Хождение на Флорентийский собор

 

В 6945 (1437) году, в Рождество святой Богородицы, поехал митрополит Исидор из Москвы, приехал в Тверь в день Воздвижения честного креста. А с ним был владыка Авраамий Суздальский. И встретил его тверской князь Борис со своими боярами с большими почестями, также и владыка Илья с крестами, со всеми священниками, и все население того города. И пробыл он в Твери девять дней. А выехал в воскресенье и ночевал в Саввиной пустыни. А от Москвы до Твери сто восемьдесят верст. А от Твери до Торжка шестьдесят верст, а от Торжка до Волочка семьдесят верст. А от Волочка поехал в ладье по реке Мете к Великому Новгороду, а кони шли берегом. А от Волочка до Новгорода по реке триста верст.

 

И встретили митрополита далеко до Новгорода новгородский владыка Евфимий и посадники с большими почестями. И митрополит ночевал в Юрьевом монастыре. Утром же, 7 октября, въехал в город, и там снова встретил его владыка с крестами, с попами и дьяконами, и весь народ, и от множества народа была большая теснота. И подойдя к городским воротам, — на воротах была церковь, — митрополит облачился в ризы, и вместе с ним облачился и владыка Авраамий. И здесь святили воду и кропили ею народ. И затем митрополит пошел к собору святой Софии и здесь снял облачение, и в тот же день пировал у архиепископа Евфимия, где ему оказали большие почести. Пробыл же в Новгороде семь дней.

 

Из Новгорода митрополит поехал во Псков. И псковичи встретили его на рубеже, и весьма почтили. И приехал в Псков в декабре в день святого Николы. И у города встретили его священники с крестами и множество народа. И в тот же день служил он обедню в соборе святой Троицы, и с ним владыка Авраамий, и благословил народ; и псковичи подарили ему двадцать рублей. А от Новгорода до Пскова сто восемьдесят верст. И тут для митрополита устраивались многие пиры, и дары ему большие давали. И, отпуская его, псковичи подарили ему сто рублей. И поехал из Пскова в Немецкую землю в январе месяце в день святого апостола Тимофея. А пробыл во Пскове семь недель.

 

Первый немецкий город был Коспир, город юрьевского епископа. И тут его встретил юрьевский епископ с большими почестями по своему немецкому обычаю, со своими немецкими магистрами, с трубами и со свирелями, и оказал ему большие почести, и дал многие дары. А от Пскова до города Юрьева сто верст.

 

И приехал господин к Юрьеву, и далеко до Юрьева его встретили бургомистры, и ратманы, и священники с крестами, и множество народа из того города, и оказали ему большие почести.

 

Город же Юрьев большой, построен из камня, здания в нем замечательные, и мы, не видевшие таких раньше, удивлялись; в городе много также церквей и больших монастырей. И есть в нем один женский монастырь, устроенный по их обычаю, весьма замечательный: монахини никогда не выходят из того монастыря, а постригаются в нем только девицы, и поэтому они называются святые девы; одежда же у тех черниц — рясы и мантии — белые, как снег, а на головах их черный венец, а поперек главы крест, а поверх всего покрывала, тоже белые, как снег; и из мирян никто к ним не ходит, только мы были у них с господином и, видев их жизнь, удивлялись. С той стороны, откуда мы приехали, река огибает город; и есть у них горы, поля и сады красивые. Церквей же православных у них две: святого Николы и святого Георгия; православных же мало.

 

А от Юрьева до города Риги двести пятьдесят верст, и по пути от Юрьева к Риге мы видели много городов. И ехал митрополит через город Вольмар, и встретили его знатные господа за день пути до Риги; и когда приблизились к городу, встретили его архиепископ Тимофей, и архимандрит Захарий, и бургомистры, и ратманы, и все население города с трубами, и свирелями, и скрипками, с великими почестями.

 

А приехал в Ригу 4 февраля, в день святого Исидора, до обеда. В городе же его встретили с крестами попы и весь народ и были ему очень рады. И ел господин у архиепископа; и владыка Авраамий и Фома, тверской посол, сидели за одним столом с митрополитом и архиепископом, а мы — за другим; и тут видели почести большие, и вина различные были. И здесь господин пробыл восемь недель.

 

И затем митрополит поехал к морю на корабле, и проводили его с великими почестями; и поехали из Риги к морю по реке Двине 5 мая, в день мученицы Ирины. Пробыв день на берегу моря, он затем на корабле поплыл по морю в среду четвертой недели после Пасхи, в праздник Преполовения. И только один день был попутный ветер. Затем, по прошествии немногих дней, внезапно, в полночь, налетела на нас буря, хотя ветра и не было, корабль захлестывало волнами так, что даже верхняя надстройка на нем заливалась водой. Мы же все, отчаявшись в жизни, восклицали: «Увы! погибаем». Но так продолжалось недолго, и никогда больше такой бури не бывало. Вслед за бурей на море наступила тьма и ветер не веял. И немцы начали роптать: «Не из-за нас это случилось, но из-за православных». И пришли немцы к господину, говоря: «Видишь ли ты, какая случилась беда — наступила тьма и прекратился ветер; а тут поблизости скалистый остров Готланд, около которого грабят пираты. И поэтому мы пришли просить тебя: помолись Богу, а мы будем молиться по-своему». Тогда господин призвал владыку Авраамия, и тверского посла Фому, и архимандрита Вассиана, и всех своих бояр, и сказал: «Епископ, помолись Богу». И господин начал молебен святой Богородице Одигитрии со своими греками по-гречески, а владыка Авраамий по-своему, по-русски. И стала тьма расходиться — уже было к вечеру, — и подул попутный ветер; и с тех пор мы не знали никаких бед. И по прошествии многих дней увидели берег и благополучно достигли гавани.

 

Девятнадцатого мая, в понедельник, в день святого мученика Патрикия, митрополит спустился с корабля, и когда сошел на пристань, его встретили там бургомистры и ратманы. От славного города Любека по морю тысяча верст, а по берегу полторы тысячи. И встречавшие прибыли с двадцатью возами, и мы сели на них и поехали к городу; и когда мы были уже близ города, нас встретило много народа.

 

И увидели мы прекрасный город: тут были и поля, и небольшие холмы, и сады красивые, и замечательные дома с позолоченными фронтонами, и монастыри в нем были также весьма замечательные и большие; и товаров всяких было в нем полно. А вода подается в него, течет по трубам по всем улицам и бьет из фонтанов — студеная и вкусная. И когда митрополит посещал храмы в праздник Вознесения, мы видели священные сосуды, золотые и серебряные, и множество мощей святых. И тут пришли монахи и начали звать господина посмотреть их монастырь. И когда он пришел, показали ему бесчисленное множество священных сосудов и дорогих златотканых риз, украшенных драгоценными камнями и жемчугом. И увидели здесь необычайное диво, которое умом нельзя постигнуть и словами описать: просто, как живая, стоит Пречистая и держит на руках младенца Спаса; и как зазвенит колокольчик, слетает ангел сверху, неся в руках венец, и возлагает его на Пречистую; и идет звезда, как по небу; и вслед за звездой идут три волхва, а перед ними — человек с мечом, а за ними человек с топором; и несут дары Христу, золото, и благовония, и миро, и подходят к Христу и Богородице, и кланяются; Христос же, обернувшись, благословляет их и хочет взять дары руками, играя, как дитя, у Богородицы на руках; они же кланяются и отходят; и ангел взлетает вверх, взяв венец. Затем привели нас туда, где лежат их книги, и видели более тысячи книг, и всякое добро несказанное, и всякие искусные вещи, и палаты чудесные. И ввели нас в свою трапезную, и принесли различные вина, и много разных сластей; и тут оказали господину великие почести. И потом увидели мы — на реке, на расстоянии ста сажен от монастыря, устроено колесо, которое забирает воду из реки и направляет ее во все дома. И на том же валу находится малое колесо, которое мелет и валяет красивые сукна. Тут же видели в здании двух диких зверей, прикованных цепями около окна.

 

А митрополичьих коней гнали по берегу от Риги к Любеку: к Курляндской земле, и через Жмудскую землю в течение трех дней, и оттуда к Прусской, и оттуда к Поморской земле, и оттуда к Штральзундской земле, и оттуда к Висмарской, и оттуда к Любеку. И господин на корабле прибыл в Любек в тот же день, что и кони, которых гнали берегом, а поехали с конями из Риги за шесть недель до отъезда митрополита.

 

И он выехал из Любека на конях в пятницу Троицыной недели и переночевал в городе Мёльне, до которого четыре мили от Любека. И около того города имеется озеро, а с другой стороны проведен канал протяженностью более двадцати верст из великой реки Эльбы. А от города Мёльна до реки Эльбы четыре мили. А у реки Эльбы находится Мечь-река, перевоз через которую составляет три версты. А от той реки до города Люнебурга две мили.

