Чин свадебный

ЧИН СВАДЕБНЫЙ

Когда происходит сговор, приедет жених со своими родственниками к тестю во двор в нарядной одежде, а с ним бывает отец или брат старший, и этот первым входит один, а остальные после. Встреча же происходит у коня, или на крыльце, или в сенях, встречает тесть, а затем садятся по чинам за стол: какие приехали с женихом — на лавке, а здешние — на скамье. И когда тесть поднесет ви́на лучшие в кубках, станет тогда говорить тот, кто приехал с женихом, отец или старший брат, назвав, по приличию, тестя полным именем: «Время нам начать дело говорить, зачем съехались». И тесть велит священнику «Достойно…» говорить, и тот вспоминает праотцев Авраама и Сарру, Иоакима и Анну, и царя Константина и Елену. И как благословит тут священник крестом, станут говорить и писать записи договорные и рядную грамоту, условясь, и сколько за договор и сколько приданого, а как подпишут и закончат записи, скажет священник: «О тебе радуется…» И, сделав свои записи, все берут по чаше меду и друг за друга пьют и грамоты разбирают.

И тогда же дары держат: тесть одаривает зятя первым благословением — образом, кубком или ковшом, бархатом, камкой, сороком соболей. А подносит дары тот, кому тесть повелел, и потом целуются и чаши пьют во здравие: сначала — жениха, а потом и тестя. Да пройдут и в другие комнаты к теще и к ее боярыням, и теща спрашивает отца женихова о здоровье и целуется через платок с ним и с женихом, да и со всеми так же, и боярыни тоже.

А невесты тут не должно быть, у простых же в обычае и невесте быть тут; стоят они подле матерей, но не целуются, и вскоре удаляются. И пируют все с удовольствием, но стола — не бывает.

А назавтра или по некотором времени, как договорятся, приезжает к теще мать жениха и смотрит невесту, и тут ее одаривают камкою и соболями, а она даст невесте один перстень да назавтра пришлет с боярыней крест или панагию да фруктов. И ту боярыню одаривают обычным платком и волосником.

А как только назначат день свадьбы, накануне гостей распишут и пошлет жених к тестю список всех, кто посаженые отец и мать, и кто приглашенные бояре и боярыни, и кто тысяцкий, и поезжане, и дружка, и сваха. Да и тесть пошлет к жениху сказать, кто приглашенные бояре и боярыни, и дружка, и сваха; и с обеих сторон тут съезжаются, перебирают наряды, лошадей, а невесту положат за занавеской на постели.

И как настанет день, то съедутся в оба дома все, кто где назначен к столу. И столы дают отдельно, боярыни — себе, а жених с невестой не едят. У жениха ведут службу и у невесты также. И как время настанет, пошлют от тестя к жениху старшего слугу сказать, что дружка и сваха едут с постелью: «Велите показать сенцы и куда приезжать», — и обычно в подклеть. И ему укажут, и он, осмотрев то место, куда приезжать, о том скажет.

А дружка поедет в золоте, и перед ним человек пять или шесть на конях в золоте, да у коня около него человек с десять в нарядном платье и пеших. А за дружкой повезут постель в санях с передком, а летом — изголовьем к облучку, накрытое одеялом. А в санях две лошади сивые, а около саней боярские слуги в нарядном платье, на облучке же станет постельничий из старших в золоте, держит образа.

А за постелью следом поедет сваха в наряде, а наряд бы был: желтый летник, шубка красная, а еще в платке и в бобровом оплечье. И будет дело зимой — так в меховой шапке, и в санях с передком же сядет она одна.

И как только приедут во двор, и конные слуги с лошадей сойдут наземь и пойдут поперед дружки во двор по двое в золоте, дружка же въедет во двор на лошади, но, не доехав до лестницы, с лошади сойдет и дождется саней с постелью. Как с постелью подъедут к лестнице, то женихов дружка встретит ее и слугам жениха повелит ее взять, и те, толпою к саням подступя, приезжих слуг оттеснят, и вынут постель из саней на ковре, и понесут на головах.

А здешние боярыни встретят сваху у самых саней в летниках да в шубках, и сваха с ними пойдет за постелью сразу же вслед за образом. А на нижнем крыльце встречает ее женихова сваха, а за нею боярыни здешние в шубках же. И пойдут оба дружки впереди постели, а свахи обе за постелью; как войдут в сенцы, священник окропит по углам и то место, где быть постели. А приготовят три́девять снопов ржаных, поставят их стоймя, а на них ковер и постель и сверху одеялом накроют. В головах же поставят образ, а по четырем углам на прутьях по паре соболей, да по калачику крупитчатому, да поставец, а на нем двенадцать кружек с разным питьем, с медом и с квасом, да ковш один, да чарку одну же, чтобы была она гладкая и без выступов; или братину круглую без носка. И тут же накрыть и стол, застелив фатою, в головах, там, где быть свечам и караваям, да маленький столик повыше него, да два блюда под крест, что будет на женихе, да под монисто, что будет на невесте, да две миски, одна для колпака или для шляпы, а другая для кики. А в ногах накрыть стол, на котором быть платью, да в одном углу закрыть занавеской, а за ней пуховичок на ковре да изголовье, большой кумган теплой воды, два таза, большая лохань да две обычные. Тут же приготовить и два халата, мужской и женский, рукомойник, лохань, полотенце, две шубы нагольные. И, все то приготовя, дружки и свахи сначала всех отошлют, затем и сами выйдут, а сенцы запрут и запечатают дружки оба своими печатями. И оставят тут перед сенцами постельничих двух из старших слуг в золотнóм платье, и сами дружки и свахи уйдут; и быть им, постельничим без еды.

И дружка и сваха невесты поедут к тестю во двор, а провожают их — дружка дружку до коня, а сваха сваху до нижнего крыльца, а здешние боярыни до саней. А в комнаты дружка и сваха приезжие не заходят и приглашенные бояре и боярыни их не встречают и не провожают. А во время, когда готовят постель, людей, что приедут с постелью и с дружкой и со свахой, потчуют во дворе, накрыв столы и поставив скамейки.

