань, на царевича на Мустафу; те же, дойдя, убили его на речке на Листани. Тогда же убит был в том бою Василий Иванович Жук Лыков, коломенский наместник, а Григория Васильевича сына Глебова ранили в челюсть; тогда же доблестно действовал Федор Васильевич Басенок. В тот же год князь Иван Андреевич схватил боярина своего, Андрея Дмитриева, вместе с детьми, а жену его Марью беспричинно сжег. Зима же та была холодной, а сено дорого.

В год 6953 (1445). Царь подошел к Мурому от Новгорода от Нижнего, и князь великий вышел навстречу ему к Владимиру и послал на него воевод; они же, пойдя, побили татар под Муромом. Тогда же убили Александра, сына Ивана Константиновича, в Гороховце, под Ореховцем в Новгороде Нижнем, а в Новом заперлись воеводы князя великого, князь Федор Давыдович да пан Юшко Драница. А когда князь великий был во Владимире, в ту же зиму пришли литовские воеводы: Судивой пан, Иван пан Гонцевич, пан Юрша, Захарий Иванович Кошкин, а с ним 7 тысяч литовцев, и с города Калуги взяли откуп, а под Козельском стояли неделю. А князь Михаил Андреевич, прослышав про то, послал князя Андрея Лугвицу и с ним триста человек; сам же болен тогда был и надеялся на немногих. Те же встретились с литовцами у реки Суходрови и напали на врага, литовцы побежали, а наши пустились в погоню. И навели они наших на основное войско, и тут убили князя Андрея Васильевича Лугвицу суздальского, а Судока схватили и увели в Литву, и сами после того возвратились к себе восвояси.

Пришел царевич Мамутяк со своим братом Ягупом на великого князя изгоном воевать. И был у них бой и сеча страшная у города у Суздаля на поле, и убитых было с обеих сторон много, и захватил царевич князя великого да князя Михаила Андреевича июля шестого, в день памяти отца Сысоя, в пятницу. Тем же годом Москва погорела в полуночи — с Кремля, от собора Архангельского, когда в нем скрывались в осаде, и многие люди сгорели, а иные задохнулись.

В год 6954 (1446). Князь великий вернулся от царевича из плена на Дмитриев день в Переяславль и пришел в Москву. И сговорились князь Дмитрий Шемяка да князь Иван Андреевич Можайский, а с ними замышлял зло в Москве и Иван Старков да кое-кто из купцов и из монахов Троицкого монастыря, — и пришли к Москве изгоном князь Дмитрий да князь Иван, а князь великий был в Троице-Сергиевом монастыре. И князем великим сел Дмитрий в Москве, а князь Иван в Троице-Сергиевом монастыре схватил князя великого Василия и, приведя в Москву, ослепил его месяца февраля в тринадцатый день. В тот же год родился князь Андрей в Угличе, августа 14.

В год 955 (1447). Князь Дмитрий Шемяка собрал епископов со всей страны, и честных игуменов, и священнослужителей, и, приехав в Углич, заставил князя великого поклясться крестным целованием и клятвенными грамотами, и выпустил его из заточения вместе с детьми пятнадцатого сентября, и дал ему Вологду в удел. И пришел князь великий в Вологду, а оттуда в Кириллов монастырь. Игумен же Трифон со всею братьею благословил великого князя Василия Васильевича вместе с его детьми на великое княжение, говоря так: «Тот грех на мне и на главах моей братии, что ты крест целовал и клятву давал князю Дмитрию: пойди, государь, с Богом и со всею правдою в свою отчину, в Москву, на великое княжение, а мы за тебя, за господина, помолимся Богу и благословим». Князь же великий к Твери пошел, а все войско московское к Твери со всех сторон к великому князю: из Литвы пришел князь Василий Ярославич, князь Семен Оболенский, князь Иван Ряполовский, Федор Басенок и других бояр и князей, и воевод, и детей боярских множество, и царевича два, Трегуб-Кайсым и Ягуп, и нагнали князя великого в Угличе. Тогда же князь великий на Угличе сватал сына своего Ивана у князя великого Бориса Александровича. И пришел князь великий в Москву февраля семнадцатого, в пятницу Сырной недели.

В год 956 (1448). Благовещение пришлось на понедельник пасхальной недели. И был в тот год мор на коней великий, да и люди мерли.

В год 957 (1449). Декабря пятнадцатого епископ Иона Рязанский поставлен был на митрополию в Русской земле, первый в Москве митрополит, избранный своими епископами. Той же весною великий князь был в Рудине-селе под Ярославлем, и пришел на него князь Дмитрий Шемяка да князь Иван Можайский со многими людьми, и чуть не случилось между ними кровопролития. Князь же Иван Андреевич бил челом великому князю, и князь великий пожаловал его, добавил ему Бежецкий Верх к вотчине его, к Можайску, а Шемяка пошел к Галичу. В тот же год родился Борис у великой княгини Марии, а князь великий был в Троице-Сергиевом монастыре. В тот же год неожиданно татары напали и доходили до Пахры; тогда полонили княгиню Марию с невесткой Степанидой, князя Василия Оболенского да жену Григория Козлова Морозова.

В год 958 (1450). Князь великий пошел к Галичу на князя Дмитрия; князь же Дмитрий, собрав силу большую, вступил у самой стены подле города в бой, да из города ему пособляли, стреляя в ратников великого князя, но против Божьей силы и князя великого правды никак не преуспели: тотчас побежал Шемяка. Чуть не схватили его, а войско его — иных перебили, а иных захватили, город же Галич взяли; помог Бог великому князю месяца января двадцать восьмого, а князь Дмитрий убежал к Новгороду к Великому. В том бою убит был удалой Григорий Семенович Горсткин, новгородский боярин, и похоронен был в Ярославле в храме Спаса, в чернецах и в схиме нареченный иноком Германом. В тот же год Владимир Григорьевич Ховрин, купец и боярин великого князя, поставил перед своим двором церковь кирпичную Воздвижения святого креста. В тот же год бой был с татарами на реке Бетюке, тогда и Ромодана убили.

В год 959 (1451). Юрьев день пришелся на пятницу на Страстной неделе. В тот же год приходили татары из Сиди-Ахметовой орды изгоном, и, прослышав о том, князь великий послал воеводу своего, князя Ивана Звенигородского, наместника коломенского, на берег к широкой реке Оке. И увидел множество татар бесчисленное, и побежал от берега к великому князю, и сообщил ему о большой силе татарской, а князь великий не успел собрать войско и вышел из града Москвы, а в обороне оставил Иону митрополита да мать свою, великую княгиню Софью, и свою великую княгиню Марию, а сам пошел к рубежу тверскому. Месяца июля второго подошел к Москве царевич, Сиди-Ахметов сын, а с ним князья великие из Орды, и Едигер со многими силами, и зажгли дворы все на посаде; и разнес ветер огонь на город со всех сторон, и было страдание великое всем людям. Святитель же Иона митрополит повелел всем священникам петь молебны по всему городу и множеству народа молиться Богу и пречистой его Матери, и великим чудотворцам Петру и Алексию, и ветер утих, а татары в ту же ночь скрылись от города прочь, услышав за стенами страшный шум и решив, что князь великий вернулся с огромным войском.

В год 960 (1452). Князь великий Василий Васильевич посылал сына своего, князя великого Ивана Васильевича, Кокшеньгу покорять. В тот же год и женился князь великий Иван Васильевич, месяца июня четвертого, и взял княжну Марию, дочь князя великого Бориса Александровича Тверского. В тот же год у князя великого родился младший сын у великой княгини, князь Андрей, месяца августа восемнадцатого.

В год 61 (1453). Месяца апреля девятого погорел град Москва со двора Беклемишева. В тот же год, июня пятнадцатого, скончалась великая княгиня Софья, черницей в Вознесенском монастыре. В тот же год в Великом Новгороде скончался от отравы князь Дмитрий Юрьевич Шемяка. Тем же годом царь турецкий Царьград взял.

В год 962 (1454). Скончался Ефрем, архиепископ ростовский и ярославский. В тот же год поставлен был Феодосии Бывальцов епископом города Ростова. В тот же год князь великий Василий Васильевич город Можайск захватил, а князь Иван Андреевич бежал в Литву к королю служить.

В год 963 (1455). Питирима, епископа пермского, вогуличи убили. В тот же год приходили татары из Сиди-Ахметовой орды, и, переправясь через Оку, грабили, и брали в полон, и прочь ушли; а Иван Васильевич Ощера стоял с коломенским войском, да их упустил, не решился на них ударить; тогда же те татары убили князя Семена Бабича. Но, прийдя с дворянами великого князя, Федор Басенок татар разбил и полон возвратил.

В год 964 (1456). Князь великий Василий Васильевич ходил войной на Великий Новгород; новгородцы же, собрав войско большое, пошли навстречу великому князю и подошли под Руссу, а тут оказались князя великого воеводы: князь Иван Васильевич Оболенский Стрига с братьями да Федор Васильевич Басенок, удалой воевода. Новгородцев-смердов разбили, а иных схватили (…). А князь великий тогда в Яжелобицах стоял, и приехал к нему архиепископ Евфимий со знатными людьми, и бил челом великому князю, покоряясь его воле. В тот же год князь великий Василий Васильевич схватил шурина своего, князя Василия Ярославича, месяца июля десятого.

В год 66 (1458). Месяца сентября двадцать девятого сгорел город Муром. В ту же осень месяца октября двадцать второго треть Москвы погорела. В ту же зиму, февраля месяца пятнадцатого, родился у великого князя Ивана Васильевича сын, и нарекли ему имя Иван. В тот же год скончался Евфимий, архиепископ новгородский. Тем же годом князь великий посылал на Вятку князей Ряполовских, но Григорий Перхушков у вятчан взятки брал да им благоволил, так что Вятки не взяли. В тот же год поставили церковь кирпичную святого Введения на Симоновском подворье в городе.