 

От Любека до Люнебурга восемь миль. Этот город по своим размерам подобен Любеку. И в нем воздвигнуты с большим искусством фонтаны: колонны из меди, позолоченные, трех сажен в вышину и больше, и около каждой из колонн имеются сделанные также из меди статуи людей; и из тех людей вытекают воды вкусные и студеные: у одного изо рта, а у другого из уха, а у иного из глаза, а у иного из локтя, а у иного из ноздрей, — вытекают очень быстро, как из бочек; статуи людей выглядят как живые, и фонтаны те напояют весь тот город и скот; и все устройство для подачи воды выполнено с таким большим искусством, что его нельзя описать словами.

 

А от Люнебурга до города Брауншвейга шестнадцать миль. И тот город по своей величине больше всех ранее названных городов. И в нем можно увидеть замечательные здания с удивительными крышами: покрыты они пластинами из синего камня хорошо и искусно, как лемехом, и укреплены гвоздями так, что прочно держатся в течение многих лет. И по всему тому городу проведены каналы, берега и дно которых выложены камнем; а другие воды подведены к фонтанам, как и в ранее описанных городах. И весь тот город выглядит таким укрепленным, что вызывает удивление.

 

А от Брауншвейга до города Магдебурга одиннадцать миль. Тот город по своим размерам подобен Любеку. И в нем улицы выложены камнем и дома из камня построены, и воды к нему приведены из Аламанской земли.

 

За этим городом находится город очень большой, называемый Лейпцигом. А за ним город, называемый Эрфуртом, большой и замечательный, поражающий своим богатством и ремеслами искусными; и таких товаров и ремесел мы не видели ни в одном из прежде описанных городов.

 

Следующий за ним город Бамберг также велик и замечателен. Тут мы отпраздновали праздник святых апостолов Петра и Павла, и тут видели, как ходили по городу триста попов с крестами.

 

В тот же день господин выехал из этого города, и, проехав одну милю, мы остановились в городе по названию Понт, а около него течет река — Тиск, и поэтому тот город зовется Понтенск. И тот город — родина окаянного Пилата. В этом городе находилась его вотчина, и здесь он родился, и по названию города он прозывается Понтийский Пилат.

 

И за этим городом находится город Нюрнберг, весьма большой и укрепленный. И людей в нем много, и товаров. И в нем из белого камня выстроены с большим мастерством удивительные здания; и каналы подведены к тому городу с огромным трудом и умением; а кроме того, вода подведена к фонтанам с большим искусством, нежели во всех ранее описанных городах; и рассказать об этом невозможно, и понять это нельзя. От Любека до Нюрнберга сто миль.

 

И тот город Нюрнберг стоит посреди Аламанской земли. В Аламанской же земле вера не иная и язык не иной, но там такая же вера — латинская и язык немецкий же, но в языке различия есть: как у русских с сербами, так и у населения Аламанской земли с немцами.

 

И в семнадцати милях от того города находится город, названный в честь императора Августа; этот город основал и создал на славной реке Дунае император Юстиниан, и поэтому называется город Август, а по-немецки Аугсбург. И величиной он превосходит все ранее описанные города. И дома в нем, и снабжение водой, и всякие другие устройства весьма замечательны. И храмы в нем воздвигнуты, снаружи весьма искусно расписанные, и внутри они расписаны, как и другие храмы; и там изображен император Юстиниан, первый основатель того города, и другие римские императоры изображены, а также венгерские и аламанские короли.

 

А от того города до Альпийских гор десять миль. А от Альпийских гор до князя, называемого дука, пятнадцать миль, и тот князь владеет небольшим городом Инсбруком. И от, этого города к Альпийским горам до города Тренто двадцать четыре мили. И оттуда во Фряжскую землю до города Падуи пятнадцать миль. И путь через все Альпийские горы составляет шестьдесят миль. Горы же не только тут: простираются они от Черного моря и до Белого и называются пояс земной, каменный. Так высоки они, что облака вдоль них движутся и с них подымаются. Снега же лежат на горах от их сотворения; летом в горах жара и зной большой, но снег не тает. Падуя — город весьма большой и укрепленный. И от него до города Феррары десять миль. И мы приехали туда в третий день после Госпожина дня.

 

И там мы встретили римского папу Евгения; было это на расстоянии пятидесяти миль от Рима. Там же мы застали святого греческого императора Иоанна, и святого вселенского патриарха Иосифа, и святой вселенский собор. А на соборе были с патриархом двадцать два митрополита: первый — гераклейский Антоний, второй — эфесский Марк, третий — русский Исидор, четвертый — монемвасийский Досифей, пятый — трапезундский Дорофей, шестой — кизикский Митрофан, седьмой — никейский Виссарион, восьмой — никомедийский Марк, девятый — лакедемонский Мефодий, десятый — тырновский Игнатий, одиннадцатый — амасийский Иоасаф, двенадцатый — молдавский, иначе говоря волошский, Демиан, тринадцатый — ставропольский Исайя, четырнадцатый — родосский Нафанаил, пятнадцатый — мителенский Дорофей, шестнадцатый — драмасский Дорофей, семнадцатый — меленикский Матфей, восемнадцатый — дристрасский Каллист, девятнадцатый — ганский Геннадий, двадцатый — анхиальский Геннадий, двадцать первый — грузинский Иоанн, двадцать второй — сардский Дионисий, который во время того святого собора отошел к Господу.

 

Первое заседание собора было 8 октября в городе Ферраре во Фряжской земле. На соборе присутствовали римский папа Евгений, и с ним двенадцать кардиналов, и архиепископы, и епископы, и капелланы, и монахи. Православной же веры были на соборе греческий император Иоанн и его брат деспот Дмитрий, и вселенский патриарх Иосиф, и с ним двадцать два митрополита, и из русских епископов — Авраамий Суздальский, и архимандриты, и попы, и диаконы, и чернецы, и четыре посла — трапезундский, грузинский, тверской Фома и волошский Микула. Задавали вопросы три митрополита, отвечали — эфесский Марк, русский Исидор, никейский Виссарион.

 

Второе заседание собора было тринадцатого числа того же месяца, третье — шестнадцатого числа того же месяца, четвертое — двадцатого числа того же месяца, пятое — двадцать пятого числа того же месяца, шестое заседание собора было 1 ноября, седьмое — четвертого числа того же месяца, восьмое — восьмого числа того же месяца, девятое — одиннадцатого числа того же месяца, десятое — восемнадцатого числа того же месяца, одиннадцатое — двадцать шестого числа того же месяца, двенадцатое заседание собора было 4 декабря, тринадцатое — восьмого числа того же месяца.

 

В том же городе Ферраре на дворе папы, над рынком, воздвигнута каменная башня, высокая и большая. И на той башне устроены часы с большим колоколом; и когда он ударит — слышно на весь город; и у той башни имеется крыльцо и две двери; и как настанет час и ударит колокол, выходит из башни на крыльцо ангел, видом как живой, и трубит в трубу, и входит через другие дверцы в башню; и все люди видят ангела и трубу и звук ее слышат; и так каждый час входит ангел в башню с большим колоколом и ударяет в колокол.

 

И в том городе мы покупали еду: яловую корову за двадцать золотых, борова за пять золотых, — а золотой состоит из тридцати грошей; барана за два золотых, гуся за три гроша, курицу за три гроша, хлеба девять проскур на грош, за сыр по золотому.

 

Пятнадцатое заседание собора состоялось десятого января в соборной церкви в честь святого Георгия. Папа, облаченный согласно святительскому сану и в рогатом клобуке, сидел на высоком месте, и с ним сорок четыре кардинала и епископа, также облаченные в соответствии со святительским саном и в рогатых клобуках. А патриарх и митрополиты сидели в мантиях. И тогда зачитали грамоты по-латински и по-гречески, что всему собору нужно переехать из Феррары во Флоренцию.

 

И папа выехал 16 января, и патриарх выехал из Феррары двадцать шестого числа того же месяца на судах вниз по реке По; а русский митрополит поехал двадцать седьмого числа того же месяца по той же реке на судах. От Феррары до города Ардженты двадцать пять миль. От Ардженты до города Обатши семь миль. А от Обатши до города Конселиче семь миль. И тут господин покинул судно и далее поехал на конях. А от города Конселиче до города Луго семь миль. А от Луго до города Фаенцы десять миль. От Фаенцы до города Борго ди Битано двадцать восемь миль. От Борго ди Битано до города Берены тринадцать миль, а около этого города протекает очень быстрая река Ирнец, через которую перекинут каменный мост; и там много масличных садов, и красивое место между горами. И от Берены до славного и прекрасного города Флоренции пятьдесят миль. А кругом горы каменные, высокие, и путь через них тесен и очень тяжел, возы там не проходят, но на лошадях вьюки возят. И виноград, из которого делают вино, родится в тех горах очень хороший — сладкий и красивый. И приехал господин в славный город Флоренцию 4 февраля, а патриарх приехал семнадцатого числа того же месяца, и император в тот же день.