А как дружка и сваха жениха, наладив постель, вернутся к жениху, в комнатах у того уже стол большой, и скатерть, и посуда, и хлеб, и калачи одни и те же для всех, до самого последнего гостя; и сядет отец на конце стола, а тысяцкий в углу, а на почетном месте жених и рядом с ним мать, а за нею званые боярыни: на всех летники желтые и шубки красные, в платках с оплечьями бобровыми, а зимой в меховых шапках. А напротив боярынь на скамье бояре званые, а за боковым столом на лавке и на скамье поезжане в золоте; свечник подпоясан, ферязи спущены, кафтан золотной или цветастый, шапка горлатная, через плечо кошелек бархатный или камчатый или кушак, которым свечу держать, а сама свеча — пуд с четвертью; два каравайника, также ферязи спущены, через плечо, по два кушака, каравай обложен бархатом или камкой на подносах, подносы обшиты бархатом или камкою, накрыты караваи наволочкой или золотным кушаком. Тут же поставец полный, а другой в сенях. А лошадей держать готовыми в упряжи, цепи гремучие под золотными покрывалами. И как только приготовятся, отсылают дружку, и он, поклонясь на четыре стороны, подойдет к свекру, тот посылает с ним челобитье от себя К свату, да и тысяцкий имярек, и бояре, и весь поезд, и дружка поедут. А перед ним бы также человек пять или шесть на конях верхом и в золоте, да и рядом с конем пеших в нарядных одеждах людей немало.

А приедет на двор, так люди его с лошадей сойдут за воротами и идут во двор перед ним пеши. И здесь также приготовят большой стол, и также у задней стены, скатерть, посуда; тесть на конце стола, а теща на лавке, а за нею званые боярыни, а напротив них на скамье званые бояре. Да наладить место посреди избы напротив дверей, разложить две подушки нарядные, для новобрачного и новобрачной, да стол, и на столе две скатерти, посуда, калач, пироги, на столе же на блюде каравай, а на другом сыр; у другого конца место тысяцкого, а рядом с невестой места для двух свах, напротив новобрачного и новобрачной на скамье два или четыре из поезжан, а против свах дружки, а в самом конце за мисками место попу. А около места и за местом здешние боярыни: одна держит на блюде кику, другая — покрывало на блюде, третья также на блюде волосник, подубрусник и прочее, четвертая — то, чем осыпать новобрачных, на блюде: тридевять хмелю, лоскутков собольих тридевять, лоскутков разного цвета, камки и тафты тридевять, монеток серебряных позолоченых мелких.

А остальным поезжанам стол боковой, но и он заполнен; свечник опоясан, ферязи спущены, шапка горлатная или рысья, кошелек для свечей бархатный или камчатый, а свеча — пуд без четверти; да два каравайника, также опоясаны, ферязи спущены, по два кушака через плечо, а сам каравай лежит на камке или тафте и накрыт наволочкой или золотным кушаком. Да и в сенях накрыто, а на дворе столы без скатертей, заставлены штофами с вином, и скамейки, на которых пиво наполовину с медом.

А как приедет женихов дружка, встречают его слуги у ворот, и посреди двора, и у лестницы, а на крыльце дружку встретит другой дружка. А как войдет в избу, и поклонится всем на четыре стороны, и скажет тестю: «А государь имярек велел челом ударити», — поминает имя свекра и челом бьет. Потом же от бояр — тестю и боярам, потом теще от свекрови и от боярынь, и боярыням от свекрови и от боярынь, по именам называя, потом «тысяцкий имярек и весь поезд велели челом бить тестю и боярам». А потом говорит: «Тысяцкий имярек велел передать: “Жених имярек готов ехать к месту”». И тесть отвечает: «Как настанет время, и мы пошлем дружку, и он поедет».

И приедет дружка к новобрачному, и от него пошлют сваху в санях с передком в наряде желтом, а как сваха приедет, встречают ее у саней боярыни здешние, а на крыльце сваха, а как в избу войдет, боярыни из-за стола встают и с ней целуются и идут с нею все туда, где невеста за занавеской готовится. А на невесте бы был венец, летник желтый, шубка красная. И сваха с нею целуется и говорит: «Время, государыня, тебе идти к свадебному месту». Тут и мать ее благословит и возложит на нее монисто или панагию и поцелует, а она станет плакать. И в это время поют песни. И как по времени нужно идти к месту, пойдет первой мать, а за ней новобрачная, с правой стороны поведет ее сваха старшая, приезжая, а с левой другая, своя, а за ними боярыни, и, войдя, кланяются невеста со свахами на все четыре стороны.

А тесть и теща и боярыни сядут за стол на свои места, и священник говорит «Достойно…», и благословляет крестом одну невесту, и кропит святою водой свадебное место. А дружка тем временем отцу и матери ее говорит: «Имярек, благослови дочь свою на свадебное место». И отец и мать говорят: «Бог благословит!» И тогда возжигают свечи перед образом, а священник готовит к обручению две свечи, свитые вместе, и как будет готов, посылают дружку за женихом, а он приезжает на двор так же, как и за постелью приезжал, и тут уже его встречают.

А как только войдет дружка, и поклонится на четыре стороны, и бьет челом: от тестя к свекру, и боярам от бояр, и свекрови от тещи, и боярыням от боярынь, и тысяцкому, да и говорит тысяцкому: «Имярек велел передать (именем назвав тестя) — время жениху ехать к доброму своему делу», — и, так сказав, возвращается к себе.

И лишь он уедет, дружка и тысяцкий с поезжанами, поднявшись, станут кланяться, и говорит тысяцкий отцу имярек и матери имярек: «Хотели вы сына своего сочетать законным браком, так вам бы благословить его да ехать к месту». И отец и мать выйдут с сыном своим из-за стола, и поклонятся на все четыре стороны, и скажут сыну своему: «Бог тебя благословит и помилует и даст тебе жену законную во здравии и в благоденствии», — и благословит его отец крестом с мощами на шнурке, и возложит на него собственноручно, а мать наденет перстень на палец. И пойдут из комнат, первым — дружка, поезжане по двое в ряд, которые помоложе — те впереди, а которые познатней — те после.

А позже всех выйдет новобрачный, а справа от него — тысяцкий. И садятся на лошадей — сначала поезжане, и пока новобрачный на аргамака сядет, они тем временем по двору на аргамаках и на конях скачут, и поедут вон со двора также по двое в ряд, а за воротами перед ними поедут их слуги, все в золоте. И было бы у них у всех у стремени по слуге, затем свечники и каравайники, потом священник с крестом, а чуть-чуть поотстав, перед поезжанами — дружка, а рядом с ним слуги, потом поезжане по двое, а за ними слуги кто с покрывалами и с попонами, кто просто так, — скольких кто из поезжан с собой возьмет, каждый слуга около своего. А перед новобрачным и перед тысяцким двое конюших идут в золоте с маленькими батожками, а за ними идут с конскими попонами. А возле новобрачного и тысяцкого слуги идут в нарядной одежде; и как во двор въедут, тем же порядком и наверх пойдут.