В год 967 (1459). Поставили в Москве Иону архиепископом Новгорода Великого. В тот же год Иона митрополит в церкви Пречистой поставил придел, церковь каменную во имя Похвалы святой Богородицы. В тот же год князь великий, прознав, что Григорий Перхушков вятчанам потворствовал, повелел его схватить и вести в Муром и посадить на цепь, а на Вятку послал наместником князя Ивана Юрьевича, а с ним воевод своих и дворян с ним своих всех. Тот же, отправясь, города захватил Орлов да Котельнич, а под Хлыновом стоял долго, сражаясь каждый день. Вятчане же, видя, что их всегда побеждают, били челом князю Ивану, покорясь его воле, чего желал государь князь великий.

В год 968 (1460). Князь великий Василий Васильевич был в Новгороде Великом с миром. Тогда же Федор Васильевич Басенок пировал у посадника и поехал ночью на Городище, и напали на него шильники, и убили у него слугу по имени Илейка Усатый, рязанца, а сам едва убежал на Городище с товарищами. Новгородцы же, услышав шум, взволновались и пришли всем городом к великому князю в Городище: решили, что князя великого сын пришел войною на них, и едва успокоились; мало не уберег Бог от кровопролития! В тот же год, месяца июля четырнадцатого, буря была столь страшна, что лес ломало и дома срывало, а на восемнадцатый день в тот же месяц солнце изчезло. В тот же год царь Ахмат из Большой Орды, сын Кичи-Ахмета, приходил войной к Переяславлю-Рязанскому и стоял под городом три недели, каждый день идя на приступ и сражаясь; горожане же, милостью Божьей и Пречистой его матери, одолевали его и много у него татар перебили, а из горожан ни один поранен не был; и ушел прочь с великим позором, а на улана Казат мирзу держал большую досаду, ибо тот и привел его, не ожидая от русских никакого сопротивления. В тот же год на монастырском дворе Троице-Сергиева монастыря поставлена была церковь каменная святого Богоявления, да в тот же год перед княжьим двором Васильевича, у Боровицких ворот, заложили церковь каменную святого Иоанна Предтечи.

В год 69 (1461). Скончался князь великий Борис Александрович Тверской февраля в восемнадцатый день. И той же весною скончался Иона, митрополит киевский и всея Руси, марта в тридцать первый день. И поставили на митрополию Феодосия, архиепископа ростовского, мая в третий день.

В год 970 (1462). Месяца января двадцать четвертого, в день воскресный, в Чудовом монастыре у гроба святого Алексия-митрополита и чудотворца исцелило чернеца Наума, у которого была нога от рождения искривлена, почему и ходил на костыле, и стал здоровым. В ту же зиму, первого февраля, поставили в Москве епископа на Рязань Давида, казначея Ионы. В ту же весну, в Великий пост на Федоровой неделе, пришла весть князю великому, что князя Василия Ярославича дети боярские и иные дворяне хитростью некоей хотели своего государя князя высвободить в Угличе из заключения, и обнаружился замысел их, и повелел князь великий схватить их: Володьку Давыдова, Парфена Бреина, Луку Посивьева и иных многих, — казнить, пороть и пытать, и конями волочить по всему городу и по всем площадям, а после всего повелел им головы отрубить. Множество же людей, видя все это, из бояр, и из купцов знатных, и из священников, и из простых людей, в великом были ужасе и изумлении, и жалостно видеть, как очи всех были слезами залиты, ибо никогда до того о таком и не слыхивали, не то чтоб видели, чтобы так у русских князей бывало; ведь к тому же и недостойно православному великому государю, единственному во всей вселенной, подобными казнями казнить и кровь проливать в святой Великий пост. Той же весною, немного спустя, в тот же Святой пост князь великий повелел у себя на спине трут попалить из-за сухотной болезни; великая же княгиня его и бояре его все воспрещали ему, он же их не послушал и с тех пор разболелся. В тот же год, месяца марта двадцать седьмого, скончался благоверный и христолюбивый князь Василий Васильевич, а княжение великое, престол свой, завещал сыну своему, князю великому Ивану Васильевичу. А князю Юрию дал город Дмитров, да Можайск, да Серпухов, да Хотунь, да бабки села и волости, великой княгини Софьи. А князю Андрею Старшему город Угличе Поле, да Бежецкий Верх, да Звенигород, да и мать его, великая княгиня Мария, после великого князя кончины добавила ему Романов-городок на Волге, а до того это принадлежало Ярославскому княжеству. А князю Борису дал город Волок на Ламе, да Ржев, да Рузу, да и после князь великий Иван добавил ему Вышгород на Протве да и села Марьи Голтяевой, бабки его, ему же отдал. А сыну своему князю Андрею Младшему дал город Вологду да Заозерье на Кубенском озере, да князь великий Иван после добавил ему городок Тарусу да Городец на Протве. В тот же год князь великий Иван Васильевич сел на престол отца своего на великом княжении во Владимире и на великом княжении в Новгороде Великом и Нижнем, и по всей Русской земле (…).

В год 971 (1463). В городе Ярославле, при князе Александре Федоровиче Ярославском, у святого Спаса в монастыре у братии явился чудотворец, князь великий Федор Ростиславич Смоленский, погребенный с детьми — с князем Константином и с Давыдом, и совершилось у их гроба прощение множества людей — исцелялись без числа. Всем же князьям ярославским эти чудотворцы явились не на пользу: простились те со всеми своими владеньями навеки, отдавали их великому князю Ивану Васильевичу, а князь великий взамен их владений дал им другие волости и села; и изначала хлопотал о владеньях тех перед князем великим прежним Алексей Полуектович, дьяк великого князя, чтобы владенья те никак не вернулись им обратно. А после того объявился в том же граде Ярославле новый чудотворец, Иван Агафонович, сущий соглядатай Ярославской земли: у кого село доброе — то и отнял, а у кого деревня хорошая — тоже отнял да отписал на великого князя ее, а кто будет и сам хорош, боярин иль сын боярский, тут и его самого записал; а прочих его чудес великое множество невозможно ни написать, ни исчесть, потому что во плоти он есть цьяшос.

В год 972 (1464). Месяца января двадцать восьмого князь великий (…) рязанский женился в Москве, у великого князя Ивана Васильевича взяв сестру его, княжну Анну. Той же зимою в месяце марте поставили в Москве Иосифа Грека архиепископом в Кесарию Филиппову (…).

В год 973 (1465). Феодосии митрополит оставил митрополию сентября тринадцатого. Той же осенью, месяца ноября одиннадцатого, поставили в Москве митрополитом архиепископа суздальского Филиппа.

В год 975 (1467). Месяца апреля двадцать второго скончалась великая княгиня Марья-тверитянка в три часа ночи. В тот же год Трифон оставил архиепископство ростовское. В тот же год церковь каменная в честь святого Вознесения обновлена внутри Кремля (…).

В год 76 (1468). Князь великий Иван Васильевич посылал под Казань царевича Касыма, да с ним князя Ивана Юрьевича, да князя Ивана Васильевича Стригу и дворян своих. И стали у Волги скрытно. И лишь вышли было татары на них из судов, — а наши хотели их отрезать от берега, — как юноша некий, по имени Айдар, постельник великого князя, исполнясь ратного духа и не дав им времени отойти от судов их, заорал, и они устрашились, и бросились в суда, и побежали на Волгу; так в тот день и случилось: спаслись татары по милости Айдара, сына Григория Карповича. В ту же осень Филипп-митрополит церковь Вознесения освящал в городе каменную. Тогда же и поход был на черемис. Той же осенью поставили архимандрита спасского Вассиана Рыло на архиепископство в Ростов, декабря тринадцатого.

В год 977 (1469). Месяца мая двадцать седьмого, в неделю о Слепом, князь Андрей Васильевич Старший женился, взял в жены княжну Елену, мезецкого князя дочь. Той же весною князь великий Иван Васильевич послал на Казань войско судами, а берегом направил брата своего, князя Юрия Васильевича, да князя Андрея Старшего, а с ними всех князей, и воевод своих, и дворян своих всех.

И корабельное войско раньше пришло, мая двадцать первого, в воскресенье, на Пятидесятницу, на ранней заре; и взять бы им город, так внезапно пришли они, когда татары еще спали. Но почтил их наш воевода, по имени Иван Дмитриевич, по прозвищу Руно: отогнал от ворот прочь.

И после того, месяца июня четвертого, Хрипун, князя Семена сын, из Ряполовских, разбил татар на берегу за Волгой и убил лиходея татарина Колупая, злейшего из всех татар — и ордынских, и казанских. В тот же год князя великого дети боярские с устюжанами шли на кораблях Волгой мимо Казани и надеялись, что войско великого князя еще под Казанью, а татары перехватили их на судах, и был у них бой весьма жестокий; и детей боярских, и устюжан перебили, а прочих схватили, а князя великого войско в ту пору было в Новгороде в Нижнем, потому что татары все войско, бывшее на судах, от Казани отбили. А убили тогда на Волге князя Данила Васильевича Ярославского да Никиту Константинова, сына Бровцына, да устюжан много, а Тимофея Плещеева Юрлища в плен взяли и других много (…).

В год 978 (1470). Месяца сентября первого князь Юрий Васильевич подошел к Казани со всеми войсками; и корабельная рать пошла пешком под город; татары же выехали из города и, посражавшись немного, побежали в город, а русские погнались за ними, и стали под городом, и, окружив их, как могучий лес, воду переняли у них. Царь же Ибрагим, видя себя в большой беде, начал слать послов к князю Юрию Васильевичу, прося мира; князь же Юрий заключил с ним мир по своему желанию и так, как нужно было брату его, великому князю. В тот же год, месяца августа тридцатого, погорел город Москва внутри весь.