 

Тот славный город Флоренция очень большой, и того, что в нем есть, не видели мы в ранее описанных городах: храмы в нем очень красивы и велики, и здания построены из белого камня, очень высокие и искусно отделаны. И посреди города течет река большая и очень быстрая, она называется Арно; и построен на той реке мост каменный, очень широкий; и по обеим сторонам на мосту построены дома. Есть в том городе храм большой, и в нем более тысячи кроватей, и даже на последней кровати лежат хорошие перины и дорогие одеяла; все это сделано Христа ради для немощных пришельцев и странников из других земель; и там их кормят, и одевают, и обувают, и омывают, и хорошо содержат; а кто выздоравливает, тот с благодарностью бьет челом городу и идет дальше, хваля Бога; и посреди кроватей отведено место для богослужения, и службу творят каждый день. Есть в том городе и другой монастырь, он построен из белого камня с большим искусством и основательностью, имеет железные ворота. Храм в монастыре весьма замечательный, в нем имеется сорок служб, и множество мощей святых, а также дорогих риз, украшенных ценными камнями, золотом и жемчугом. Старцев в этом монастыре сорок, и они живут в нем, никогда не выходя за его пределы, и миряне к ним также никогда не ходят; работа же их такова: вышивают золотом и шелком святые плащаницы. В том монастыре побывал господин, и мы с ним были и все то видели. Места для погребения умерших тех старцев находятся в самом монастыре; когда какой-нибудь старец умирает, тело его кладут в гроб, предварительно вынув из него останки ранее умершего, которые сжигают на костре; и, смотря на это, думают о смертном часе. В том же городе изготовляют камки и аксамиты с золотом. Товаров всяких в нем множество; есть и сады масличные, и из тех маслин делают деревянное масло. И есть в том городе икона чудотворная, образ пречистой Божией Матери; и перед иконой в храме находится шесть тысяч сделанных из воска изображений исцеленных людей: кто разбит параличом, или слепой, или хромой, или без рук, или знатный человек на коне приехал, — так изображенные, стоят они, как живые; или кто стар, или юн, или женщина, или девица, или отрок, и какая одежда на нем была или каким недугом страдал, и как исцелен был, или какая рана у него, — так все это и изображено и стоит там. И в этом городе делают сукна скорлатные. И тут мы видели деревья, кедры и кипарисы; кедр очень похож на русскую сосну, а кипарис корою как липа, а хвоею как ель, только хвоя у него кудрявая и мягкая, а шишки похожи на сосновые. И есть в том граде храм великий, построенный из белого и черного мрамора; а около того храма воздвигнута колокольня также из белого мрамора, и искусности, с которой она построена, наш ум не способен постигнуть; и поднимались мы на ту колокольню по лестнице, насчитав четыреста пятьдесят ступеней. И в том городе видели двадцать два диких зверя. А город окружен стеной длиною в шесть миль.

 

Шестнадцатое заседание собора было в городе Флоренции 26 февраля, семнадцатое — 2 марта, восемнадцатое — пятого числа того же месяца, девятнадцатое — десятого числа того же месяца, двадцатое — тринадцатого числа того же месяца, двадцать первое — четырнадцатого числа того же месяца, двадцать второе — семнадцатого числа того же месяца, двадцать третье — двадцать первого числа того же месяца, двадцать четвертое — двадцать четвертого числа того же месяца, двадцать пятое — 2 мая. Деспот, брат императора, поехал с собора из Флоренции в Царьград 25 июня.

 

Пятого июля было торжественное соборное заседание, и тогда написали соборные грамоты о том, как верить в Святую Троицу, и подписал папа Евгений и греческий император Иоанн, и все кардиналы и митрополиты подписались на грамотах, каждый своею рукой.

 

В том же городе мы видели, как разводят шелковичных червей и как с коконов снимают шелк.

 

Шестого числа того же месяца папа Евгений служил обедню с опресноками в соборном храме во имя пречистой Богоматери, а с ним вместе двенадцать кардиналов, девяносто три епископа, помимо капелланов и диаконов. Греческий же император Иоанн сидел на приготовленном для него месте и смотрел их службы, и все его приближенные были с ним; и митрополиты тут же сидели на приготовленных для них местах, в полном святительском облачении, также и архимандриты, и хартофилаки, и попы, и диаконы, одетые каждый согласно своему сану; и калугеры тут же сидели на приготовленных для них местах, смотря, как служат; также сидели и миряне — греки и русские; места же были так высоки, что можно было видеть через головы присутствующих. Народу же собралось так много, что если бы всех пустили, то было бы много задушенных людей; но папские Подвойские ходили в серебряных панцирях, с палицами в руках, и не позволяли входить в церковь; а некоторые из них держали в руках зажженные витые свечи и размахивали ими перед толпой, чтобы не входили. И после службы папа начал петь молебен со своим духовенством и по окончании молебна сел посреди соборной церкви на приготовленном для него высоком позолоченном престоле, и около него поставили амвон. И взошел на амвон от латинян кардинал по имени Юлиан, и никейский митрополит Виссарион, и подняли они грамоты соборные; и начал Юлиан громко читать латинскую грамоту, а потом митрополит стал читать греческую грамоту. И после чтения грамот папа благословил народ; и затем папские диаконы начали петь хвалу папе, а потом диаконы императора — хвалу императору. И затем начал петь весь собор латинский и весь народ, и радовались они, потому что приняли прощение от греков.

 

И поехал император с собора из Флоренции 26 августа; и проводили его с почестями все кардиналы и епископы, и все население того города, с трубами и свирелями; и двенадцать человек несли над ним «небо» украшенное, а коня под ним вели, идя пешком, два главных ратмана того города.

 

24 сентября папа служил в церкви святого Иоанна Предтечи. И после службы все многочисленные кардиналы, и архиепископы, и епископы облачились в ризы. И тут сидели Исидор из Руси и двенадцать греческих митрополитов в таких же мантиях, и папа сидел на золотом престоле, как подобало его сану. И взошел на возвышение епископ по имени Андрей, и начал читать грамоту о неблагословении, и проклял Базельский собор Аламанской земли, потому что его участники не явились на собор к папе, а устроили свой собор, не желая повиноваться папе; и поэтому он их проклял.

 

И в тот же день Исидор и Авраамий, владыка русский, приняли от папы благословение на обратный путь на Русь; и выехали они из Флоренции на Русь 6 сентября.

 

От Флоренции до города Скарперия тринадцать миль. От Скарперия до города Фиренцуолы двенадцать миль. От Фиренцуолы до города Капренно семнадцать миль. А от Капренно до города Болоньи двадцать три мили; тот город большой. От того города поехал господин рекою Фарою, а коней гнали по берегу. От Болоньи до Фары сорок миль. От Фары поехал по реке По, и коней повезли по той же реке на судах. От Фары до города Кьоджи восемьдесят миль; тот город находится на берегу Белого моря, здесь добывают крупную соль.

 

От Кьоджи до города Венеции двадцать пять миль, ехали мы по морю. Тот город расположен на море, и пути к нему по суше нет; находится он на расстоянии тринадцати миль от берега. По городу проходят корабли и галеры, и вместо улиц там каналы, по которым ездят в барках. Но тот город очень большой, и дома в нем замечательные, а некоторые из них даже украшены позолотой. И всяких товаров в нем полно, потому что корабли приходят из разных земель: из Иерусалима и из Царьграда, из Азова и из Турецкой земли, и из земли Сарацинской и из Немецкой земли. Есть в том городе церковь каменная во имя святого Марка Евангелиста; колонны в ней сделаны из камня, из разноцветного мрамора, и иконы в ней прекрасные, и мозаики, сделанные греком; и до самого верха церковь весьма красива; а внутри святые вырезаны из мрамора с большим искусством; и вся церковь большая. А над передними дверями поставлены изнутри четыре коня из меди, позолоченные, выглядят они как живые, и там повешены два больших убитых змея. В этой церкви покоится сам святой Марк, и мощей святых там много — привезены они из Царьграда. Около города того на близлежащих островах на море имеется много монастырей, и много других церквей находится в том городе.

 

Господин приехал в тот город 15 сентября. Видели мы в нем, в монастыре святого пророка Захарии, за престолом, в раке каменной отца Иоанна Предтечи и святого Григория и Федора в одной раке; и чернецов там шестьдесят три. В том же городе, в монастыре святой Варвары, лежат ее нетленные мощи, тело без головы.