Тут благословляет священник крестом, а встречает их от тестя один дружка, идет он перед новобрачным и перед тысяцким, а тесть и званые бояре их не встречают, но, в комнаты войдя, станут по обе стороны. А тысяцкий с новобрачным, войдя, станет кланяться ликом на четыре стороны, а дружка новобрачного снимет тем временем мальчика, что сидит с невестой на месте новобрачного, и говорит скороговоркою: «Аргамак тебе в Орде, а золотые на Угре». Священник благословит одного новобрачного на свадебное место, и тысяцкий сядет и поезжане по своим местам, а священники, местный и приезжий, повелят возжигать свечи у свадебного места. И поставят свечника от новобрачного против новобрачного, а свечника от невесты — напротив ее, а каравайники вместе составят свои подносы, и тут начнут обручать, и после обрученья жених невесту целует. И потом свахи, встав обе и не сходя с мест, кланяются на четыре стороны и говорят тестю и теще: «Имярек, благословите детям своим, новобрачному и новобрачной, голову расчесать», и потом их закроют, а сваха головы расчесывает, и косу расплетает, и кику накладывает.

А в это время старший дружка режет караваи и сыры с четырех сторон по ломтям, кладет на одно блюдо да ломти разрежет и сыры поломает, разложит по блюдам. И на первое блюдо, где горбушки, положит платок, поднесет новобрачному имярек и молвит: «Новобрачная имярек челом бьет — караваем и сыром и платком». И тот возьмет один лишь платок и положит его себе; также и тысяцкому и поезжанам по росписи, а платки по договорным грамотам — всякому на блюде ломоть каравая да кусок сыра да платок. Да тут и тестю, и теще, и приглашенным боярам и боярыням всем по блюду. Да посылают с людьми скорыми к свекру, и к свекрови, и к приглашенным боярам и боярыням также на блюдах всем по ломтю каравая и сыра и по платку. И какие свойственники есть у новобрачного и у новобрачной, хотя их и нет тут, но караваи и сыр и платки им посылают. А как тысяцкий и поезжане каравай примут, тогда поднимется тесть и поднесет тысяцкому и поезжанам вино, а прочим званым велит подносить, да и слуг боярских тут в комнатах, и в сенях, и на крыльце, и во дворе потчуют и дарят платки, кому только тесть укажет.

А как новобрачную накроют и венец на блюде понесут в другие комнаты, в то время старшая сваха молодых осыпает, а тысяцкий встанет и новобрачного поднимет, а священник станет говорить: «Все упование мое…», — а дружка просит благословения у тестя и у тещи: «Благословите детей своих идти к венчанию», и новобрачный, поклонившись тестю и теще по обычаю, возьмет невесту свою сам за руку и пойдет с нею, а поезжане перед ними в прежнем порядке.

Поезжане в том же порядке садятся на лошадей, сначала новобрачный на аргамака, а новобрачная сядет одна к облучку в сани, а обе свахи напротив нее, здешних же боярынь к венчанью не берут. А когда венчаются, под ноги бросить пару соболей, отдельно — под новобрачного соболя, а под новобрачную — другого. А чаша при этом была бы без ручек, из которой выпив, затем разбить, вниз ее не швырять, а просто выпустить из рук и осколки разбить ногою. И после венчания ехать к тестю на то же место.

И тут встречают у коня и на крыльце бояре приглашенные, и сам тестьг встретит в сенях, и целуется тесть с новобрачным. А новобрачный от венчанья идет и держит невесту свою за руку, и его поддерживает тысяцкий, а ее свахи. И как входят в сени, тут осыпает их теща, а как войдут в комнаты и, поклонясь, сядут по своим местам, тесть поднесет новобрачному вино, и лучшие вина понесут, но тот отпробует сначала только горбушку и сыр.

И прежде всего понесут на столы лебедя, поставят перед новобрачным, и он, приняв, наложит руку да велит разрезать. И ставят на стол лебедя и посылают тестю, и теще, и приглашенным боярам и боярыням, по блюду раскладывая по кусочкам, да по кубку романеи, и подают птицу.

После третьего блюда встанет новобрачный, а с ним тысяцкий да один дружка, и станет звать, но говорить будет дружка тестю: « Имярек, новобрачный челом бьет, чтобы пожаловал завтра к нему пировать», — тещу приглашает также, званых бояр и боярынь по именам всех. А в то время как дружка говорит, новобрачный кланяется в шапке нагольной. И, пригласив, дружка затем снимает скатерть верхнюю и блюдо возьмет, на котором горбушки и сыр, и, завернув, отдаст слугам своим, и велит снести в сенцы.

А поезжане выйдут из комнат и станут садиться на лошадей; тесть же, взяв дочь свою и подойдя к дверям, назовет с почтением по имени зятя своего: «Судьбами Божьими дочь моя приняла венец с тобою, имярек, и тебе бы жаловать ее и любить в законном браке, как жили отцы и отцы отцов наших». И тот тестя поцелует в плечо, и пойдет с новобрачной, и сядут на лошадей в прежнем порядке, а новобрачная в санях со свахами, и поедут к себе, как прежде.

А как вернутся на двор, сразу идут в сенцы, а проще сказать — в подклеть, и тут их осыпает свекровь, идти же им надо по постланному. И как только войдут, новобрачному и новобрачной сесть на постели. И тысяцкий, войдя, с новобрачной покрывало снимет и молвит обоим: «Дай Господи вам в добром здоровье опочивать», — а свечи и каравай поставят на приготовленных местах, и колпак и кику положат на место.

И в это время станут служить вечерню, новобрачный снимает наряд, с новобрачной же все снимают за занавеской. А тысяцкий с поезжанами со всеми пойдет к свекру в комнаты, а в сенцах с новобрачными останутся двое дружек, да две свахи, да постельничий; и каким ближним людям боярским и боярыням повелят, те и снимают с них платье. Новобрачный на зипунок наденет шубу нагольную, а новобрачная в телогрее, да оба в шапках горлатных; потом они дружек и свах отпустят, оставив только тех, кто разует, а потом исполняет дело.

А тысяцкий, и поезжане, и дружка, и сваха старшая войдут в комнаты к свекру и тут скажут: «Бог сподобил: дети ваши, имярек, после венчанья легли почивать поздорову, и вот услаждаются». А другие дружка и сваха поедут к тестю и скажут, что молодые доехали и легли почивать поздорову. А два постельничих у дверей сидят неотступно, и как настанет новобрачному время, полежав и познав, он кликнет постельничего и велит позвать ближнюю боярыню, а сам, зайдя за занавеску и омывся водой, набросит на себя халат да шубу нагольную. А затем выйдет и новобрачная с боярынею или с двумя, и там обмоют ее, и обе сорочки замочат в тазах. И новобрачная также набросит на себя халат и шубу нагольную да велит позвать к себе дружку, а сам новобрачный сядет на большой постели, новобрачная же за занавескою на пуховичке.