В год 979 (1471). Ноября восьмого скончался архиепископ Иона в Новгороде. Той же осенью поставлен Прохор игумен епископом сарайским. Той же весною, месяца мая девятого, князь Борис Васильевич женился в Москве, а взял в жены княжну Ульяну, дочь князя Михаила Дмитриевича Холмского. В тот же год, месяца июня двадцатого, князь великий Иван Васильевич с братьями и со всем войском пошел к Новгороду Великому со всех сторон, покоряя и полоняя новгородцев за измену и непокорство. Новгородцы же, собрав большое войско, пошли к реке Шелони на битву с великим князем. А в то время случилось тут быть князя великого воеводам: князю Даниле Дмитриевичу Холмскому да Федору Давыдовичу, и князя Юрия воеводе Василию Федоровичу Вельяминову, — и воеводы, увидев новгородскую рать, пошли на них за реку Шелонь и, перейдя ее вброд, начали биться. Новгородцы же, немного сразившись, побежали, москвичи же погнали их, избивая, и рубя, и пленяя, потому что ведь много очень пришло новгородцев, как деревьев в лесу, а москвичей было мало очень, поскольку не по одному пути князя великого войско пошло, но многими дорогами. И тут, схватив посадников знатных и людей богатых новгородских, выкуп с них взяли, а посадников привели к великому князю; тот же, возъярясь за их измену, повелел казнить их: кнутами бить и головы им отрубить. Был же этот бой месяца июля четырнадцатого (…).

В тот же год вятчане Сарай взяли. В тот же год князя великого воеводы: Василий Федорович Образец да Борис Тютчев Слепец, а с ними устюжане, да вологжане, да вятчане пришли на Двину на судах, и встретил их князь Василий Васильевич Суздальский с большим новгородским войском и со всеми двинянами, тоже на кораблях, и, рассудя меж собою, выбрали, выйдя на берег, место сраженья, и был между ними очень большой бой, и победили князя Василия, и новгородское войско побили; мало их осталось, а князь Василий бежал. Так везде Бог помогал великому князю за его справедливое дело.

В год 980 (1472). Сентября первого князь великий вернулся в Москву со многой добычей, а нареченный архиепископ Феофил с оставшимися в живых знатными новгородцами бил ему челом по всей его воле. В тот же год, месяца ноября восьмого, поставили игумена Филофея из Ферапонтова монастыря в Пермь епископом. Той же осенью, месяца декабря восьмого, поставлен был епископом в Рязань Феодосии, архимандрит Чудского монастыря. Того же месяца, пятнадцатого, поставили в Москве в архиепископы в Новгород Великий Феофила. Той же зимой после Рождества Христова явилась звезда великая, а от нее луч большой, и длинный, и очень светлый, светлее самой звезды; а всходила около шести часов вечера, там, где солнце встает летом, и шла к закату летнему; а луч впереди нее, а на конце луча того будто птичий хвост распростертый. В тот же год месяца января явилась другая звезда хвостатая, но на заходе летнем; хвост же ее тонок и не очень длинен, вверх, к той звезде концом, а луч темнее, чем у первой звезды; но первая звезда за три часа до восхода солнечного исчезала на том месте, где возникала, а эта другая звезда через столько же часов после захождения солнца на том же месте являлась. Той же зимою князь великий послал князя Федора (…) Пестрого воевать Пермь Великую за их непокорство. Той же весною, месяца апреля тридцатого, Филипп митрополит заложил церковь Успения святой Богородицы на площади у своего двора и разобрал церковь каменную же, которую Петр митрополит еще заложил; и извлекли мощи святого Петра митрополита, и Феогноста, и Киприана, и Фотия, и Ионы митрополита (…).

В тот же год, июня двадцать шестого, в пятницу, пришла к князю великому весть из Перми, что воевода его князь Федор Пестрый землю Пермскую покорил, а тех, которые князю великому зло причинили, всех поймал и к великому князю отправил, земля же вся ему присягала. В тот же год, июля двадцатого, на Ильин день, в третий час ночи загорелся посад в Москве, и много дворов погорело и церквей, начиная от Голутвинского подворья. В том же году безбожный царь Ахмат Кичиахметьевич со всею Ордою пошел на Русь, дойдя до Руси, оставил с царицами старых и больных р. малых, и пошел с проводниками по бездорожью, и подошел к реке Оке под городок под Алексин у литовской границы, а в городке том был воеводой Семен Васильевич Беклемишев, человек в бою очень храбрый. И приказал ему князь великий защитников распустить, потому что не успели никакого оружия запасти, которым с татарами биться. И он пожелал получить отступного с них, и горожане-алексинцы давали ему пять рублей, а он захотел от них еще и шестого, для жены своей; и пока так они толковали, пришли татары. И Семен побежал за реку Оку с женой и со слугами, да и татары за ним в воду. А в то время подоспел к берегу князь Василий Михайлович Удалой с немногими людьми, и начал с татарами биться, и не пустил их за реку.

А немного спустя пришел князь Юрий Васильевич из Серпухова со многими своими войсками; и потом подошел князь Борис Васильевич, брат его, от Козлова брода с дворянами своими; и тотчас же князя великого воевода Петр Федорович Челядин подоспел со множеством воинов, князя великого дворян, — и было видеть татарам очень страшно, также и самому царю, множество воинов русских. А случился тогда день солнечный: будто море колеблющееся или озеро синеющее, все в обнаженных доспехах и в шлемах с яловцами, и не смог царь ничего поделать, и приказал к городу приступить татарам своим; осажденные же твердо стали сражаться с ними из города и убили у них много татар под Алексином. И начали уже изнемогать в городе люди, потому что нечем им стало сражаться, не осталось у них никакого запаса: ни пушек, ни ружей, ни пищалей, ни стрел. И татары подожгли город, а жители городские решили лучше в огне сгореть, чем сдаться в руки неверным. Князья же и воеводы, видя христиан погибающих, горько восплакались, ибо никак не могли пособить им из-за широкой реки Оки непроходимой. Царь же и все татары, видев множество русских, больше всего боялись князя Юрия Васильевича, потому что и от имени его трепетали, и невозможно было начать боя — предполагали татары, что и князь великий сам тут. И начали звать через реку наших татар, а когда те подъехали на берег напротив их, стали расспрашивать про великого князя, и про царевича Данияра, и про братьев великого князя. Те же открыли им, что князь великий стоит под Ростиславлем со многим войском, а царевич Данияр Касымович в Коломне стоит со своими дворянами и с ним множество воинов и великого князя воевод, а князь Андрей Васильевич да брат его князь Андрей Васильевич Младший стоят в Тарусе с дворянами своими и с иными многими войсками. Татары же, подивившись множеству воинов русских, спросили: «А здесь кто стоит против царя?» И ответили наши: «А это князь Юрий да князь Борис, братья великого князя, только что они пришли со своими дворянами». Услышав все это, татары передали царю своему, царь же тотчас устремился прочь.

А с собою увел посла великого князя, киличея Григория Волнина, острегаясь того, что князя великого царевичи захватят Орду и цариц его. Тогда же княгиня великая поехала в Ростов и разболелась в Ростове. Князь же великий пришел в Москву и князь Юрий с ним, но, прознав о болезни матери, помчался навестить мать с младшими братьями. А князь Юрий разболелся и умер в год 81 (1472) сентября двенадцатого.

 

ДОПОЛНЕНИЯ В ТЕКСТЕ ЕРМОЛИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ, СВЯЗАННЫЕ С ВАСИЛИЕМ ДМИТРИЕВИЧЕМ ЕРМОЛИНЫМ

6970 (1462) (…). В тот же год, месяца июля двадцать седьмого, освящена была церковь каменная святого Афанасия в Москве при Фроловских воротах, с приделом в честь святого Пантелеймона; а ставил ее Василий Дмитриев сын Ермолин. В тот же год обновлена городская стена от Свибловой башни до Боровицких ворот камнем под руководством Василия Дмитриева, сына Ермолина.

6972 (1464) (…). В тот же год, месяца июля пятнадцатого, поставлено изображение святого великого мученика Георгия на воротах Фроловских, вырезанное из камня по подряду Василия, Дмитриева сына Ермолина.

В год 974 (1466) (…). Поставлено было изображение святого великого мученика Дмитрия на Фроловских воротах изнутри Кремля, а резан из камня повелением Василия Дмитриева сына Ермолина.

6975 (1467) (…). В тот же год обновлена внутри Кремля церковь каменная святого Вознесения, которую заложила княгиня великая Евдокия после кончины своего государя великого князя Дмитрия Ивановича, повелением великой княгини Марии и по подряду Василия Дмитриева, сына Ермолина.

6977 (1469) (…). В тот же год в Сергиевом монастыре у Троицы поставили трапезу каменную, а руководствовал Василий Дмитриев, сын Ермолина. (…) В тот же год во Владимире обновили две церкви каменные, Воздвиженья на торгу, а другую на Золотых Воротах, по подряду Василия Дмитриева сына Ермолина.

6979 (1471) (…). В том же году в городе Юрьеве-Польском развалившуюся до основания церковь каменную святого Георгия, с приделом святой Троицы, с резьбой по камню повелением князя великого Василий Дмитриев собрал и поставил как прежде.

6980 (1472) (…). Той же весною, месяца апреля 30, Филипп митрополит заложил церковь Успения святой Богородицы (…). А руководителями были у той церкви Василий Дмитриев да Иван Владимиров Голова, и меж ними возникла ссора, и отступился от этой работы Василий, а Иван стал распоряжаться.