 

И поехал господин из Венеции на корабле 22 декабря. И пристал корабль к острову. И на нем находится монастырь святого Николы; в нем сам святой Никола лежит. И видели мы в церкви его гроб на четырех столбах, к нему ведет лестница из шести ступеней; и осенили себя крестным знамением у гроба святого, но его самого не видели, так как он лежит замурованный; с ним в одном гробу покоится его дядя да Федор. И спросили мы игумена того монастыря, откуда мощи святого Николы взяты; они же ответили: «Из города Бара; послали венецианцы сто галер и три корабля с зерном и взяли мощи». И наш корабль стоял там два дня, потому что ветер был противный; и вышли мы в море на корабле в день Рождества Христова.

 

И проехали от Венеции до города Поречи сто десять миль. От Поречи до города Полы тридцать миль; тут добывают соль из моря в июле и августе месяце. И здесь стоял наш корабль десять дней, потому что ветер был противный. И из того города господин с двумя сопровождающими поехал на конях, и пеших с ним было пятнадцать человек, а владыка поехал на корабле, и с ним также бояре господина. А от Полы до города Осора восемь миль. И тут корабль стоял десять дней, так как ветер был противный; и здесь также добывают соль. До города Сени шестьдесят миль; тот город стоит у Белого моря между гор; здесь, 17 января, мы сошли с корабля.

 

От Сени до города Брыни пятнадцать миль, и путь идет лесом через горы; и в тех городах живут хорваты, язык их близок к русскому, а вера у них латинская.

 

От Мудруши до города Возоля двадцать миль; тот город построен из дерева, а около него протекает река Колен. А от Возоля до города Ястребольска пятнадцать миль. От Ястребольска до города Окичи пять миль. От Окичи до города Загреба двадцать миль; тот город большой и красивый и принадлежит венгерскому королю. В этом городе видели сербского деспота с царицею его и с детьми, так как его царство Сербское было завоевано турецким султаном Мурадом. И в том городе видели в церкви на престоле в раке нетленное тело младенца, одного из тех, которые были убиты по велению Ирода, когда родился Христос; и видели мы это 7 февраля.

 

От Загреба до Раковица четыре мили. А от Раковица до Крижицы три мили. От Крижицы до Копрыницы три мили. От Копрыницы до реки Дравы миля. Та река находится на рубеже Словенской земли с Угорской землей.

 

От реки Дравы до города Закона миля. А от Закона до города Чирга две мили. А от города Чирга до города Сегистя три мили. И на протяжении этих трех миль ехать до Сегистя нужно лесом. И тут бывают большие разбои, без дозорных и вооруженных людей проехать трудно, если только Бог поможет; тут и «шубу разбили» <?> в Федорову субботу; а выезжают на разбой из Чирга, и из Сегистя, и со всех сторон. А от Сегистя до Иляши миля. А от Иляши до Дюд пять миль больших; и на протяжении этих миль также бывают большие разбои. А от Дюд до Корешиди до Вепшина четыре мили. А от Вепшина до Белгорода три мили. А от Белгорода до Мартомвашеря четыре мили. А от Мартомвашеря до Буды четыре мили. И тот город — столица Венгерского королевства, находится он на славной реке Дунае. А из Буды отправились и переехали через Дунай 14 марта.

 

От Буды до Орсесика три мили. А от Орсесика до Хатвана четыре мили. А от Хатвана до Начежюта пять миль. А от Начежюта до Кувездя четыре. А от Кувездя до Моги пять миль. А от Моги до Форы шесть миль. А от Форы до Кошицы шесть миль. Кошица же — город большой и укрепленный, построили его немцы, и владеют они им в Венгерском королевстве. А от Кошицы до города Априяша четыре мили. А от Априяша до Люблева триста тридцать шесть миль. И тот Люблев — пограничный городок венгерский, стоит он на границе с Лядской землей. В нем чеканят венгерские деньги, которые называются новцы, три таких монеты дают за золотой.

 

А от Люблева до Судеча в Лядской земле шесть миль; и тот город очень хорош. И мы там были в пресветлый и превеликий праздник Воскресения Христова. А от Судеча до Липницы четыре мили. А от Липницы до Бохни две мили. А в той Бохне соль копают, и там город. А от Бохни до Кракова пять миль. Тут мы видели короля Владислава и его брата Казимира. Под Краковом протекает река Висла; та река впадает в море. А от Кракова до Бохны двадцать пять верст. От города Бохны до местечка Войнича четыре мили. А от Войнича до реки Дуная миля. А от Дуная до града Тернова миля. А от Тернова до Пильзена три мили. А от Пильзена до Торопчицы четыре мили. От Торопчицы до Решева четыре мили. От Решева до Ланцута три мили. От Ланцута до Пригорьска — три. От Пригорьска до Ярослава две мили. От Ярослава до Радемны две мили. От Радемны до города Перемышля две мили. А под городом Перемышлем протекает река Сан, и другая река — Ярев, и третья — Ярют. От Перемышля до Мостища четыре мили. От Моcтища до Вишни две мили. От Вишни до Городка три мили. А от Городка до Львова четыре мили, верст же сто тридцать четыре. А от Флоренции до Львова пятьсот девяносто семь миль, а верст две тысячи двести.

 

А от Львова до Галича четырнадцать миль. И приехали мы в Галич 21 мая. И оттуда снова вернулись во Львов на другой день после Петрова дня. И выехали из Львова 10 июля. А от Львова до Батячина шесть миль. А от реки до города Белза три мили. От Белза до Видкова, где растут вишни, три мили. От Видкова до Грубешева четыре мили. А от Грубешева до Лещан пять миль. А от Лещан до Холма три мили. А приехали в Холм в Ильин день. В Пантелеймонов же день, в среду, 27 июля, была сильная буря с дождем, такая, что храмы сотрясались. Утром же в четверг, двадцать восьмого числа того же месяца, выехали из Холма и ночевали у пана Ондрюшки в Угровске, расположенном на реке Буге в четырех милях от Холма. А от Угровска до Ганоя пять миль. От Ганоя до Володавы шесть миль. От Володавы до Берестия три мили. Поехали же из Берестия 4 августа и приехали в Каменец. А от Берестия до Каменца пять миль. А владеет князь Сендушено, а река Илцена, а смотрит <?>. От Каменца до Нового Двора десять миль. А оттуда до Порозова две мили. А от Порозова до Волковыйска четыре мили. От Волковыйска до Немана пять миль. От Немана до Василийска пять миль. От Василийска до Радуни пять миль. От Радуни до Рудников семь миль. От Рудников до Троков пять миль. А от Львова до Троков сто миль больших, а верст пятьсот. И мы приехали в Троки 11 августа, в четверг. А из Троков поехали в субботу тринадцатого. От Троков до Вильны четыре мили. И поехали из Вильны в Торнок 16 августа. А от Вильны до Медников четыре мили. От Медников до Шмены три мили. От Шмены до Крева пять миль. От Крева до Маркова три мили. А от Малодешня до Каменца Красного, до села Дока, три мили. От Каменца до Танны пять миль. От Танны до Логожска две мили. От Логожска до Борисова до реки Березины восемь миль. От Борисова до Друцка восемнадцать миль. От Друцка до Орши восемь миль. От Орши до Дубровны четыре мили. От Дубровны до святого Климентия восемь миль. От Катаны до Смоленска четыре мили. От Смоленска до Дорогобужа восемнадцать миль. От Дорогобужа до Мстиславца шестнадцать миль. От Мстиславца до Кореи четыре мили. От Кореи до Вязьмы восемь миль. От Вязьмы до Можайска двадцать шесть миль. А приехали в Можайск 14 сентября, в среду, а в Сторожи — в воскресенье, 18 сентября. А приехали в Москву девятнадцатого числа того же месяца. А поехали из Москвы в Суздаль двадцать четвертого числа того же месяца, в субботу. А приехали в Суздаль двадцать девятого числа того же месяца, в четверг.


Оригинальный текст

В лѣто 6945 поѣхал митрополит Сидоръ с Москвы на Рожество святыа Богородици, приѣхал въ Тверь на Воздвижение честнаго креста. А с ним владыка Аврамий Суждальский. И въстрѣтилъ его князь Борис Твѣрьский с своими боляры с великою честию, а владыка Илиа съ кресты, съ всѣми священникы, и весь народ града того. А был въ Твѣри 9 дней. А выѣхал в неделю и ночевал въ Савинѣ пустынѣ. А от Москвы до Твѣри 200 верст без 20. А от Твѣри до Торъжку 60 верстъ, а от Торжку до Волочка 70 верстъ. А от Волочка пошел рекою Мъстою в лодьѣ к Великому Новугороду, а кони берегом. А от Волочка рѣкою до Новагорода триста верст.