Когда же дружка придет, пошлют его к отцу и к матери сказать, что, дал Бог, все в порядке. И те пошлют сваху, а потом придет и тысяцкий или кто-то из ближних родственников к новобрачному, а к новобрачной придет свекровь и боярыни родственницы и поднесут на руках кушанья: студень крошеный из птицы со сливами и с лимонами и с огурцами. Новобрачного кормит тысяцкий, а новобрачную за занавескою свекровь с боярынями. А дружку тем временем пошлют к тестю и к теще, и тот, приехав, говорит, назвав полным именем: «Велел вам сказать новобрачный имярек: Божиим милосердием и вашим родительским пожалованием и сохранением мы, дал Бог, справились, и на том на вашем пожалованье челом бью!» И с дружкой тут поцелуется тесть, подарит чарочку или ковшик, а теща платок. И с этого времени на обоих дворах наступает веселье и праздник.

А вот когда обручать, и венчать, и вечерню в сенцах служить, да и назавтра, как выйдет новобрачная нз бани, молитву, и заутреню, и молебен, и службу вести, — то все дело священника, по уставу и по желанию «Могущему вместимся вмещати». И когда свекровь, и дружка, и сваха из сенцев выйдут, жених с невестой что хотят, то и делают. А у сенцев и под крыльцом привязывают жеребцов и кобылиц, и жеребцы в ту пору, глядя на кобыл, ржут.

А потом поезжане, и званые бояре и боярыни, и дружки, и свахи с обеих сторон разъезжаются по своим домам, а родственники по разрешению тут и ночуют, а свечи всю ночь горят. К утру же велят затопить бани.

Назавтра же дружки и свахи съедутся на свои половины, и от тестя пошлет дружка младший к старшему дружке слуг с банною утварью да с простою, а из утвари медный котел с крышкою, два таза, два обычных ковша на полки, два простых для воды. И накажет: как проснется новобрачный, чтобы сказал ему, дружка дружке. Настанет пора новобрачному вставать, призовет он постельничего и велит дружке быть у него, а банщиков велит послать в баню. А как будет все готово и дружка придет, то он, надев башмаки да набросив на себя нагольную шубу и шапку пуховую, пойдет, закрывшись рукавом. Новобрачная же лежит в постели, накрывшись одеялом, но тут же войдет к ней сваха да здешние боярыни и станут ее поднимать. А в это время сурна заговорит, и трубы заиграют, и бубны загремят; тогда, новобрачную подняв, набросят на нее белый летник, шубку золоченую обычную, шапку горлатную, и пойдет она, фатами укрывшись, в комнаты. А ей приготовят за занавеской постельку, и она ляжет.

А дружка пошлет к тестю во двор и велит сказать дружке же, что новобрачный пошел в баню и новобрачная ушла. Тут и другая сваха к новобрачной поедет, а тесть дружку отпустит к новобрачному с банными дарами, и дружка в золоте поедет тем же порядком, а следом за ним в санях под полстью банные дары в коробах.

Приехав к бане, дружка разбирает и дает слугам держать на руках сорочку, порты, пояс с кошельком, а в кошельке золотые, подпояску, нижнее белье и четыги, башмаки, зипун, шубу нагольную, шапку кожаную. А прежде подадут в баню халат и башмаки. И съезжаются к бане поезжане, тысяцкий с товарищами, и приготовлены тут поставцы с питьем, кто пожелает — пьет, и слугам подают, и бубны бьют, а банщиков одаривают платками. Из бани же новобрачный в сенцы идет и тут отдохнет немного. А новобрачную в баню не водят, моют ее тут, и как настанет время, наложат на нее кику и наряд, да и идут свахи с нею в сенцы, а новобрачный тем временем выйдет со всеми своими в свои комнаты, и нарядятся они в золото. И по правилу обручения посадят новобрачную на постель, и свахи накроют ее покрывалом, а новобрачный со всеми поезжанами в полном наряде придет в сенцы и сядет подле невесты, а тысяцкий и поезжане рассядутся по чину. И входит тут свекор с боярами с приглашенными, и сына своего целует, и здоровья желает ему в женитьбе, да невестку свою откроет и здоровья желает в замужестве, и все поздравляют. Тут же сыну своему да снохе своей даст свое благословление, образа, или кресты, или панагии, или села вотчинные. И приносят тут петуха и кашу, и князь молодой откушает. И пойдут новобрачный с отцом и с поезжанами в комнаты, а новобрачная со свахами в другие комнаты к свекрови, уже не покрытая, и свекровь и боярыни тут целуют, и поздравляют, и благословляют крестами или панагиями и перстнями, а в то время готовят напитки.

И как время настанет, сойдутся все в большой комнате, а на столе уже приготовлены фрукты, на скатерти, без посуды и хлеба. И платье золоченое сложат, если летом — сложат охабни, а зимою — шубы нагольные, и боярыни — летники белые да шубки красные, в спусках сидят, а зимою в каптурах. И сядут свекор со свекровью в конце стола, а новобрачных посадят на почетное место, там же и свахи да приглашенные боярыни, а на скамье тысяцкий да званые бояре, а поезжане за боковым столом. Да понесут напитки, а от тестя приедет дружка с дарами и подносит их на блюдах, свекру сорочку да порты да приговорит, назвав по имени: «Новобрачная имярек челом бьет», — и тот примет, а новобрачная поклонится, и в это время все стоят. А свекрови камка, а боярыням по тафте, служка также подносит на блюдах и говорит, а новобрачная кланяется. А на обычных свадьбах свекрови тафта или дороги, а боярыням приглашенным по сорочке, да по платку, да по волоснику, а тысяцкому и приглашенным всем боярам по сорочке да по портам, а поезжанам ничего не дается. А как откушают фруктов, принесут дары, и сына благословляет отец и мать образами, и платьем златотканым, и шубою, и сосудами, и лошадей подводят в нарядах, и жалует его людьми и вотчинами, и мать это все благословляет. А потом и сноху одаривают украшениями, и платьем, и посудой. И тысяцкий и званые бояре новобрачного и новобрачную одарят, кто чем пожелает.