Оригинальный текст

В лѣто 6933. Преставися благовѣрный и христолюбивый князь велики Василей Дмитреевичь всея Руси мѣсяца февраля 27 по сборѣ въ вторник в 3 часа нощи.

Митрополитъ Фотѣй сь тоя же нощы посла по брата его Юрьа въ Звенигородъ Окинфа, онъ же, не ида на Москву, иде к Галичу, а на великомъ княжении сѣде Василей Васильевичь. И князь Юрьи взя перемирие до Петрова дни с нимъ.

Того же лѣта преставися князь велики Иван Михайловичь Тверской.

В лѣто 6934. На лѣто ходил Витовтъ ко Пьскову, а был под Опочками да под Вороночем.

В лѣто 6935. Моръ <…> великъ.

В лѣто 6936. Витофтъ ходилъ къ Новугороду и стоялъ у Порхова; они же добиша ему челомъ 5000 рублевъ, владыка зъ бояры новогородьскыми 5000 рублевъ другую даша ему, а за полонъ дастъ владыка свою тысячю рублевъ.

Тое же зимы мѣсяца ноября 17 преставися преподобный игумен Никонъ, чюдный старець в 5 час дни.

В лѣто 6937. Приходиша татарове к Галичю и града не взяша, а волости повоеваша, а на Крещение приидоша изгономъ на Кострому, и поплѣнише ю, и отъидоша на Низ Волгою. Князь же великы Василей, то слышавъ, посла за ними дядь своихъ, князя Андрѣя и Костянтина, и с ними Ивана Дмитреевича; они же до Нижнего Новагорода ходивъ, и не угониша ихъ, и възвратишася.

В лѣто 6938. Въ Смоленьсце явися волкъ голъ, безъ шерьсти, и много людей ѣлъ, а в Троцехъ озеро стояло семь дней кроваво. Того же лѣта Витофтъ умре, бывъ на великомъ княжении 38 лѣт. И сѣде по немъ Швитригайло. А князь Юрьи разверже миръ съ великымъ княземъ и, оставя Галичь, сѣде, шедъ, в Нижнемъ Новѣгородѣ; и князь великы посла на него рать с дядею своимъ, княземъ Костянтиномъ. Онъ же то слыша, и отъиде за Суру, и ста на брезе, и князь Костяньтинъ, стоявъ противу, възвратися, зане не бяше, какъ преити на нь. И князь Юрьи по отшествии ихъ пакы прииде в Новъгородъ. Того же лѣта Айдаръ повоевалъ землю Литовьскую, и градъ взя Мченескъ, и Григорья Протасьева поималъ, а Киева не доиде за 80 верстъ, воюя.

В лѣто 6939. Князь великы Василей посылалъ князя Феодора Давидовича Пестрого на Болгары, и, шедъ, взя ихъ. Въ то же лѣто знамение бысть на небеси: столпы огнены. Тогда же засуха велика была, земля и болота горѣлы, мъгла же стояла 6 недѣль, яко и солнца не видети, и рыбы въ водѣ мерли. Того же лѣта Фотѣй митрополитъ преставися. Князь великы в Орду поиде, и князь Юрьи после поиде, и дастъ царь Махметъ великое княжение Василью Васильевичу.

В лѣто 6940. Преставися князь Андрѣй Дмитреевичь. И князь велики вышолъ и сѣде на великомъ княжении. И князь Юрьи иде въ свой Звенигородъ, а придалъ ему царь Дмитровъ.

В лѣто 6941. Женися князь великы Василей Васильевичь, февраля 8, и на той свадбѣ Захарья Ивановичь Кошкынъ имался за поясъ у князя Васильа у Юрьевича у Косого, и князи и бояре разьѣхашася по домом. И князь Василей да князь Дмитрей Шемяка совокупяся, и поидоша къ отцю своему въ Галич. Тое же весны князь Юрьи Дмитреевичь съ дѣтми, Иванъ Дмитреевичь с ним, совокупя силу многу, и приидоша к Москве безвѣстно на великого князя, канунъ Мироносицам, в суботу, апрѣля 5, на Клязму, за 20 верстъ. Князь же великы выиде противу ихъ не во мнозе и, побився мало, и побеже къ Москве <…>. И взявъ матерь и княгиню свою, и поиде къ Тфери, а со Тфери иде на Кострому. Князь же Юрьи сѣдъ на Москвѣ, и посла дѣтей своихъ, Василья да Дмитрея, за великымъ князем, и сказаша его на Костромѣ; онъ же и самъ поиде за нимъ и прииде х Костромѣ; и доби челомъ князь великы дяде своему, князю Юрью, и дасть ему Коломну городъ въ удѣлъ, а миръ свелъ Семенъ Ивановичь Морозовъ, любовникъ княжь Юрьевъ. Москвичи же вси, князи и бояре, и воеводы, и дѣти боярьскые, и дворяне, от мала и до велика, — вси поѣхали на Коломну к великому князю, не повыкли бо служити удѣлнымъ княземъ, и Иванъ Дмитриеевичь с дѣтьми. Видѣвше же се князь Василей да Шемяка, и убиша Семена Морозова, боярина отца своего, в набережныхъ сѣнехъ, рекуще: «Ты учинилъ ту беду отцю нашему и намъ. Издавна еси коромолникъ, а нашь лиходѣй, не дашь намъ у отца нашего жити». И въструбивше, поѣхаша с Москвы и поидоша на Кострому. Князь же Юрьи видѣвъ, яко непрочно ему седѣние на великомъ княжении, и посла къ великому князю, да идетъ на свой стол, а самъ иде въ свой градъ в Рузу, а князь великы прииде с Коломъны на Москву и помирися со княземъ Юрьемъ, и докончалные поимали на том и крестъ целовали, что великому князю въ его отчину не въступатися, а князю Юрью княжения не хотѣти, ни дѣтей своихъ приимати, ни помочи имъ не дати на великого князя. И, умирився, князь Юрьи поиде въ Галич, а князь великы князя Юрья Патрекѣевича посла воеводою на Юрьевичи со всѣмъ своимъ дворомъ. Они же отступиша съ Костромы и сташа на Куси, а в то время приспѣша къ нимъ вятчане, и от отца прииде имъ помочь, и бысть имъ бой, и одолѣша Юрьевичи, и воеводу, князя Юрья Патрекѣевича, яли, и приидоша опять на Кострому и, какъ Волга стала, и ни пошли к Турдѣевымъ врагомъ.

В лѣто 6942. Князь великы, слышавъ измѣну дяди своего князя Юрья, что дѣтемъ своимъ помочь посылалъ на великого князя заставу, и поиде князь великы Галича воевати на зимѣ той, а князь Юрьи побеже на Бѣлоозеро; князь великы Галичь повоевалъ и пожеглъ, и в полонъ повел. Тое же зимы князь Юрьи посла по дѣти и по вятчан и, собравъ силу велику, поиде на великого князя; и срѣте его князь великы въ Ростовьской области, у Николы на горѣ, и бысть имъ бой в суботу Лазареву. И побѣди князь Юрьи, а войска его побили много, и прииде к Москвѣ на Страстной недѣли въ среду, и стоялъ под городомъ недѣлю, а на Святой недѣли городъ ему отворили в среду же.

И переможе князь Юрий и поиде к Москве. И пришед, Москву взя и княгини великие поимал и послал в Рузу, а сам сѣде на великом княжении; князь же велик убѣжал съ бою в Новгород Великый, и оттолѣ иде на Мологу, и къ Костромѣ, и к Новугороду Нижнему. Князь же Юрьи посла за ним дву князей Дмитреев съ силою. Того ж лѣта преставись князь Юрьи Дмитреевич на великом княжении на Москвѣ. А сын его князь Василей послѣ отца сѣде на великом княжении на Москвѣ; и сѣде един месяць. А князи Димитреи смиришась с великим князем и согнаша князя Василья с Москвы. А князь велик Василей Васильевич сѣде на своей отчинѣ, великом княжении московьском. А князь Василей поиде к Новугороду Великому и оттолѣ къ Костромѣ. А Шемякѣ дал князь велик Углич да Ржеву, а меньшему дал князю Дмитрею Бѣжицкой Верхъ. А князь Василей Юрьевич Косой нача сбирати воя на Костромѣ на великого князя.

В лѣто 6943. Князь Василей Юрьевичь собра силу велику и поиде с Костромы на великого князя, похваляся, съ многыми силами. Князь же великы противу ему поиде, и срѣтошася у Кузмы Демьяны на Которосли, в Ярославьской отчине, месяца генваря 6; и бысть им бой, и поможе Богь князю великому, а князь Василей убеже в Кашинъ, а рати его побили много. И князь великы посла за нимъ в погоню воеводъ своихъ: Феодора Михайловича Челядню, Василья Михайловича Шею, Андрѣя Феодоровича Голтяева, Володимера Андрѣевича Зворыкина, Михаила Чепечкына, и многыхъ людей двора своего; они же не угониша его и, пришедъ, сташа на Вологде, переимая вѣсти про князя. Князь же Василей, окопився и пригнавъ на Вологду, и тѣхъ всѣхъ воеводъ князя великого поималъ, и со всѣми людьми, и оттоле иде въ Заозерье и, пришедъ, ста у Дмитрея святаго на Устьи. И прииде на него изгономъ, безъ вѣсти, князь Феодоръ Дмитреевичь Заозерьскы, со многыми людми; он же поби ихъ и посѣче многых, и угони на Волочкѣ княгиню Марью. с дочерью и съ снохами, княжю Дмитрееву, а князю Федорову матерь, а самъ князь Феодоръ утеклъ. И оттоле поиде князь Василей на Устюгъ, и там на Устюзѣ хотѣли его убити, на порании Велика дни, на заутрени, и бысть ему вѣсть. Онъ же единъ перебеже межи коръ Сухону, на Дымкову сторону, а кто не поспѣлъ людей его за нимъ, и устюжане тѣхъ побили, а что были иманци князя великого бояре, тѣхъ всѣхъ отполонили у него. Князь же Василей поиде в велице безверямении, и посла по вятчанъ, и прииде на Кострому с вятчаны. Князь же великы то слышавъ, и собрав воя, поиде на него и, пришедъ, ста у Елпатия святаго на мысѣ; и нельзѣ имъ битися о рецѣ Костромѣ, и помиришася: князь великы дастъ ему городъ Дмитров; и былъ въ Дмитрове единъ месяць.