 

И срѣтоша его далече владыка новгородский Еуфимий и посадники с великою честию. И ночевал въ Юрьевѣ монастыри. На утрѣ же въѣхал въ град месяца окьтября въ 7 день. И срѣтил его владыка съ кресты, с попы и диаконы, и весь народ, и тѣснотѣ велицѣ суши народом. И дошед врат града того, и на вратѣх церковь, и ту митрополит облечеся в ризы, а с ним владыка Аврамий облечежеся. И ту свящали воду, и кропили народ. И иде къ святой Софии, и розволкся ту, и того дни пировал у архиепископа Еуфимиа, и давъ ему честь велию. Бысть же в Новѣгородѣ седмь дний.

 

А из Новагорода поиде ко Пскову. И пьсковичи срѣтоша его на рубижи и почтиша его велми. И приѣха въ Пьсков месяца декамвриа на память святаго отца Николы. И за градом сретоша его съ кресты священици и народ многъ. И того дни служил обѣдню у святые Троици, а с ним владыка Аврамий, и благословилъ народ; и даша ему 20 рублевъ. А от Новагорода до Пскова два 90 верстъ. И ту быша пирове мнози и дары велици. А отпуская его, даша ему 100 рублевъ. И поѣха изо Пскова в Нѣмци, месяца генваря, на память святаго апостола Тимофеа. А был въ Псковѣ 7 недель.

 

Первый град немецкий Коспиръ бискупа Юрьевьскаго. И ту его срѣтил бискупъ юрьевскый с великою честию по своему праву немецкому, съ своими стрыи немецкыми, съ трубами и съ свирѣльми, и дав ему честь велику, и дары многы. А от Пьскова до Юриева града 100 верстъ.

 

И приѣхал господинъ къ Юрьеву, и ту сретоша его посадникы и ратманы далече, и священници съ кресты, и множество народа града того, и даша ему честь велию.

 

Град же бѣ Юриев каменъ, велик, полаты же в нем велми чюдны, и нам же не видавшим, дивлящемся; церкви же бѣ многы и монастыри велици. И монастырь бѣ женскый, по их праву, един, велми чюденъ: неисходяшим бо имъ никогдаже из монастыря того, а стригущимся в монастыри том девами суще, и того ради звашеся святыа девы; ризы же черниць тѣх бѣлы яко снѣгъ, ряскы же и монатьи, а на главах ихъ венець чернъ, а поперек главы крестъ, а на то наметкы белы, яко снѣгъ; а от мирян никакоже к ним не ходят, но токмо же нам у них бывшим съ господиномъ, и видѣвше их житие, удивихомся. Рѣка же бѣ обошла с тое страны, откуду мы приѣхали. Горы же бяху у них, поля и садове красны. Церкви же христианскые бѣ у них двѣ: святый Никола и святый Георгий; христианъ же мало.

 

А от Юриева до Ригы града 200 верст и 50. А от Юриева ѣхал къ Ризѣ, много градовъ видехом. И ѣхал на Володимерь град. И сретоша его паны велиции за день; и егда быша близ града, и срѣтоша его арцибискупъ Тимофѣй и архимандрит Захариа, и посадникы, и ратманы, и весь град съ трубами и съ свирѣлми, и гудци, и с великою честию.

 

А приѣха в Ригу до обѣда, месяца февраля въ 4, на память отца Сидора. Въ градѣ же его срѣтоша съ кресты попове и вси народи, и ради бывше ему велми. И ялъ господинъ у арцибискупа; и владыка Аврамий и Фома, посол твѣрскый, сѣдоша за единымъ столом с митрополитом, и арцибискупъ, а нам за другым. И ту видехом честь велику, и вина различные быша. И ту был господинъ 8 недель.

 

И поиде в корабль на море, и проводиша его с великою честию; и поѣха из Ригы месяца маиа въ 5, на память мученици Ирины рѣкою Двиною к морю. И на брезѣ у моря был день. И пошелъ в корабли по морю в среду 4 недели по Пасце, в Преполовление праздника. И бывшу ему един день вѣтру добрѣ вѣющу. И не по мнозѣх днехъ внезапу в полунощи нападе на нас буря не вѣтреным дѣлом, ино корабль волнами покрывашеся, а градьцу верховнему в валѣх бывшу. Мы же вси живота своего отчаяхомся, глаголюще: «Увы! погыбаемь». Но не многу тому бывшу. Но не единова тацѣй бури бывши, и потом тма бысть на мори велика, а вѣтру не вѣюшу. И роптанию бывшю в нѣмцех: «Не нас ради сиа быша, но христиан ради». И приидоша нѣмци господину глаголюше: «Видиши ли толику беду нашу — тмѣ бывши и вѣтру не вѣюшу; и ту бо островъ Свитскылих камены, преборы и разбои великиа; и мы того ради приидохом к тебѣ: помоли Бога, а мы поюще по своему». Господину призвавшу владыку Аврамиа и Фому, посла твѣрьскаго, и архимандрита Васиана, и всѣ свои боляре, и нача глаголати: «Епископе, помоли Бога». И нача молебен святѣй Богородици Одигитрие по греческы и съ своими грекы; а владыка Аврамий по своему, по русскыи. И нача тма расходитись, и уже бысть при вечерѣ, и вѣтру добрѣ вѣющу; и оттолѣ зла ничтоже не видѣвше. И по многых днех брегъ увидѣвше, и доидохом пристанища по здорову.

 

А ис корабля пошелъ в понеделник, месяца майа в 19 на память святаго мученика Патрекиа, и дошедшу ему до пристанища, и срѣтоша его посадникы и ратманы. От славнаго града Любка моремъ тысяща верстъ, а брегом полторы тысящи. И привезоша 20 возов, и седохом на возы, и поидохом ко граду, и быхом близь града, и срѣтоша весь народ мног.

 

И видѣхом град велми чюденъ, и поля бяху, и горы невеликы, и садове красны, и полаты велми чюдны, позлащены връхы, и монастыри в нем велми чюдны и силни. И товара в нем всякаго полно. А воды приведены в него, текут по всѣмъ улицам, по трубам, а иные ис столповъ студены и сладкы. И ходящу ему на празник Възнесениа по божницем; и видѣхом съсуды священныа златыя и серебреныя, и мощей святых множество. И ту приидоша мниси и начаша звати господина, чтобы их монастыря посмотрилъ. Он же поиде, и показаша ему съсудовъ священных множество неизчетенно и риз драгых златых множество с камением драгым и съ жемчюгом. И увидѣхом ту мудрость недоумѣнну и несказанну: простѣ, яко жива, стоить Пречистая и Спаса дръжит на руцѣ младенечным образом; и зазвеняше колоколчик, и слетит аггел с верху, и снесет вѣнець в руках, и положит на Пречистую; и поиде звѣзда, яко по небу; и на звѣзду зряху, идяху вълсви три, а пред ними человекъ с мечем, а за ними человекъ с топоромъ; и внесоша дары Христу, злато, и ливан, и измирну, и приидоша къ Христу и Богородици, и поклонишася; и Христос обратяся, и благослови их, и хотяше руками взяти дары, яко дитя, играя у Богородици на руках; они же поклонишася и отидоша; и аггелъ же възлетит горѣ, и вѣнець взя. И ведоша нас, идѣже лежат их книгы, и видѣхом болѣ тысящи книг, и всякого добра неизреченнаго, и всякыа хитрости, и полаты чюдны велми. И въведоша нас в трапезу свою и, несоша вина различная, и сахары многы разныа, а ту даша господину честь велику. И ту видехом на рѣцѣ устроено колесо, около его 100 сажен, воду емлет из рѣкы и пущает на всѣ домы. И на том же валѣ колесо мало, тоже мелеть и сукна точет красные. Ту же видѣхом два звѣря люты в полатѣ, у окна прекованы желѣзы.

 

А кони митрополичи гнали берегом от Риги къ Любку на Курскую землю, а поперек Жемотские земли 3 дни, и оттолѣ на Прускую, и оттолѣ на Баморьскую землю, и оттолѣ на Жунскую землю, и оттолѣ на Висмертьскую, и оттоле к Любку. И в Любок приѣхав един день господинъ в корабли, а с конми брегом, а поѣхали с конми из Ригы за 6 недель до поѣзда до митрополича.

 

И поѣха из Любка на конех в пяток Троицины недели и ночевалъ за 4 мили въ градѣ Мелнѣ. И бѣ бо около града того езеро, а з другую страну приведена рѣка болѣ 20 верст из великиа рѣкы Елевы. А от Мелна града 4 мили до рѣкы Елевы. А от Елевы рѣкы Мечь рѣка, а перевоза поперѣкъ ея три версты. А от тое рѣкы до Луньбрега града 2 мили.

 

От Любка до Луньбрега 8 миль. Той убо град величеством подобенъ есть Любку. И среди града того суть столпы устроены, в мѣди и позлащены, велми чюдно, трею саженъ и вышше; и у тѣх столпов у коегождо люди приряжены около тою же мѣдию; и истекают ис тѣх людей изо всѣх воды сладкы и студены: у единого из уст, а у инаго изъ уха, а у другаго изъ ока, а у инаго из локти, а у инаго из ноздрию, истекают же велми прудко, яко из бочек; тѣ бо люди видѣти простѣ, яко живи суть, и тѣ бо люди напояют весь град той и скотъ; и все приведение вод тѣх велми хытро, истѣкание и несказанно.