А вернутся в свои комнаты, и велят приготовить лошадей, и как время настанет, нарядятся в золотное платье и отправятся на двор к тестю в том же порядке, что и на свадьбу ехали: священник впереди с крестом, да поезжане, да тысяцкий с новобрачным; и как во двор въедут, у тестя бубны и трубы заиграют, и тут у тестя начинается встреча: слуги на дворе, и у коня, и на крыльце. И встречают свойственники, а тесть встретит в сенях и целуются с новобрачным, и с тысяцким, и с поезжанами, а у тестя в комнатах за столами на почетном месте теща уже и приглашенные боярыни.

А на столе скатерть без посуды и фрукты. И встретит тесть с приглашенными, войдет в комнаты первым, и станут все по своим местам, а тут новобрачный войдет с тысяцким, перед ними один дружка их да другой, здешний, а поезжане идут за новобрачным. А теща из-за стола чуть выйдет, и спрашивает зятя о здоровье, и целуется с ним через платок, и боярыни приглашенные, подходя к новобрачному, целуются все через платок. И с тысяцким и с поезжанами также целуется теща через платок, а боярыни некоторые и без платка. И садятся боярыни на лавку по чину: возле тещи сядет зять, а в самом углу тысяцкий, в конце стола тесть, на скамье приглашенные бояре, а поезжане за боковым столом, как и прежде.

За фруктами тесть подаст вина, и принесут напитки, и едят фрукты, а как уберут фрукты, все переоденутся, и тогда внесут завтрак — полный стол. А боярыни в том же платье и сидят: летники белые да шубки красные в спусках.

И как перестанут подавать, новобрачный встанет из-за стола, а с ним и тысяцкий, и дружка станет звать тестя, и тещу, и посаженых бояр и боярынь, называя по имени: «Новобрачный челом бьет, чтобы пожаловал ты сегодня — у новобрачного за столом быть и пировать», да, выйдя в сени, снова наденут золотное платье и поедут к себе тем же порядком.

Приехав к себе, немного отдохнут, а в то время готовят стол. И как время настанет, новобрачную нарядят в главный наряд и пошлют дружку, чтобы позвал тестя, и тещу, и приглашенных бояр и боярынь к столу.

И тесть поедет в золотном наряде, и с ним приглашенные бояре также в золоте, по двое в ряд, а с ними и слуги возле коней пеши. И теща поедет в санях точно так же, и боярыни — в золотных летниках и в спусках, по одной в каждых сенях.

И подъедут к свекру на двор бояре к лестнице, а боярыни к другой, и тут встречают бояр бояре, а боярынь боярыни, на крыльце или в сенях, по знатности. А где будет стол, тут на столе и фрукты.

Раньше придут боярыни, и сядет на главное место теща, за нею новобрачная да свахи, затем и боярыни приезжие и только за ними — здешние, а ниже всех сядет свекровь. Тесть же сядет на конце стола, подле него свекор, а на скамье приглашенные бояре приезжие, а под ними здешние бояре званые. Новобрачный же присядет возле отца, а тысяцкий и поезжане за боковым столом.

И как разместятся, свекор выходит, да и приезжие бояре, и кланяются свекрови и здешним боярыням, и спрашивают их о здоровье, и целуются, а затем переменят платье, выйдя в сени. А как сядут они за стол, подносят им вина, и фрукты, и напитки, но потом уберут фрукты и разнесут еду. А новобрачный, поднявшись, потчует отца и тестя и теще подносит в кубках питье, вина и лучшие меды. И как кончат к столу подавать, тесть встанет, а дружка второй начнет говорить свекру, назвав его полным именем: «Бьет тебе челом, чтобы пожаловал ты завтра у него за столом быть и пировать». И новобрачного, и званых бояр, и свекровь, и боярынь по именам дружка называет, а тесть кланяется, и новобрачный тестя и приезжих бояр потчует.

И как наступит время, принесут дары: кубок двойной или с крышкой, бархат или камка, и, налив в сосуды меду, станет говорить свекор тестю: «Дай, Господи, хорошо нам жить с детьми своими!», назовет сына и сноху по именам — «с детками своими много лет!». А дружка старший в то время начнет говорить, назвав тестя по имени: «Челом бьет зять твой имярек!» — кубком двойным, золоченым, бархатом такого же цвета да сороком соболей, и теще дары также объявляет дружка: братина или стопка, камка, сорок соболей, называя по имени: «Зять челом бьет, дары велит принять».

А боярыни пойдут с новобрачной к себе в комнаты и в то время, как ехать, нарядятся. И тесть, и теща, и приезжие бояре поедут к себе тем же порядком, а провожают их до лошадей, а боярынь боярыни до саней — и услаждаются по своим дворам, на обеих половинах наступает веселье. Дружки же и свахи дожидаются, как пройдут новобрачный и новобрачная в сенцы, и, положив их, разъезжаются по домам.

А назавтра готовят баню, и дружка от тестя приезжает с банными дарами, поменее прошлых: сорочка, порты, пояс, полотенце, — и что-нибудь еще пришлет. А как из бани станет выходить, то тысяцкий и поезжане приедут, и, одевшись в сенцах, пойдет новобрачный со всеми поезжанами в комнаты отцу и матери челом ударить, а у тех приготовлены фрукты в том же виде.

А за столом мать, новобрачная, и свахи, и званые боярыни, и бояре на скамье — все садятся по чину, и едят фрукты, и пьют напитки. А в то время приедет дружка от тестя и зовет отца и мать, и новобрачного с новобрачною, и приглашенных бояр и боярынь, и, его попотчевав, отпускают, а сами, переодевшись, завтракают.

А у тестя приготовят столы по чину и фрукты, и, как время наступит, пошлют дружку звать к столу, и тогда отец поедет по правую руку от сына, а тысяцкий по левую, поезжане же перед ними по-прежнему в наряде, да и приглашенные бояре за ними также нарядно. А мать в санях и наряжена, а напротив нее новобрачная, а боярыни приглашенные и свахи в санях по одной. А свахи садятся напротив приглашенных боярынь, которые едут первыми.

И, приехав, входят в комнаты, и встреча бывает им всем по чину: тесть встречает свата и зятя, а теща встречает сватью и дочь. И входят все в комнату с фруктами на столах, и целуются приезжие бояре со здешними боярынями, и понесут вина и напитки, и едят фрукты. И как время наступит, боярыни пойдут в свои комнаты, и тут-то после фруктов начнут разбираться в приданом и рядные подписывают. А возникнет в чем спор, откладывают до другого дня. Потом же садятся за стол порознь: бояре особо, а боярыни в других комнатах. И после застолья тесть благословляет зятя образами и дарами: кубками и бархатом, и камками, и соболями, и лошадьми в нарядах, и доспехами, — поздравляет. Чаши пьют со сватом и с тысяцким, а после застолья у поезда наденут на себя нарядное платье, и пойдут отец, да новобрачный, да тысяцкий и старшие бояре к боярыням в комнаты, а с ними и тесть — благословляет дочь свою образами, платьем, сосудами, перстнями, именьем, придаными слугами. Потом теща благословляет зятя образами, платьем, сосудами да дочь свою благословляет и одаривает украшениями и платьем.