В лѣто 6944. Князь Василей Юрьевичь поиде изъ Дмитрова опять на Кострому, а к великому князю розметные послалъ, и владыку ростовьскаго, идучи, пограбилъ, и живе на Костромѣ до пути, и поиде къ Галичю, а из Галича на Устюг, а вятчане с нимъ. И стоя подъ городомъ 9 недѣль, и городъ взялъ, а князя великого воеводу Глѣба Ивановича убилъ Оболеньского, и десятинника владычня Иева Булатова повѣсилъ, и многихъ устюжанъ, бояръ и гостей, посѣклъ и повѣшалъ, поминая имъ ту злобу, что хотѣли его самого изъимати, а людей у него много побили; а бояръ князя великого отполонили.

Тое же зимы князю Дмитрею Шемякѣ жинитися было на Углече, а поняти дщерь князя Дмитрея Заозерьского; и приѣхал на Москву князя великого звати на свадбу. И князь велик его поимал и послал на Коломну, а пристав у него Иван Старков, а Коломна за ним же.

А князь Василей Юрьевичь поиде со Устюга на Вологду, и ту его наѣхаша княжи Дмитреевы братии дворяне 500 человекъ.

И срѣти его князь велик у святого Покрова на Скорятинѣ в Ростовьской области, а с ним князь Дмитрей Юрьевич Менший, да в ту же пору служил князю великому Иван Баба дрюцьских князей, и зрядив копиа и поидоша вмѣсто и бишась, и побѣже князь Василей.

А князя Василья яша и, приведше на Москву, ослепиша его.

В лѣто 6945. Прииде на Москву Сидоръ митрополитъ.

В лѣто 6946. <…> Князю великому родися сынъ, князь Юрьи Болшей. Тое же осени князь великы посылалъ братью свою, два князя Дмитреа Юрьевичевъ, и прочихъ князей, и многыхъ воеводъ, с ними же многочисленыя полкы, на царя Махметя на Белеву, а ему же вмале сущу тогда, от иного царя убѣгшу. И убоявся князей русскых, и нача ся давати имъ въ всю волю ихъ, и въ закладѣ дѣти своя давати, и что гдѣ взяли, и не в великого князя отчине, полону, то все отдавали, и по тотъ день не чинити имъ пакости. Наши же, видѣвъше своихъ многое множество, а сихъ худое недостаточьство, и, разгордѣвшеся, поидоша на нихъ, яко пожрети их хотяще. И припустиша к граду месяца декабря 5, и превозношения ради нашего попустил Бог на нас: малое, худое оное безбожных воиньство одолѣша тмочисленым полкомъ нашимъ, неправеднѣ хотящимъ и преже губящимъ. Многое же множество избьено Руси бысть, яко единому агарянину десети или того выше одолѣти, князи же и выводы вси побѣгоша. Тогда же убиша князя Андрѣя Ивановича Лобана Ряполовского, Семена Остафьевича Горстькина, Дмитрея Ивановича Каису, князя Петра Кузминьского, а иных бесчисленое множество побьено бысть и отъ своих хрестьянъ, которыхъ, идучи к бою тому, грабили.

В лѣто 6947. Приходил царь Магамет к Москве месяца иулиа 3.

Того же лѣта князь великы Григорья Протасьевича поимавъ, и очи вымалъ. Царь же стоа у града десять дни и отъиде, а волости и села повоева.

Посады пожже, а христьяньства в полон поведоша много, а граду Москвѣ ничтоже сътвориша.

В лѣто 949. Митрополит Сидор убежал с Москвы. Тое же осени преставися князь Дмитрей Красной. Тое же зимы князь великы ходил на Новгород, и Дѣмон город взял, а мятля убили порховьского. Тогда же преставися князь Юрьи Болшей, а другий князь Юрьи родися, мѣсяца генваря 22, на Тимофѣев день. А дотолѣ за год на тот же день родился князь велик Иван Васильевич, а крестил его игумен Зиновей троецьскый.

В лѣто 6950. Князь великы роскынул со княземъ съ Дмитреемъ с Шемякою и поиде на него къ Углечю, онъ же побѣже в Бѣжицкый Верхъ, и князь великы за нимъ; и изгонити было его князю великому, и подалъ ему вѣсть Кулодарь Ирешьскый. Онъ же убеже, а Кулодаря князь великы доличився, да велѣлъ и́ кнутьемъ бити, по станомъ водя, да и дьячьство отнялъ у него. А самъ до Киясова дошедъ, да воротился, веснѣ бо сущи, и пришедъ на Москву, братью и вси люди распусти по домомъ. А со княземъ с Дмитреемъ князь Иванъ Можайскы въ одиначьствѣ былъ на Углечи у него, и князь великы его отзвалъ, а далъ ему Суздаль, а преже был за Черторижьскымъ. А князь Дмитрей, а с нимъ князь Александръ Черторижьской, после князя великого пришли ратью ольны до Сергеева манастыря безвѣстно, и не пусти ихъ игуменъ Зеновей, и ѣха напередъ самъ игуменъ и помири ихъ.

В лѣто 6951. Посылалъ князь великы воеводъ своихъ на Рязань, на царевича на Мустофу; они же шедше, и убиша его на рѣчке на Листани. Тогда же убьенъ бысть на томъ бою Василей Ивановичь Жукъ Лыков, коломеньской намѣстникъ, а Григорья Васильева сына Глѣбова застрелили в челюсть, тогда же мужьствова Феодоръ Васильевичь Басенокъ. Того же лѣта князь Иванъ Андрѣевичь поималъ боярина своего Андрѣа Дмитреева и с дѣтьми, а жену его Марью сжеглъ безлепъ. Та же зима была студена, а сѣно дорого.

В лѣто 6953. Царь прииде к Мурому отъ Новагорода отъ Нижняго, и князь великы поиде противу ему к Володимерю и посла на него воеводы, они же шедше, и побиша татаръ подъ Муромомъ. Тогда же убиша Александра Иванова сына Костяньтиновича въ Гороховцѣ, под Орѣховцемъ, въ Новѣгородѣ Нижнем, а въ Новомъ затворишася воеводы князя великого, князь Феодоръ Давидовичь да панъ Юшко Драница. А коли князь великы былъ въ Володимери, а тое же зимы пришли литовьскые воеводы: Судивой панъ, Иванъ панъ Гонцевичь, панъ Юрша, Захарья Ивановичь Кошкинъ, а с ними 7000 Литвы, и с Колуги взяли окупъ, а под Козельскомъ стояли недѣлю; а князь Михайло Ондрѣевичь слышавъ то, и посла князя Аньдрѣя Лугвицю, а съ нимъ 300 человѣкъ, а самъ бѣ боленъ тогда, чающе не многыхъ людей. Они же срѣтишася с ними в Суходрови и ударишася на нихъ, и литва побѣгоша, а наши погнаша. И приведоша ихъ на больше полкы, и ту убиша князя Андрѣя Васильевича Лугвицу Суздальского, а Судока изымаша и поведоша къ Литвѣ, а сами с тѣхъ мѣстъ възвратишася въ свояси.

Прииде Маматек царевич изгоном съ братом своим съ Ягупом на великого князя Василья Васильевича. И бысть имъ бой и сѣча зла у града у Суздаля на поли, и битых бысть обоих много, и поимал царевич князя великого да князя Михаила Андреевича, иуля въ 6, на память отца Сисоя, в пятницю. Того же лѣта Москва погорѣла в полночи, город, на съборъ архааггела Гаврила, а в нем осадѣ сущи, и много людей погорѣло, а инии потхлися.

В лѣто 954. Князь велик прииди от царевича ис полону на Дмитриевъ день в Переяславль, и прииде на Москву. И сдумавше князь Дмитрей Шемяка да князь Иван Андреевич Можайски, а с ними коромолил с Москвы Иван Старков, да и от гостей и от троицьских черньцев, и пришли к Москве изгоном, князь Дмитрей да князь Иван, а князь велик у Троици въ Сергѣевѣ монастырѣ. И князь велик сѣл Дмитрей на Москвѣ, а князь Иван скочив, и поимал князя великого у Троици, и приведше на Москву, ослѣпиша его, мѣсяца февраля въ 13 день. Того же лѣта родися князь Андрей на Углечи, августа 14.

В лѣто 955. Князь Дмитрей Шемяка собрав епископы со всее земли, и честные игумены, и прозвитеры, и, приѣхав на Углече, и укрѣпив князя великого крестным цѣлованиемь и проклятыми грамотами, и выпусти его ис поиманиа и с дѣтми, септября 15, и дасть ему Вологду въ удѣл. И прииде князь велик на Вологду и оттолѣ в Кирилов монастырь. Игуменъ же Трифон и со всею братьею благослови великого князя Василья Васильевичя и съ его дѣтми на великое княжение, а ркучи так: «Тот грѣх на мнѣ и на моей братии на главах, что еси цѣловал и крѣпость давал князю Дмитрею: а поиди, осподарь, съ Богомъ, и со всею правдою на свою отчину на Москву на великое княжение, а мы за тебя, за осподаря, Бога молим и благословяем». Князь же велики поиде ко Тфѣри и поиде вся сила московьскаа ко Тфѣри со вси страны к великому князю, из Литвы прииде князь Василей Ярославич, князь Семен Оболенской, князь Иван Ряпаловской, Феодор Басенок и иных бояръ и князей и воевод и дѣтей боярьских множество, и царевича два, Трегубъ-Каисим и Ягуп, и наѣхаша князя великого на Углечи. А тогда князь велик на Углечи сватался съ князем великим Борисом Александровичемъ за своего сына Ивана. И прииде на Москву февраля 17, в пяток Сырный.