 

А от Луньбрега до Бруньзвига града 16 миль. И той град величеством вышьши тѣх градовъ прежних, и полаты в нем видѣти чюдны, верхы их устроены; а покровение их велми подобно удивлению: есть бо крыто дъсками синего камени хитро и хороше, яко и лемешем, и утверживано гвоздиемь, яко не мощно рушитися во много лѣт. И еще суть рѣки великы приведены по всему граду тому, береги их и дна морованы камением; а иные воды въ столъпы приведены, якоже и в предписанных градѣхъ. И все здание града того видѣти твердо есть, и подивитися о сем.

 

А от Бруньзвига до Батмера града 11 миль. Той бо град величеством Любку подобен. И под весь град той улици морованы и полаты, а воды к нему приведены от Аламаньские земли.

 

И от того града есть град именем Липесъ велми велик. А от того же града есть град именем Афрат, велик и чюденъ, и имениемъ многым и хитрым рукоделиемъ преумножен; и таковаго товара и хитра рукоделиа ни в коемъ граде въ предписанных не видехом.

 

А от того града есть град Бемибъверегъ великъ же и чюденъ. И ту празновахом праздникъ святых апостолъ Петра и Павла, и ту видехом: ходили съ кресты по граду 300 попов.

 

Да того же дни господинъ выехал изъ того града милю, и облегохом въ градѣ именем Понтъ, а рѣка под нимъ зовома Тискъ, и того ради зовется той град Понтенскъ. И той убо град окааннаго Пилата. В том бо граде вотчина его и рожение, и по градѣ зовется Понтийскый Пилатъ.

 

И от того града есть град Нурбехъ, велми велик и крепок. И людий в нем много, и товара; и полаты в нем деланы белым каменем, велми чюдны и хитры; такоже и рѣкы приведены къ граду тому великими силами хитро; а иные воды во столпы приведены хитрѣе всѣх предписанных градов, и сказати о сем убо не мощно и недомыслено отнудь. От Любка до Нурбеха 100 миль.

 

И тьи Нурбех град стоит среди Аламанские земли. Аламанская земля, то есть не инаа вера, ни ины язык, но есть едина вера латиньская, а языкъ немецкий же, но разно, яко и русь с сербы, тако и онѣ с нѣмьци.

 

И от того града 17 миль есть град во имя Августа царя, его же из начала тъй царь Иустиниянъ нача и създа на славной рѣцѣ Дунаи, и того ради зоветса град той Августъ, а по немецки же Авспрокъ. И величьством превъзыде всѣх предписанных градовъ. И полаты в немъ, и воды, и иная вся строениа велми чюдна. И божници в нем устроены, и с надвориа писано велми хитро, а внутри якоже и иные божници подписаны; и ту написан царь Иустиниан, началный здатель града того, да и иные цари римьские писаны, то же и угорское и аламаньское.

 

А от того града до Полониных гор 10 миль. А от Полониных горъ до князя, зовомаго дукы, 15 миль, и городок дръжит Жунбрюкъ невеликъ. А от того града къ Полониным горам до града Фреанды 24 мили. И оттолѣ въ Фряжскую землю до града Павды 15 миль. И всех Полониных горъ 60 миль. Горы же тѣ не ту суть, но от Чернаго моря пошли даждь и до Бѣлаго моря, яко зовутся поясъ земный, камены. Толико жо высоци суть, облаци вполь их ходят, и облаци от них ся взимают. Снѣзи же лежат на них от сотворениа горъ тѣхъ; лѣтѣ же варъ и зной велик в них, но снѣг же не тааше. Павда же град велик велми и крѣпок. И оттолѣ до Ферары града 10 миль. И ту есмя приехали по Госпожинѣ дни на 3 день.

 

И ту есмя наѣхали папу римьскаго Еугениа, от Рима за 50 миль. Ту же и святаго царя греческаго Иоанна, и святаго патриарха Иосифа вселеньскаго, и святый вселеньскый соборъ. А въ зборѣ бысть с патриархом митрополитов 22: первый — раклийскый Антоней, 2 — ефесскый Марко, 3 — русскый Исидоръ, 4 — манавасийскый Досифей, 5 — трапизонскы Дорофей, 6 — кизитьскый Митрофанъ, 7 — никейскый Висарионъ, 8 — никомидѣйскый Марко, 9 — лакедомонийскый Мефодий, 10 — тръновскый Игнатей, 11 — амасийскый Иасафъ, 12 — малъдовъскый, рекше влашки, Демианъ, 13 — ставропольскый Исайа, 14 — родовьскый Нафанаилъ, 15 — митулиньскый Дорофей, 16 — драмасиньскый Дорофѣй, 17 — мелетинскый Матфѣй, 18 — тристриасийскый Калистъ, 19 — каланьскый Генадей, 20 — ахелоньский Генадей, 21 — иверьскый Иоанъ, 22 — сардакийскы Дионисий, тъи на том святѣмъ съборѣ къ Господу отьиде.

 

1-ый соборъ бысть месяца октября въ 8 день, въ градѣ Ферарѣ в Фрязѣх. На соборѣ же сѣде римьскый папа Еугѣний, а с ним 12 гардиналовъ, и арцибискупы, и бискупы, и капланы, и мнихы. Православные же вѣры на съборѣ сѣдѣвшу греческому царю Иоану и брату его деспоту Дмитрею, и вселенскому патриарху Иосифу, а с ним митрополитовъ 22, и епископовъ русскых — Авраамий Суздальскый, и архимандриты, и попы, и диакони, и черньци, и послов 4, трапизоньскый, иверьский, и твѣрьскый Фома, и волошьскый Микула. Въ вопросѣх бывшим тремъ митрополитом, въ отвѣтех ефесскый Марко, русскый Исидоръ, никѣйскый Висарионъ.

 

2-й соборъ месяца того же 13. Третий съборъ месяца того же 16. Четвертый съборъ месяца того же 20. Пятый собор месяца того же 25. Шестый соборъ месяца ноября 1. Седмый соборъ того же месяца въ 4. Осмый соборъ месяца того же 8. Девятый съборъ месяца того же въ 11. Десятый съборъ месяца того же въ 18. Первый на десять соборъ месяца того же въ 26. Вторый на 10 соборъ месяца декамбря въ 4. Третий на 10 соборъ месяца того же 8. Четвертый на 10 соборъ месяца того же 13.

 

В том же градѣ Ферарѣ на папине дворѣ възведен столпъ каменъ высокъ и велик, над торгом. И на том столпѣ устроены часы, колокол великъ; и коли ударит, на весь град слышати; и у того столпа отведено крыльцо, и двои двери; и коли приспѣет час и ударит в колокол, и выдет из столпа на крилце аггел, простѣ видѣти, яко жив, и потрубит въ трубу, и въходит другыми дверцами въ столпъ; а людем, всѣм видящим аггела и трубу и глас его слышати; и потом в той же великый колоколъ въсходяще на всяк час аггелъ и ударяше.

 

И в том же градѣ ясти купихом: яловица 20 золотых, боров пять золотых, а золотой по 30 грошей; а боран два золотых; гусь 3 гроши, куря 3 гроши, хлѣба 9 проскуръ на грошь, сыръ по золотому.

 

Пятый на 10 соборъ месяца генваря въ 10, в зборной божницѣ во имя святаго Юриа. Папѣ же оболчену сущу въ святительскый сан и в рогатѣ клобуцѣ сѣдяшу ему на высоцѣ мѣстѣ, а с ним гардиналовъ и бискуповъ 44, такоже облачены въ святительскый санъ и в рогатых клобуцех. А патриарху и митрополитом сѣдящу в монатиах. И тогда четшим им грамоты по латынскыи и по греческыи, и что им ити ис Ферары къ Флоренску граду.

 

И поѣха папа месяца генваря 16. И поѣха патриархъ ис Ферары месяца того же въ 26 рѣкою Повою, в судѣх на низ; а митрополит рускый поиде месяца того же въ 27 рѣкою тою же въ судѣх. От Ферары до града Рженти 25 миль. От Рженти до града Обатши 7 миль. А от Обатши до града Селжи 7 же миль. И ту поиде господинъ из судна на кони. А от града Селжи до града Алугы 7 миль. А от Лугы до града Фензы 10 миль. От Фензы до града Бряги 28 миль. От Бряги до града Берена 13 миль; а рѣка под ним Ирнець быстра вельми, чрез ее мостъ камен; и садовъ множество масличных, и мѣсто красно меж горъ. И от Берена до града славнаго и прекраснаго Флорензы 50 миль. А все горы камены, высоци, а путь тѣсенъ и тяжекъ велми, занеже возы не ходят, но на въюкѣхъ возять. И вино родится в горах тѣх велми добро и сладко и красно. И приѣхал господинъ въ славный град Флорензу месяца февраля въ 4. А патриарх въехал месяца того же 17, а царь того же дни.