И потом поедут к себе тем же порядком и в нарядах, а в остальные дни съезжаются и пируют, как пожелают.


Оригинальный текст

ЧИНЪ СВАДЕБНОЙ

Какъ бывает зговоръ, приѣдет жених с своими свойственными к тестю на двор в чистом платье, а с ним бывает отец или брат старѣйший, наперед жениха ходит один, а иные по нем. И встрѣча бывает у коня и на крылцѣ и в сѣнях, стречает тесть, и садятся по чину за столом: которые приѣдутъ с женихом — в лавке, а тутошние — в скамье. И тесть понесет вина красные в кубках, а в тѣ поры начнет говорити хто приѣхалъ съ женихом, отець или старѣйший брат, назвав благочинно тестя имянем: «Время нам начати дѣло говорити, о чем съѣхалися». И тесть велитъ священнику достойно говорити, и воспоминает праотець Авраама и Сарру, Иокима и Анну, и царя Константина и Елену. И благословивъ ту священник крестом, начнутъ говорити и писати записи зарядные, и рядную договорився, в сколки за ряд и сколко приданого, и приложив руки, и свершив записи, говорит священникъ: «О тебе радуется…» И взявъ кои же свою запись, и емлют по сосуду меду, и меж собя здороваются и записи разнимают.

А дары в тѣ поры держатъ: тесть дарит зятя, первое благословение — образ, кубокъ или ковшъ, бархат, камка, сорокъ соболей. А являет дары кому поволитъ тесть, и потомъ цѣлуются, и чаши пьют, и всѣ здороваютъ: первое — жениху, а после тестю. Да идут в другие хоромы к тещи, а съ нею боярыни, и теща спрашивает отца женихова о здоровье, и цѣлуется с ширинкою, да и с женихом, и со всѣми по тому же, да и боярыни.

А невѣста тут не бывает, а в середних обычаех и невѣсты бывают туто, стоят подлѣ матерей, а не целуется. И выходят вскорѣ и пируют прохладно, а стола не бывает.

А на завтрѣ или по времени, какъ изволят, приѣжжает к тещи мати женихова и смотрит невѣсты, и тут ея дарят камками и соболми, а она дастъ невѣсте один перстень да на завтрѣе пришлет крестъ или панагию да овощи с боярынею. И тое боярыню дарят обышной убрусъ да волосникъ.

А как приговорят день быти сводбѣ, наканунѣ роспишут, и пошлет женихъ к тестю роспись, кто во отцово мѣсто и в материно, и хто сѣдячих бояръ и боярын, и хто тысяцкой и поѣжжан, и друшка, и сваха. А тесть пошлет к жениху, кто сѣдячих бояръ и боярын, и дружка и сваха, и кто которые стороны, тѣ тут и съѣжжаются, прибирают наряды, лошади, а невѣсту положат за завѣсом на постелки.

А как приспѣет день, то съѣдутся на обѣ стороны, гдѣ кто учинен к столу. А столы бываютъ порознь, боярыни — себѣ, а жених и невѣста не вкушают. У жениха говорятъ каноны, а у невѣсты также. И как время приспѣет, пошлют от тестя к жениху старишего слугу сказати, что друшка и сваха ѣдутъ с постелею: «Велите указати сенникъ и к которому мѣсту приѣхати» — а по обычному потклѣтъ. И ему укажут, и онъ, осмотривъ, х которому мѣсту приѣхати, и то скажет.

И друшка поѣдет в золотѣ, а перед нимъ человекъ 5 или 6 на конях в золотѣ, да у коня около его человекъ с 10 в чистом платье пѣших. А за друшкою повезут постелю, в санях в налцевских и лѣтом, зголовьем к облуку, покрыто одѣяломъ. А в санях два санника сивых, а около саней люди боярские в чистом платье, а за облуком постелничей станет человекъ старѣйшей в золотѣ, держит образъ.

А за постелею поѣдет сваха в нарядѣ, а нарядъ бы был лѣтник желтъ, шубка червчата, в убрусѣ и в бобровом ожерельѣ. Будет зимою — ино в каптыре, в санях в налцевских же сядет одна.

И как приѣдут ко двору, и конные люди с лошадей сойдут долой, и пойдут перед друшкою на дворъ по два в золотѣ, а друшка приѣдетъ на дворъ на лошадѣ и не доѣхавъ лѣстницы, с лошади сойдет и дождется постели. Какъ с постелью приѣдут к лѣснице, и друшка женихов встрѣтит и людем жениховым велит взяти постелю. И они, многими людми приступяся къ санем, тѣх людей отеснятъ и возмут постелю из саней на коврѣ и понесут на головах.

А боярские боярыни стрѣтят сваху у саней в лѣтниках да в шубках, сваха с тѣми пойдетъ за постелею послѣ образа. А на нижном крылце стрѣчает сваха женихова, а за нею боярыни ж боярские в шубках же. И пойдут друшки оба перед постелею, а свахи обѣ за постелею и, вшед в сенник, священникъ кропит по углом и гдѣ быти постели. А изготовят 3 девят сноповъ ржаных, поставят их стойма и на то коверъ и постелю, и одѣялом покроют. А въ головах поставят образ, а в четырех углех на стрѣлках по паре соболей да по калачику крупичатому, да поставець, на немъ 12 кружек с розным питиемъ, с меды и с квасы, да ковшъ один, да чарка одна ж, чтобы была бес полки и бес конца, или братина круглая без носка. Да туто ж устроити стол, покрыти фатою, гдѣ быти свѣчам и короваям в головах, да столчик малой повыше того, да 2 блюда под крест, что будет на женихѣ, да под манистом, что будет на невѣсте, да 2 мисы, одна под колпак или под шапку, а другая под кику. А в ногахъ устроити стол, гдѣ быти платью, да в одном углу устроити завѣсъ, а за завѣсом пуховичек на коврѣ да зголовейцо, кумган воды теплой болшей 2 таза, лохан болшая, двѣ простыни. Да туто ж изготовити 2 чехла, мужской и женской, рукомойник, лоханка, полотенцо, 2 шубы наголные. И изготовя то все, друшки и свахи наперед вышлют всѣх, и сами выйдут, а сенник замкнут и запечатают друшки оба своими печатми. А оставят тут перед сенником постелничих двух старѣйших человекъ в золотном платье, и сами друшки и свахи пойдут; и быти у них, у постелничих, без скатерти.