В лѣто 956. Благовѣщение было свѣтлыя недѣли в понедѣльникъ. Того же лѣта моръ былъ на кони великъ да и люди мерли.

В лѣто 957. Декабря 15 владыка Иона рязанский поставлен бысть на митрополию на Русьскую землю, первой своими епископы, на Москвѣ. Тое же весны князь велик был на Рудинѣ селѣ въ Ярославлѣ, и приидоша на него князь Дмитрей Шемяка да князь Иван Можайскый со многими людми, и вмалѣ не бысть межи ими кропопролитиа. Князь же Иван Андрѣевич доби челом князю великому, и князь велики пожаловал его, дал ему Бѣжицьски Верхъ къ его отчинѣ, Можайску, а Шемяка поиде къ Галичу. Того же лѣта родися Борисъ у великие княгини Марьи, а князь великы был у Троици. Того же лѣта съкорые татарове были, догоняли до Похры, тогды полонили княгиню Марью съ снохою Степанидою, князя Василия Оболенського, да Григорьеву жену Козлову Морозова.

В лѣто 958. Князь велики поиде в Галичь на князя Дмитрея, князь же Дмитрей, собравъ силу многу, и постави у самоѣ стѣны подлѣ города бой, да из города пособляху, бьюще князя великого ратныхъ, но противу Божией силѣ ничтоже не успѣша и князя великого правдѣ: воскорѣ побѣже Шемяка. Мало не изымаша его, а силу его иныхъ биша, а иных поимаша, а град Галичь взяли, поможе Богъ великому князю мѣсяца генваря 28, а князь Дьмитрей побеже к Новугороду к Великому. На томъ бою убьенъ бысть удалый Григорей Семеновичь Горъсткинъ, новогородский боляринъ, а положенъ бысть въ Ярославли у Спаса, в черньцех и в скимѣ нареченный инокъ Герма. Того же лѣта Владимиръ Григорьевичь Ховрин, гость да и боляринъ великого князя, поставилъ предъ своимъ двором церковь кирпичну Возвижение честнаго креста. Того же лѣта бой былъ с татары на Бетюцѣ, тогды и Ромодана убили.

В лѣто 959. Георгиа было в Пяток велик Страстныя недѣли. Того же лѣта приходили татарове отъ Сиди-Ахметовы орды изгономъ, и слышавъ то князь велики и посла воеводу своего, князя Ивана Звенигородскаго, намѣстника коломенскаго, на берегъ к великой рецѣ Окѣ. И видѣ множество татаръ бесчислено, и побѣже отъ берега к великому князю, и повѣда ему силу велику татарьскую, а князь велики не успѣ собрати силы и выйде из града с Москвы, а во осадѣ остави Иону митрополита, да матерь свою, великую княгиню Софью, и свою великую княгиню Марью, а самъ поиде к рубежу ко тверьскому. Мѣсяца июля въ 2 прииде к Москвѣ царевичь, Сиди-Ахметовъ сынъ, а с ним князи великие ординские, и Едегерь со многими силами, и зажгоша дворы вси на посадѣ; и понесе вѣтръ огнь на город со всѣ страны, и бысть страсть велика всѣмъ людем. Святый же Иона митрополитъ повелѣ всѣмъ священикомъ пѣти молебны по всему граду, и множество народа молитися Богу и пречистой его Матери и великимъ чюдотворцемъ Петру и Алексию, и вѣтръ утиша, а татарове тое же нощи побѣгоша от града прочь, слышавьше въ градѣ шум велик, мняще князя великого пришедша со многими силами.

В лѣто 960. Князь велики Василей Васильевич посылалъ сына своего, князя великого Иоана Васильевичя, Кокшенги воевати. Того же лѣта и женися князь велики Иванъ Васильевич, мѣсяца июня 4, и поятъ княжну Марью, дщерь князя великаго Бориса Александровча Тферьского. Того же лѣта князю великому родися сынъ у великиѣ княгини, князь Андрѣй Меньший, мѣсяца августа 18.

В лѣто 61. Мѣсяца апрѣля в 9 выгорѣ Москва город от Беклемишова двора. Того же лѣта преставися великаа княгини Софья въ черницах у Вознесениа, иуня 15. Того же лѣта князь Дмитрей Шемяка Юрьевич умре со отравы в Великом Новѣгородѣ. Того же лѣта царь турскы Царьгород взял.

В лѣто 962. Преставися Ефрѣм, архиепископъ ростовьский и арославский. Того же лѣта поставленъ бысть Феодосий Бывалцевъ епископомъ граду Ростову. Того же лѣта князь велики Василей Васильевич городъ Можаескъ взялъ, а князь Иванъ Андрѣевичь побѣжалъ в Литву к королю служыти.

В лѣто 963. Владыку Питирима Пермьского вогуличи убили. Того же лѣта приходили татарове от Сидиахметевы орды, и прелѣз Оку, грабили и полон имали, и прочь ушли; а Иван Васильевич Ощера изъстоялъ с коломенскою силою, да их упустил, не смѣл на них ударитися; тогды же убили тѣ татарове князя Семена Бабича. И пришед Феодоръ Басенокъ съ великого князя дворомъ, татар бил, а полон отимал.

В лѣто 964. Князь велики Василей Васильевич ходилъ ратью на Великий Новгород; новогородци же, собравъ силу многу, и пошли противу великого князя и пришли под Русу, а туто лучилися князя великого воеводы: князь Иоанъ Васильевичь Оболеньский Стрига з братьею, да Феодоръ Васильевичь Басенок, удалый воевода, новогородцевъ смердовъ били, а иных поимали. А князь велики тогды во Ажелобицахъ стоялъ, и приѣха к нему архиепископъ Еуфимий с лучшими людми и доби и челом великому князю на всей его воли. Того же лѣта преставися князь велики Иоанъ Феодорович Рязанский. Того же лѣта князь велики Василей Васильевич поималъ шурина своего, князя Васильа Ярославича, мѣсяца иуля въ 10.

В лѣто 66. Мѣсяца сентября 29 сгорѣ город Муромъ. Тое же осени, месяца октября 22, треть Москвы сгорѣ. Тое же зимы, февраля месяца 15, родися великому князю Ивану Васильевичу сынъ, и нарекоша имя ему Иванъ. Того же лѣта преставися Еуфимий архиепископъ новгородски. Того же лѣта князь велики посылалъ на Вятку Ряпаловьских, и Григорей Перфушков у вятчан посулы поимал, да имъ норовил, ини Вяткы не взяли. Того же лѣта поставили церковь кирпичну святое Ведение на Симановьскомъ дворѣ в городѣ.

В лѣто 967. Поставили на Москвѣ Иону архиепископомъ Новугороду Великому. Того же лѣта Иона митрополитъ у Пречистыѣ поставилъ придѣлъ, церковь камену во имя Похвалы святыя Богородица. Того же лѣта князь велики, слышавъ, что Григоре Перхушковъ вятчаномъ норовил, и повелѣ его изымати, и вести в Муромъ, и посадити в желѣза, а на Вятку послалъ в свое мѣсто князя Ивана Юрьевичя, а с нимъ воеводы свои и дворъ с нимъ свой весь. Он же, шед, городы поималъ Орловъ да Котельничь, а под Хилинымъ стоялъ долго, бьяся на всякъ день; вятчяне же, видяще себе побѣждаемы всегда, и добиша челом князю Иоану на всей его воли, чего хотѣлъ государь князь велики.

В лѣто 968. Князь велики Василей Васильевчь былъ в Новѣгородѣ Великомъ миром. Тогды же Феодоръ Васильевич Басенокъ пил у посадника и поѣха ночи на Городище, и удариша на него шилники, и убиша у него слугу, именем Илейку Усатого, рязанца, а сам едва утече на Городище и с товарищи. Новогородци же, слышавше голку, и возмятошася, и приидоша всѣмъ Новым городомъ на великого князя к Городищу: чаяли, что князя великого сынъ пришелъ ратью на нихъ, и едва утолишася, мало упасе Богъ от кропопролития. Того же лѣта, мѣсяца июля 14, буря была страшна велми, лѣсъ ломило и хоромы рвало, а во 18 день солнце гибло того же мѣсяца. Того же лѣта царь Ахмутъ Большые Орды, Кичи-Ахметевъ сынъ, приходилъ ратью к Переяславьлю к Рязаньскому и стоалъ под городомъ три недѣли, на всяк день приступая ко граду, бьющеся, граждане же, милостью Божиею и Пречистыя его матери, одолѣваху ему и много у него татаръ побили, а отъ гражан ни единъ врежденъ бысть; и поиде прочь с великим срамом, а на Казат улана мирзу велико нелюбие држа, тотъ бо бяше привелъ его, не чающе от Руси ничего съпротивления. Того же лѣта на монастырьском дворѣ на Троецкомъ Сергиева манастыря поставлена бысть церковь камена святое Богоявление, да того же лѣта перед княжимъ двором Васильевича, в Боровитьскихъ воротѣхъ, заложили церковь камену святаго Иоана Предтечи.

В лѣто 69. Преставися князь велик Борисъ Александрович Тферскый, февраля 18. А тое же весны преставися Иона митрополит киевский и всея Руси, марта 31. И поставиша на митрополию Феодосиа архиепископа ростовьского, маа 3.