 

Той же славный град Флоренза велик зѣло, и такова не обрѣтохом въ предписаных градѣх: божници в нем красны зѣло и велици, и полаты в нем устроены бѣлым каменем, велми высокы и хитры. И посреди града того течет рѣка велика и быстра велми, именем Рна; и устроен на рѣцѣ той мостъ каменъ, широк велми, и съ обѣ страны моста устроены полаты. Есть же во градѣ том божница велика и есть в ней за тысящу кроватей, а и на послѣдней кровати перины чюдны, одѣяла драгы; то ж устроено Христа ради маломощным пришелцем и странным и иных земель; тѣх же болѣ кормят и одевают, и обувают, и омывают, и дръжат честно; а кто ся оможет, той ударя челом граду, пойдет хваля Бога; и посреди постель тѣх устроена служба, и поют на всяк день. Есть ины монастырь, устроенъ бѣлым камениемъ хитро и велми твердо, и врата желѣзны; а божница велми чюдна, и есть в ней служеб 40; и мощей святых множество, и риз драгых множество с камением, и съ златом и съ жемчюгом. Старцев же в нем 40, житие же их неизходно из монастыря никогдаже, ни миряне к ним не ходят николиже; рукодѣлие же их таково: шиют златом и шолком на плащаницах святые. В том же монастырѣ был господинъ, и нам ту же бывшим, и та вся видѣхом. А погребение же умерших тѣх старцевъ въ устроеных тѣх монастырѣхъ, и гробы их, новоумершаго старца въкладают, а ветхыа кости выимают, и кладутъ в костеръ, и на них смотрят, поминают час смертный. В том же градѣ дѣлают камки и аксамиты съ златом. Товара же всякого множество и садов масличных, и тѣх маслиц древяное масло. И есть в градѣ том икона чюдотворна, образ пречистыа Божиа Матере; и есть пред иконою тою в божницѣ исцѣлѣвъших людей за 6 тысяч доспѣты вощаны, въ образ людей тѣх, аще кто застрѣленъ, или слѣпъ, или хром, или без рукъ, или велик человекъ на конѣ приѣхав, тако устроени, яко живи стоят, или старъ, или унъ, или жена, или девица, или отрочя, или какого портище на нем было, или недугъ каков в нем был, и како его простило, или какова язва, тако то и стоит доспѣт. И ту же сукна скорлатные дѣлают. Ту же видѣхом древие кѣдры и кипарисы; кѣдръ как руская сосна, много походило, и кипарис корою яко липа, а хвоею яко ель, но мала хвоя кудрява, мяхка, а шишки походили на сосновую. И есть во градѣ том божница устроена велика, камень моръморъ бѣлъ, да чернъ; и у божницы тое устроен столпъ и колоколница, тако же бѣлы камень моръморъ, а хитрости ея недоумѣетъ умъ наш; и ходихом в столпъ той по лѣствицѣ и сочтохом степеней 400 и 50. В томь же градѣ видѣхом лютых зверей 22. А около града того стѣна 6 миль.

 

Шесты на 10 соборъ въ градѣ Флерензѣ месяца февраля 26. Седмый на 10 соборъ месяца марта въ 2. Осмый на 10 соборъ месяца того же въ 5. Девяты на 10 соборъ месяца того же въ 10. Двадесятый соборъ месяца того же въ 13. 21 соборъ месяца того же въ 14. 22 соборъ месяца того же в 17. 23 соборъ месяца того же в 21. 24 соборъ месяца того же въ 24. 25 соборъ месяца майа въ 2. Деспот, царевъ братъ, пойде от собора къ Царюграду изъ Флорензы месяца июня 25.

 

Месяца иулиа въ 5 собору бывшу велику, и тогда написаша грамоты събора их, како веровати въ Святую Троицю, и подписа папа Еугений и царь греческый Иоанъ, и вси гардиналове и митрополиты подписаша на грамотах коиждо своею рукою.

 

В том же градѣ видѣхом черви шолковыя, да и то видѣхом, как шолкъ той емлють с нихъ.

 

Месяца того же въ 6 служил обѣдню папа Еугений опрѣсноком въ соборной божницѣ въ имя пречистыя Богоматере, а с ним гардиналовъ 12, а бискупов 93, опричь каплонов и диаконов. Царю же греческому Иоану, сѣдящу ему на уготованном мѣстѣ, зрящу службы их, и вси бояре его с ним; и митрополитом ту же сѣдящим на уготованных мѣстѣх въ всемь святительском сану, тако же и архимандриты, и хартофилакове, и попове, и диакони, оболчени кождо въ свой санъ, и калугерове ту же сѣдяще на уготованных мѣстех, зряще еже служат; тако же и от грекъ и от руси миряне сѣдяще; мѣста же тѣ высоци чрез люди зряще. Народу же толику ту сущи, что бы их пущали, то бы много задушенных людей было; но подвойские папины хожаху в пансырѣх сребряных, и палици в руках дрѣжаще, и не дадуще наступати; а иные свѣщи виты дръжаще в руках зажьжены, и тѣми къ народом махаху, чтобы не наступали. И по службѣ нача молебен пѣти съ своими, и по молебнѣ сѣде папа посреди собора того на уготованом ему высоцѣ престолѣ позлащенѣ, и близ его поставиша амбон. И взыде от латинъ гардинал именем Иулианъ, а митрополит никейскый Висарион, и възнесоша грамоты съборныя; и нача чести Иулианъ латиньскую грамоту велегласно, и по том нача чести митрополит грамоту греческую. И по чтении грамот благословилъ папа народ. И потом начаша папины диакы пѣти хвалу папѣ, и потом начаша царевы диакы пѣти хвалу царю. И потом начаша пѣти весь соборъ латинскый и весь народ, и начаша радоватися, зане бяше прощение приали от грек.

 

И поѣха царь от збора из Флорензы месяца августа 26. И проводиша его с честию гардиналове вси и бискупы, и весь народ града того, с трубами и свирѣльми; и несоша над ним небо наряжено 12 человекъ; а коня под ним ведоша пѣши два ратмана болшие града того.

 

Месяца септевря 24 папа служил въ церкви святаго Иоанна Предтечи. И по службѣ гардиналове и арцыбискупы и бискупы изволоклися в ризы, множество их. И ту сѣдяше рускый Исидоръ да греческых 12 въ тѣх же манатияхъ, а папа сѣдяше на престолѣ златѣ въ святительском сану. И взыде на высоко мѣсто бискупъ, именемъ Андрей, и нача чести грамоту неблагословеную, и прокля съборъ Базмѣйскый Аламанские земли, занеже не пришли на соборъ к папѣ, а учинили себѣ соборъ, не хотя повинутися папѣ; и того деля их прокля.

 

И того же дни Сидоръ и Аврамий, владыка русский, благословилися у папы на Русь, и поиде из Флорензы на Русь месяца септября въ 6.

 

От Флорензы до града Корпиа 13 миль, От Корпиа до града Флоренца 12 миль. От Флоренца до града Кравениа 17 миль. А от Кравена до града Болоньи 23 миль; той же град велик. От того града поиде господинъ рѣкою Фарою, а кони берегом. К Фарѣ от Болоньи 40 миль. От Фары поиде рѣкою Повою, да и кони провадили тою же рѣкою в судѣхъ. От Фары до града Кѣзы 80 миль, той град у Бѣлого моря на брезѣ, ту родится соль крупна.

 

От Кѣзы до града Венеции 25 миль, а шли морем. А той град стоит на мори, а суха пути к нему нѣтъ, а от берега 13 миль стоит в морѣ. Среди его проходят корабли и катарги, а по всѣм улицам воды, ездят в барках. Но велми град той великъ, и полаты в нем чюдны, а иные позлачены. И товару в нем всякого полно, занеже корабли приходят изо всѣх земель, от Иерусалима и от Царяграда, и от Азова, и ис Турьские земли, и ис Срачинъ, и из Нѣмець. Есть в градѣ том цръковь камена святый Марко Еуангелистъ, и столпы в ней морованы, имущи мрамор всякъ цвѣтом; а иконы в ней чюдны, гречин писал мусиею, и до верху видѣти велми чюдно; а внутри рѣзаны святые на мраморѣ велми хитро; а сама велика церковь. А надъ предними дверми изнутри поставлены 4 кони медяны, позлащены, велики, видѣти яко живи, и повѣшены два змия великы убиты. Ту и сам святый Марко лежит; а мощей святыхъ много, иманы изъ Царяграда. И монастырей много около града того по островом на морѣ близь, и иных церквей въ градѣ том.