И друшка и сваха невѣстина поѣдут к тестю на дворъ, а провожают ихъ друшку друшка до коня, а сваха сваху до нижнего крылца, а боярские боярыни до саней. А в хоромы друшка и сваха приѣжжие не ходят и седячие бояря и боярыни их не встречают, ни провожают. А в кою пору устраивают постелю и люди, которые будут с постелею и с друшкою и свахою потчиваютъ на дворѣ, устроивъ столы и скамьи.

А какъ друшка и сваха, проводивъ постелю, приѣдут к жениху, и у жениха в хоромех стол болшей и скатерть и судки, и хлѣб и колачи одни до послѣдних сѣдячих, и сядет отець по конец стола, а тысецкой в углу, а в болшем мѣсте жених, и подлѣ его мати, и под нею седячие боярыни: на всѣх лѣтники желтые и шубки червчаты, в убрусѣ с ожерельи бобровыми, а в зимѣ в каптурѣх. А противъ боярын в скамье бояре сѣдячие, а в кривом столѣ и в лавкѣ и в скамье поѣжжанѣ в золотѣ; свѣщник опоясан, ферези спущены, кафтан золотной или цвѣтной, шапка горлатная, через плечо кошелик бархатен или камчат, или кушак какъ свѣча держати, а свѣча — пуд с четвертью; два коровайника, также ферези спущены через плечо, по 2 кушака, коровай обшит бархатом или камкою на носилах, носила обшиты бархатом или камкою, покрыти короваи наволочкою или кушакъ золотной. И тутож поставец полной, другой в сѣнях. А лошади держати готовы в нарядех, чѣпи гремячие под золотными покровцы. А как изготовясь пошлют друшку, и он, поклонився на 4 стороны, приходит к свекру, и он с ним приказывает челобитие к свату от себя, и тысяцкой имярекъ и бояре и весь поѣзд и друшка поѣдет. А перед ним такъ же бы человекъ пят или шесть на конях верхомъ в золотѣ, и у коня в цвѣтном людей не мало.

И приѣдет на дворъ, а люди с лошадей сойдут за вороты, и идутъ на дворъ перед нимъ пѣши. И у них также изготовят стол болшей по тому ж у задние стѣны, скатерть, сутки; тесть по конець стола, а теща в лавкѣ, а под нею седячие боярыни, а против ихъ в скамье седячие бояре. Да устроити мѣсто середи избы против дверей, оболочено 2 зголовейца нарядных, новобрачному и новобрачной, стол, на столѣ двѣ скатерти, судки, колачь, перепечка, на столѣ на мисѣ коровай, на другой сыръ; по конець стола тысецкому мѣсто, а подлѣ невѣсты двум свахам мѣста, противъ скамья, против новобрачново и новобрачные, два или четыре поѣжжан, а против свах друшки, а по конець за судками мѣсто попу. А у мѣста и за мѣстом боярыни боярские: одна держит на блюдѣ кику, другая — покровъ на блюдѣ, третьяя на блюде ж волосник, подубрусник и иное, четвертая — осыпало на блюде, хмел 3 девят, лоскутковъ собольих 3 девят, лоскутков розных цвѣтов камки и тафты 3 девят, пѣнязей серебряных золоченых малых.

А поѣжжаном досталным стол кривой, а поставець полной, свѣщник опоясан, ферези спущены, шапка горлатная или рысья, кошелик бархатен или камчат, в чем свѣчю держат, а свѣча — пуд без четверти, да 2 коровайника, так же опоясаны, ферези спущены, по 2 кушака через плечо, а коровай обшит камкою или тафтою и покрыт наволочкою или кушаком золотным. А в сѣнях поставець ж, а на дворѣ столы без скатертей и скамьи и на полы с пивом и с медомъ, а на столѣх погребцы с вином.

А как друшка женихов приѣдет, и люди встрѣчают у ворот, и середи двора а у лѣсницы, а на крылце друшку стрѣтит друшка ж. А какъ войдет в ызбу и кланяется образом на 4 стороны, и говорит тестю: «А государь имярекъ велѣл челом ударити» — свекор поминаетъ имены и правит челобитие. Потом от бояръ тестю и бояром, потом теще от свекрови и от боярын, и боярыням от свекрови и от боярын, по имяном, потом «тысецкой имярекъ и весь поѣздъ велѣли челом ударити тестю и бояром». И говорит: «Тысецкой имярекъ велѣлъ говорити: “Жених имярекъ готовъ ѣхати к мѣсту”». И тесть говорит: «Как будет время, и мы пришлем друшку, и он поѣдетъ».

А приѣхав друшка к новобрачному, и они отпустят сваху в санях налцовских в наряде желтомъ, и как сваха приѣдет, и у саней стречаютъ боярыни боярские, и на крылце сваха, и как войдет в избу, и боярыни из за стола выходят и целуются, и идут с нею всѣ, гдѣ невѣста занавѣсом наряжена. А на невѣсте бы вѣнець, лѣтник желтъ, шубка червчата. И сваха с нею целуется и говорит: «Время, государыни, тебѣ идти к мѣсту». И мати еѣ тут благословит и положит на неѣ манисто или панагѣю и цѣлуетъ, и она всхлипаетъ. А в тѣ поры поют пѣсни. И какъ по времяни идти к мѣсту, пойдет наперед мати, а за нею новобрачная, с правые стороны поведет сваха болшая приѣжжая, а с лѣвую другая, а за ними боярыни, и пришед кланяются невѣста с свахами на четыре стороны.

А тесть и теща и боярыни пойдут за столъ по своимъ мѣстом, а священник говорит «Достойно» и благословит крестом одну невѣсту, и кропит водою мѣсто. А друшка в тѣ поры отцу и матери говорит: «Имярекъ, благослови доч свою на мѣсто». И отецъ и мати говорят: «Богъ благословит!» И в тѣ поры вжигают свѣчи пред образом, а тот священник изготовив к обручанью двѣ свѣчи витые вдвое, и изготовя пошлют друшку к жениху, и он приѣхав на дворъ такъ ж, как и с постелею приѣжжал, и встрѣчают его.

А как войдет и кланяется на 4 стороны и правитъ челобитье от тестя к свекру и бояром от бояръ, и свекрове от тещи, и боярыням от боярын, и тысецкому, да говорит тысецкому: «Имярекъ велѣлъ говорити (имянемъ назвавъ тестя) — время жениху ѣхати к своему доброму дѣлу», — и, изговоря, ѣдет к себѣ.