В лѣто 970. Мѣсяца генуариа 24, в день недѣлный, у Михаилова Чюда в монастыри, у гроба святаго Алексия митрополита чюдотворца простило черньца Наума, ему же бѣаше нога отъ рождениа прикорчена, и хожаше на деревяници, и бысть здравъ. Тоѣ же зимы, мѣсяца февраля 1, поставили на Москвѣ владыку на Рязань Давида, казначиа Ионина. Тоѣ же весны, в Великое говѣйно, на Федоровой недѣли, прииде вѣсть князю великому, что княжы Васильевы Ярославича дѣти болярьскиѣ и иныѣ дворяне хитростью коею хотѣша огосударя князя выняти с Углеча ис поиманиа, и обличися мысль их, и повелѣ князь велики имать ихъ, Володку Давидова, Парфена Бреина, Луку Посивьева и иных многихъ, казнити, бити и мучити, и конми волочити по всему граду и во всѣмъ торгом, а послѣди повелѣ имь главы отсѣщи. Множество же народа, видяще сиа, от боляръ и от купець великихъ, и от священиков, и от простых людей во мнозѣ быша ужасѣ и удивлении, и жалостно зрѣние, яко всѣхъ убо очеса бяху слез исполнени, яко николиже таковая ни слышаша, ниже видѣша в руских князехъ бываемо, понеже бо и недостойно бяше православному великому осподарю, по всей подсолнечной сущю, и такими казными казнити, и кровь проливати во святый Великий пост. Тое же весны, не по мнозѣ времени, в той же во святый пост князь велики повелѣ у себя на хрептѣ труд жещи сухотныя ради болести, великая же княгини его и боляре его вси возбраняху ему, он же не послушавъ ихъ, и с тѣхъ мѣстъ разболѣся. Того же лѣта, мѣсяца марта 27, преставися благовѣрный и христолюбивый великий князь Василей Васильевичь, а княжение великое дасть столъ свой сыну своему, князю великому Иоану Васильевичю. А князю Юрью дасть город Дмитровъ, да Можаескъ, да Серпоховъ, да Хотунь, да бабины села и волости, великиѣ княгини Софии. А князю Андрѣю Болшему город Углечь Поле, да Бѣжецский Верхъ, да Звенигород, да мати его, великая княгини Мариа, после великого князя жывота придала ему Романовъ город на Волзѣ, а прежде того былъ ярославьское княжение. А князю Борису дал город Волок Ламьски, да Ржеву, да Рузу, да послѣ князь велики Иван придалъ ему Вышегород Поротовьский да Марьины села Голтяевы, бабы его, ему же далъ. А сыну своему князю Андрѣю Меншему далъ городъ Вологду, да Заозерье на Кубенѣ, да князь велики Иоан послѣ придалъ ему городокъ Торусу, да Городець на Поротвѣ. Того же лѣта князь велики Иоанъ Васильевичь сѣде на столѣ отца своего на великомъ княжении в Володимири и на великомъ княжении в Новѣгородѣ Великом и Нижнемъ, и на всей Руской земли

В лѣто 971. Во градѣ Ярославли, при князи Александрѣ Феодоровиче Ярославьскомъ, у Святаго Спаса в монастыри во общинѣ явися чюдотворець, князь велики Феодоръ Ростиславичь Смоленский, и з дѣтми, со княземъ Костянтиномъ и з Давидомъ, почало от ихъ гроба прощати множество людей безчислено. Сии бо чюдотворци явишася не на добро всѣм княземъ ярославскимъ: простилися со всѣми своими отчинами на вѣкъ, подавали ихъ великому князю Ивану Васильевичю, а князь велики противъ ихъ отчины подавалъ имъ волости и села; а изъ старины печаловался о них князю великому старому Алекси Полуектович, дьяк великого князя, чтобы отчина та не за ними была. А послѣ того в том же градѣ Ярославли явися новый чюдотворець, Иоанъ Огафоновичь, сущей созиратай Ярославьской земли: у кого село добро, инъ отнялъ, а у кого деревня добра, инъ отнялъ да отписалъ на великого князя ю, а кто будеть сам добръ, боаринъ или сынъ боярьской, инъ его самого записал; а иныхъ его чюдесъ множество не мощно исписати ни счести, понеже бо во плоти суще цьяшосъ.

В лѣто 972. Мѣсяца генуаря 28 князь велики рязаньский женися на Москвѣ, у великого князя Ивана Васильевичя, поятъ у него сестру, княжну Анну. Тоа же зимы, мѣсяца марта, поставили на Москвѣ Иосифа Грека архиепископом в Кесарию Филиппову.

В лѣто 973. Феодосий митрополит остави митрополию сентебря 13. Тоѣ же осени, мѣсяца ноабря 11 поставли на Москвѣ в митрополиты владыку суздальскаго Филипа.

В лѣто 975. Месяца апрѣля 22 преставися великаа княгини Марьа тферянка, въ 3 час нощи. Того же лѣта Трифонъ остави архиепископью ростовьскую. Того же лѣта церковь каменую святое Вознесение обновлено внутри града.

В лѣто 76. Князь великий Иван Васильевич посылал под Казань царевича Каисыма, да с ним князя Ивана Юрьевича, да князя Ивана Васильевича Стригу, и дворъ князя великого. И сташя у Волги втаи. И татарове была на них были вышли из судовъ, а наши хотели их заскочити от брега, и нѣкто юноша, именем Айдаръ, постелник великого князя, наполнився духа ратна, и не отпустя их нимало от судна, и кликну на них, они же устрашившеся, и вмѣташашась в суды, и побѣгоша на Волгу; в той день сдѣяся спасение велико татаром здоровиемъ Айдаровым Григорьева сына Карповича. Тое же осени Филипп митрополит Възнесение свящалъ въ городѣ каменое. Тогды же и рать была на черемису. Тое же осени поставили архимандрита Спасовьского Васияна Рыла въ архиепископью на Ростовъ, декабря 13.

В лѣто 977. Мѣсяца майа 27, в недѣлю Слѣпаго, князь Андрѣй Васильевичь Болшей женилъся, понял княжну Елену, мизоцьского князя дщерь. Тоѣ же весны князь велики Иван Васильевичь послалъ на Казань рать судовую, а берегомъ послал брата своего, князя Юрья Васильевичя, да князя Андрѣа Болшего, да с ними всѣ князи и воеводы свои, и двор свой весь.

И судовая рать наперед пришла, маа 21, в недѣлю 50-ю, на ранней зори, и взяти имъ было Казань, пришли безвѣстно. И пожаловал ихъ наш воевода, именем Иван Дмитреевич, нарицаемый Руно, отбилъ их от ворот прочь, а татаром спящим.

И послѣ того, мѣсяца июня 4, Хрипунъ княжь Семеновъ сынъ Ряполовьского бил татаръ на берегу за Волгою и уби лиходѣа татарина Колупая, всѣхъ пуще татаръ, и ординьских и казаньскихъ. Того же лѣта князя великого дѣти боарьскиѣ со устюжаны шли в судѣхъ Волгою мимо Казань, а чаяли, что рать великого князя подъ Казанью, и татарове переняли ихъ в судѣх, да с ними былъ бой велми крѣпок, и дѣтей боярьскихъ и устюжан побили, а иных поимали, а князя великого рать в ту пору была в Новѣгородѣ в Нижнем, понеже бо татаровѣ всю рать судовую исподъ Казани отбили. А убили тогды на Волзѣ князя Данила Васильевичя Ярославьского да Никиту Костянтинова сына Бровцина, да устюжанъ много, а Тимофѣя Плещѣева Юрлища полонили и иныхъ много <…>.

В лѣто 978. Мѣсяца сентебря 1 князь Юрьи Васильевичь прийде под Казань со всѣми силами: и судовые рати поидоша пѣши под городом; татарове же выѣхавше из града и побившеся мало, и побѣгоша во град, а русь погониша ихъ и сташа подъ городомъ, и окружывше ихъ, якоже силный лѣсъ, и воду отъаша у нихъ. Царь же Обреимъ, видя себе в велице бедѣ, и нача посылати послы ко князю Юрью Васильевичю, прося мира, князь же Юрьи помирися с нимъ на всей своей воли и какъ надобѣ брату его, великому князю. Того же лѣта, мѣсяца августа 30, погорѣ град Москва нутрь весь.

В лѣто 979. Ноабря 8 преставися архиепископъ Иона Новуграду. Тоѣ же осени поставленъ Прохоръ игуменъ на епископью на Сарайскую. Тое же весны, мѣсяца майя 9 князь Борисъ Васильевичь женилъся на Москвѣ, а понялъ княжну Ульяну, дщерь князя Михаила Дмитреевичя Холмьского. Того же лѣта, мѣсяца иуня 20, князь велики Иванъ Васильевичь, з братьею и со всѣми силами, поиде к Новугороду к Великому со вси страны, воюючи и плѣняющи за ихъ измѣну и неисправление. Новогородци же, собравше силу велику, и поидоша к рецѣ Шелонѣ на бой противъ великаго князя. А в то время случися туто быти князя великого воеводамъ: князю Данилу Дмитреевичю Холмьскому, да Феодору Давидовичю, и княжю Юрьеву воеводѣ Василью Феодоровичю Вельяминову, и воеводы, видѣвьше новогородцкую рать, и поидоша на нихъ за рѣку Шелону и, перебредше, начяша битися. Новогородци же, мало бившеся, и побѣгоша. Москвичи же погониша их, бьюще и сѣкуще, и плѣняюще, бѣ бо пришло ихъ мьножество зѣло, якоже и лѣсъ, а москвичь мало велми, понеже бо не ѣдинимъ мѣстомъ князя великого рать пошла, но многими дорогами. И ту поимавше посадниковъ лучшихъ и людей добрых новогородцевъ, окупъ с нихъ имаху, а посадниковъ приведоша к великому князю, он же, разьярився за их измѣну, и повелѣ казнити их: кнутьемь бити и главы их отсещи. Сий же бой былъ мѣсяца иуля.