 

Въеха господинъ въ град той месяца септевря 15. Видѣхом в том же градѣ, в монастырѣ святаго пророка Захарии за престолом, в рацѣ каменѣ отца Иоанова Предтечи и святаго Григориа и Федора во единой рацѣ, и ту черньцевъ 63. В том же градѣ, в монастырѣ святые Варвары, мощи ее в тѣлѣ лежать, трупъ без главы.

 

И поиде господинъ из Венеции в кораблѣ месяца декамбря 22. И приста корабль к острову. И ту монастырь святаго Николы, и ту сам святый Никола лежит. И видѣхом гробъ его въ церкви на четырѣхъ столпех, учинено по лѣствицѣ 6 степени, и знаменахомся у гроба святаго, самого не видѣхом, замурован бѣ лежит; с ним дядя его, да Федоръ в едином гробѣ. И въпрошахом игумена монастыря того, откуды мощи святаго Николы взяты; они же повѣдаша: «От Бара града слали венетяне 100 катаргъ, да 3 корабли с житом, и взяли мощи». И стоя корабль нашь два дни, зане вѣтръ противенъ. И поидохомъ на море в корабли на Рожество Христово.

 

И поидохом от Венети до града Печери 110 миль. От Печери до града Полы 30 миль; ту бо родится соль на морѣ месяца иуля и августа. И ту стоя наш корабль 10 дней, зане вѣтръ противенъ. Ис того града поиде господинъ на конех сам-третей, а 15 человекъ пеших с ним, а владыка кораблем, а господиновы боере с ним. А от Полы до града Осоры 8 миль. И ту стоя корабль 10 дней, зане вѣтръ; и ту родится соль тако же. До града Сени 60 миль; той град стоить у Белово моря межи горъ; ту бо выидохом ис корабля месяца генваря 17.

 

От Сени до града Брыни 15 миль, а путь лѣсомъ на горы; и в тѣх градѣх живут хавратяне, языкъ с руси, а вѣра латыньская.

 

От Мудруши до града Возоля 20 миль; той град древянъ, а река под ним Коленъ. А от Возоля до града Ястреболска 15 миль. От Стреболска до града Окичи 5 миль. От Окичи до града Грева 20 миль; той град великъ и красенъ, а дрьжава угорьскаго царя. И в сем граде видѣхомъ серпьскаго цесаря деспода съ царицею его и съ детми, запленено бысть црьство его Серпьское от турьскаго царя Амурата. И в том же граде видѣхомъ во церкви на престолѣ в рацѣ младенецъ в теле весь цѣл, от Ирода избиенных во Христово рожество, то же видѣхом месяца февраля в 7 день.

 

От Загреба до Раковца 4 мили. А от Раковца до Крижца 3 мили. От Крижица до Копрыницы 3 мили. От Копрыници до рѣкы Даравы миля. Та убо рѣка у рубежа Словеньской земли с Угорскою землею.

 

От рекы Дъравы до града Закона миля. А от Закона до града Чергу 2 мили. А от града Чиргу до града Сегистя 3 мили. А на тѣхъ трех милях ехати до Шегездя лѣсомъ все. И ту есть разбой велик велми, без переима и человекъ доспѣшныхъ едва мочи проехати, иже Богъ поможет; ту и шубу разбили в Федорову суботу; а выежьжают на той разбой ис Чиргова от Шегезяда и от всѣх сторонъ. А от Шегезяда до Иляши миля. А от Иляши до Дюд 5 миль великых; и на тых милях есть же разбой великъ. А от Дюд до Корешеди до Вепшина 4 мили. А от Вепшина до Белагорода 3 мили. А от Бѣлагорода до Мартомвашеря 4 мили. А от Мартомвашеря до Будина 4 мили. И той есть град столный и угорескаго кърьльвъства, и стоит на славной рѣцѣ Дунай. А из Будина за Дунай перевезлись есмы и поехали месяца марта 14 день.

 

От Будина до Орьсесика 3 мили. А от Орьсешисика до Хатвана 4 мили. А от Хатвана до Начежюта 5 миль, а от Начежюта до Кувездя 4. А от Кувезде до Моги 5 миль. А от Моги до Форы 6 миль. А от Форы до Кошици 6 миль. А Кошеца есть град велик и тверд, а ставили его нѣмци и дрьжат а въ Угорьском королевствѣ. А от Кошици до Априяша града 4 мили. А от Априяша до Любльва 300 и 36 миль. И той Люблевь останочный есть городок угорескый, стоит на лядской граници. И есть в нем дѣло вугореские пѣнязи, новци зовутся, по 3 на золотой.

 

А от Любльва в Лядскую землю до Судеча 6 миль; и той есть град велми добръ. И ту быхом въ пресветлый и въ превеликий праздник Христова Воскресения. А от Судоча до Липници 4 мили. А от Липници до Вохны 2 мили. А в той Вохнѣ соль копают, а град есть. А от Вохны до Кракова 5 миль. Ту убо видѣхом коръля Володислава и брата его Казимира. Под Краковым река Висла; та убо река впала в море. А от Кракова до Бохны 25 връст. От Бохны града до места Воинича 4 мили. А от Воинича до рѣки Дунайца миля. А от Дунайца до града Терънова миля. А от Терънова до Пильзны 3 мили. А от Пилизны до Торопьчици 4 мили. От Торопчици до Решева 4 мили. От Решева до Ланцюха 3 мили. От Ланцаха до Пригорьска 3. От Пригорьска до Ярославля 2 мили. От Ярославля до Радемны 2 мили. От Радемны до Перемышляа города 2 мили. А под городом Перемышляемъ река Сянъ, другая Ярев, третиа Ярют. От Перемышляа до Мостища 4 мили. От Мостища до Вишене 2 мили. От Вишене до Городка 3 мили. А от Городка до Волвова 4 мили, а врьст 134. А от Фролензы до Лвова 600 миль без трех, а врьстъ 2000 и 200.

 

А от Лвова до Галича 14 миль. И приидохом в Галич месяца мая 21. А оттоле опять приидохом в Лвов по Петрове дни на завтрее. И поехали есмя изо Лвова июня 10. А от Лвова до Батятичина 6 миль. А от рѣки до Белза града 3 мили. От Белза до Видкова, гдѣ вишни, 3 мили. От Виткова до Хрубешева 4 мили. А от Хрубешева до Лещан 5 миль. А от Лещан до Холъму 3 мили. А приехали есмя в Холмъ в Ильин день. В Пантелѣймонов же день в среде месяца июля 27 бысть буря велика з дождемъ, и храмы потрясаше. На утрия же въ четверток в 28 того же месяца выехахом ис Холму и ночевахом у пана у Ондрюшка в Вугрушкѣх на рецѣ на Бузѣ, 4 мили. А от Угровеска до Ганое 5 миль. От Ганое до Володавы 6 миль. От Володавы до Берестиа 3 мили. Поидохом же из Берестия месяца августа в 4 и приидохом в Каменецъ. А от Берестия до Каменца 5 миль. А дръжить князь Сендушено, а река Илцена, а смотрит. От Каменца до Новаго двора 10 миль. А оттоле до Порозова 2 мили. А от Порозова до Волковыйска 4 мили. От Волковыйска до Немна 5 миль. От Немна до Василийска 5 миль. От Василиска до Радуни 5 миль. От Радуни до Рудниковь 7 миль. От Рудниковь до Троков 5 миль. А от Лва до Троков 100 миль великых, връст 500. Приехали есма въ Трокы августа 11 в четверток. А ис Троков поехали есми в суботу 13. От Троковь до Вилны 4 мили. И поехалѣ есми от Вилны въ Торнок августа 16. А от Вилны до Медниковъ 4 мили. От Медниковь до Шмены 3 мили. От Шьмены до Крева 5 миль. От Крева до Маркова 3 мили. А от Малодешня до Каменца Краснаго, села Дока, 3 мили. От Каменца до Анны 5 миль. От Танны до Логожска 2 мили. От Логошьска до Борисова до реки до Березыни 8 миль. От Борисова до Дрютска 18 миль. От Дрютска до Орши 8 миль. От Орши до Дубровны 4 мили. От Дубровны до Климентиа святого 8 миль. От Катаны до Смоленска 4 мили. От Смоленска до Дорогобужа 18 миль. От Дорогобужа до Мстисловца 16 миль. От Мстисловца до Кореи 4 мили. От Кореи до Вязмы 8 миль. От Вязмы до Можайска 26 миль. А приехали есмя в Можайск сентября 14 в среде, а на Сторожи 18 в неделю сентября же. А приехали есми на Москву 19 день того же месяца. А поехали есмя с Москвы в Суждаль месяца того же 24 в суботу. А в Суждаль месяца того же 29 в четвертокъ.

Добавить комментарий