Того же лѣта вятчанѣ Сарай взяли. Того же лѣта князя великого воеводы: Василей Феодорович Образець да Борисъ Тютшевъ Слѣпець, а с ними устюжане, да вологжанѣ, да вятчяне пришли на Двину в судѣхъ, и срѣте ихъ князь Василей Васильевичь Суздальский со многою силою новогородскою и со всѣми двиняны в судѣхъ же, и обославшеся межь себе, излюбиша, вышед на берегь, битися, и бысть им бой великъ зѣло, и победиша князя Василья, и новогородцкую силу побили, мало ихъ осталось, а князь Василей утече. Вездѣ бо Бог помогаше великому князю за его исправление.

В лѣто 980. Сентебря 1 князь велики прииде на Москву со многою користию, а нареченный владыка Феофилъ и с лучшими людми со останощными доби челомъ на всей воли его. Того же лѣта, месяца ноабря 8, поставили игумена Филофиа ис Ферапонтовы пустыни на Пермь во епископы. Тоѣ же осени, месяца декабря 8, поставленлъ бысть во епископы на Рязань Феодосий анхимандритъ Чюдский. Того же мѣсяца, 15, поставили на Москвѣ во архиепископы Феофила в Новьгородъ Велик. Тоѣ же зимы по Рожествѣ Христовѣ авися звѣзда велика, а от неа луч велик и долог и велми свѣтелъ, свѣтлие самоѣ звѣзды, а восхождаше о 6 часѣ нощи съ лѣтнего восхода солнечнаго и идяше к западу лѣтнему же; а лучь въперед от нея, а на конець луча того, аки птичь хвостъ распростертъ. Того же лѣта мѣсяца генваря явися другая звѣзда хвостата же над лѣтнимъ западомъ, хвость же еа тонокъ, а не добрѣ долог, вверхъ к той звѣздѣ концемь, а первыѣ звѣзды луч темнѣе; но первая звѣзда за 3 часы до восхода солнечаго погибаше, на коем мѣсте ставилася, а та звѣзда другая по захождении солнца толико же часовъ, а на том же мѣсте являшеся. Тоѣ же зимы князь велики послалъ князя Феодора <…> Пестрого воевати Перми Великиѣ за ихъ неисправление. Тое же весны, мѣсяца апрѣля въ 30, Филипъ митрополитъ заложи церковь Успение святыя Богородица на площади у своего двора, а разрушы церковь камену же, юже Петръ митрополит заложилъ; и выняша мощи святаго Петра митрополита, и Феогнаста, и Киприана, и Фотиа, и Иону митрополита.

Того же лѣта, иуня въ 26, в пяток, приде вѣсть к великому князю ис Перми, что воевода его князь Феодоръ Пестрой землю Пермьскую взял, а которые князю великому грубили, тѣх всѣх поимал, к великому князю прислал, а землю всю привел за него. Того же лѣта, иуля въ 20, на Ильинъ день, въ 3 час нощи загорѣся посад на Москвѣ, и много дворов погорѣ, и церкви от Голутвинского двора. Того же лѣта безбожный царь Ахмут Кичиахметевич со всею Ордою поиде на Русь, и подшед близ Руси, и остави у цариц старых и болных и малых, и поиде съ проводники непутма, и проиде к рецѣ Окѣ под город под Олексин с литовского рубежа, а въ градѣ том бѣаше воевода, именем Семион Васильевичь Беклемишевъ, человѣкъ на рати велми храбръ. И повелѣ ему князь великий осаду распустити, поне же не успѣша доспѣха ничесо же запасти, чѣмь битися с татары. Он же захотѣ у них посула, и гражданѣ алексинци даваша ему 5 рублевъ, и захотѣ у них еще шестаго рубля, жѣне своей, и се глаголющи имь, приидоша татарове. Семенъ же побѣже за рѣку Оку съ женою и съ слугами, и татарове за нимъ в рѣку. И в то врѣмя приспѣ на бѣрегъ князь Василий Михайлович Удалый не съ многыми людми, и нача с татары битися, и не пусти их через рѣку.

И по малѣ времени прииде князь Юрьи Васильевичь изъ Серпохова со многими силами своими; и потом прииде князь Борисъ Васильевич, братъ его, с Козлова броду, з дворомъ своимъ; и часа того же князя великого воевода Петръ Феодорович Челяднинъ приспѣ со множествомъ вои, князя великого двором, и бѣ видѣти татаромъ велми страшно, такоже и самому царю, множество воа русского. А лучися тогды день солнечный: якоже море колиблющеся, или езеро синѣющеся, вси в голыхъ доспѣсехъ и в шеломцѣхъ сь аловци, и не мога царь ничтоже створити, и повелѣ к городу приступати татаромъ своимъ; они же крѣпко начаша битися с ними з города и убиша у нихъ много татаръ под Олексинымь. И почаше изнемогати во град людие, понеже нѣчим имъ битися, не бысть у нихъ никакова же запаса: ни пушокъ, ни тюфяковъ, ни пищалей, ни стрѣлъ. И татарове зажгоша градъ, и людие же градстии изволиша огнемъ згорѣти, нежели предатися в руцѣ поганых. Князи же и воеводы, видѣвше християньство погибаемо, и велми восплакахуся, зане не бѣ имъ куды пособити велика ради реки Оки непроходимыя. Царь же и вьси татарове, видѣвше множество руси, наипаче бояхуся князя Юрья Васильевичя, понеже бо имени его трепетаху, и нелзѣ бѣ ступитися на бой, но чааху татарове и самого князя великого туто. И начаша кликати чрезъ рѣку наших татаръ, и приѣхаша к ним на берегъ противу ихъ, и вспрашаху про великого князя и про царевичя Данияра, и о братии великого князя. Они же сказаша, яко князь велики стоить под Ростиславлемъ со многими силами, а царевичь Даниаръ Касымовичь на Коломнѣ стоитъ своимъ дворомъ, а с ним множство воевь, великого князя воеводъ, а князь Андрѣй Васильевчь да брат его князь Андрѣй Васильевичь Менший стоятъ в Торусѣ, з дворы своими и со иними многими силами. Татарове же, удивльшеся множество воя русского, и воспросиша: «А сей кто стоить противъ царя?» И рекоша нашы: «А то князь Юрьи да князь Борис, братья великого князя, толко пришли с своими дворы». Татарове, слышавше, и сказаша царю своему, царь же часа того побѣже прочь.

А водя съ собою посла князя великого, киличиа Григориа Влънина, и блудучися того, егда князя великого царевичи възмут Орду и царици его. Тогды же княгини великая еха в Ростовъ, и разболѣся в Ростовѣ. Князь же великий прииде на Москву, и князь Юрьи с ним. И слыша матерьню болѣзнь, и погони навѣщати матери с меншею братиею. А князь Юрьи разболѣся и преставися, лѣта 81, сентября 12.

 

ДОПОЛНЕНИЯ В ТЕКСТЕ ЕРМОЛИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ, СВЯЗАННЫЕ С ВАСИЛИЕМ ДМИТРИЕВИЧЕМ ЕРМОЛИНЫМ 

6970. <…>. Того же лѣта, мѣсяца июля 27, священа бысть церковь камена святый Афонасей на Москвѣ, во Фроловьскихъ воротехъ, а придѣлъ у неа святый Пантелѣймонъ, а ставилъ еѣ Василей Дмитреевъ сынъ Ермолина. Того же лѣта стѣна поновлена городная от Свибловы стрѣльници до Боровицких воротъ, каменем, предстательствомъ Василия Дмитреева сына Ермолина.

6972. <…>. Того же лѣта, мѣсяца июля 15, поставленъ бысть святый великий мученикъ Георгий на воротехъ на Фроловьскихъ, рѣзанъ на камени, а нарядомъ Васильевымъ, Дмитреева сына Ермолина.

В лѣто 974. Поставленъ бысть святый великий мученикъ Дмитрей на Фроловьскихъ воротехъ изнутри града, а рѣзанъ в камени, а повелѣниемь Васильа Дмитреева сына Ермолина.

6975. <…>. Того же лѣта церковь камена святое Вознесение обновлено внутри града, что была заложила княгини великая Евдокия, после своего огосударя великаго князя Дмитреа Иоановича, повелѣниемъ великиѣ княгини Марьи, а предстательствомъ Васильа Дмитреева сына Ермолина.

6977. <…>. Того же лѣта в Серьгеевѣ монастыри у Троици поставили трапезу камену, а предстатель у неѣ былъ Василей Дмитреевъ сынъ Ермолина. <…> Того же лѣта в Володимери обновили двѣ церкви камены, Воздвижение въ торгу, а другую на Золотыхъ Воротехъ, а предстательствомь Василья Дмитреева сына Ермолина.

6979. <…>. Того же лѣта во градѣ Юрьевѣ в Полскомъ бывала церковь камена святый Георгий, а придѣлъ святая Троица, а рѣзаны на камени вси, и розвалилися вси до земли; повелѣниемь князя великого Василѣй Дмитреевь тѣ церкви собралъ вси изнова и поставилъ, какъ и прежде.

6980. <…>. Тое же весны, мѣсяца апрѣля въ 30, Филипъ митрополитъ заложи церковь Успение святыя Богородица <…>. А предстатель были у тоѣ церкви Василей Дмитреевь да Иванъ Голова Володимеровъ, и промежь ихъ бысть пря, и отступися всего наряда Василей, а Иванъ почя наряжати.

Добавить комментарий