И как отѣдет, друшка и тысецкой с поѣжжаны вставъ учнут кланятися и говорити тысецкой отцу имярекъ и матери имярекъ: «И изволили естя сына своего сочетати законному браку, и вам бы его благословити ѣхати к мѣстр. И отець и мати выйдут с ним из за стола и кланяются на 4 стороны образом, и говорят сыну своему: «Богъ тобя благословит и помилуетъ, и подастъ ти подружие благозаконно во здравии и благоденствии» — и благословитъ его крестъ с мощми на гойтанѣ, и положитъ на него своими руками, а мати положит перстень на руку. И пойдут ис хоромъ, первое — друшка, поѣжжанѣ по 2 в ряд, которые помоложе — тѣ наперед, а которые почестнѣе — тѣ опослѣ.

А опосле всѣх пойдет новобрачной, а у него с правые стороны тысецкой. И садятся на лошади наперед поѣжжанѣ, покамѣста новобрачной на аргамакъ сядет, а они в тѣ поры по двору на аргамацѣхъ и на конехъ прыгаютъ, и поѣдут з двора также по 2 в ряд, а из за ворот перед ними поѣдут люди их, которые в золотѣ. А у них бы было по человѣку у стремени, свѣщники да коровайники, потом священникъ со крестом, а мало поотделясь перед поѣжжаны друшка, около его люди, потом поѣжжанѣ по 2, а за ними люди с покровцами и с попонами и простые, сколко хто за собою возмет, кой ж около своего. А перед новобрачным и перед тысецким 2 конюшие идут в золотѣ с батошки с малыми, а за ними идут с покровцы конскими. А около новобрачного и тысецкого идут люди в цвѣтном платье, и на дворъ приѣдут тѣм же обычаем и вверхъ пойдут.

Туто благословляетъ священникъ крестом, а встрѣчаетъ от тестя один друшка, идет перед новобрачным и перед тысецким, а тесть и сѣдячие бояре не встрѣчают, и, в хоромы пришедъ, станут по обѣ стороны. А тысецкой с новобрачным пришед, учнет кланятися образом на 4 стороны, а друшка новобрачново соймет в тѣ поры отрока, которой сѣдит с невѣстою на новобрачного мѣсте, а говорит дворкою: «Аргамак тобѣ в Ордѣ, а золотые в Угрѣ». И священник благословит новобрачново одново на мѣсто, а тысецкой сядетъ и поѣжжанѣ по мѣстом, и священникъ приѣжжий и тутошной велят мѣстные свѣчи зажигати. А поставят свѣшника новобрачново противъ новобрачного, а невѣстина противъ еѣ, а коровайники вмѣсте свои носила, и потом научнут обручати, и по обручанье жених невѣсту целуетъ. И потом свахи, ставъ обѣ не выходя из мѣстъ, кланяются образом на 4 стороны, и говорят тестю и тещи: «Имярекъ, благословите дѣтем своимъ, новобрачному и новобрачной, голову чесати», и потом закроют, и сваха головы чешет и косу росплетает, и кику кладет.

А друшка в тѣ поры болшей кроит короваи и сыры съ 4 углов краики, положитъ на одно блюдо да укрухи рѣжетъ и сыры колупляетъ, кладет по блюдам. И на первое блюдо положит ширинку, гдѣ крайчики, поднесет новобрачному имярекъ и молвитъ: «Новобрачная имярекъ, челом бьет — короваи и сыръ и ширинка». И онъ возметъ одну ширинку и положит еѣ у собя, потому тысецкому и поѣжжаном по росписѣ, а ширинки по ярлыком — всякому на блюдѣ укруг коровая да глыбка сыра да ширинка. Да и тут тестю и теще и седячим бояром и боярынямъ всѣм по блюду. Да посылают с людми отрадными къ свекру и свекрови и к седячим бояром и боярыням такъ ж на блюдех, всѣмъ по укруху коровая и сыра и по ширинкѣ. И которые свойственные у новобрачново и у новобрачные, хотя их туто и нѣтъ, а короваи им и сыръ и ширинки посылают. А как тысецкой и поѣжжаня коровай примут, и в тѣ поры станет тесть и подносит тысецкому и поѣжжаном вино, а иным велит подносити седячим бояром, а людей боярских тут в хоромех и в сѣнех и на крылцѣ и на дворѣ потчивают и дают ширинки, кому буде тесть прикажет.

А какъ новобрачную покроют и вѣнець на блюдѣ понесутъ в другие хоромы, и в тѣ поры сваха болшая осыпаетъ, а тысецкой встанет, и новобрачново подымет, а священник учнет говорити: «Все упование мое…» — а друшка благословляется у тестя да и у тещи: «Благословите дѣтем своим итти к венчанью», и новобрачной поклонився и тестю и тещи челом по обычаю, и возмет невѣсту свою сам за руку и пойдетъ с нею, а поѣжжаня перед ним по прежнему.

Поѣжжаня по тому ж садятся на лошади, наперед новобрачной на аргамакъ, а новобрачная в сани сядет одна к облуку, а свахи обѣ противъ еѣ, а боярских боярын к венчанью не емлют. А как венчаются, на подножие положити пара соболей, рознявъ, под новобрачново соболя, а под новобрачную другой. А скляница бы была без руковеди, ис которые пивъ розбити, а ниц еѣ не опрометывати, и испустити ея из рук, и достал розбити ногою. И от венчанья ѣхати к тестю на то ж мѣсто.

И тут встрѣчают у коня и на крылцѣ бояре седячие, и сам тесть встѣтит в сѣнях, и цѣлуется тесть с новобрачным. А новобрачной от венчанья идет и держит невѣсту свою за руку, а ево поддерживает тысецкой, а еѣ свахи. И как итти в сѣни, и тутъ осыпаетъ их теща, а как придут в хоромы, и покланявся сядут по своим мѣстом, и тесть понесет новобрачному вино, и красные вина понесут, и он кушаетъ наперед крайчики и сыръ.

И понесут в столы наперед лебедь, поставят перед новобрачново, и онъ приняв наложит руку да велит обрѣзывати. И ставят в стол лебед и посылают к тестю и к тещи и к седячим бояром и боярыням, по блюду роскладывая по косткам, да по кубку романѣи, и подают птицы.

Из за третьие ѣствы станет новобрачной, а с ним тысецкой да дружка одинъ, и учнет звати, а говорити учнет друшка тестю: «Имярекъ, новобрачной челом бьетъ, чтобы пожаловал завтра у него пировал» — тещу тако ж, седячих бояръ и боярын по именом всѣх. А в кою пору друшка говорит, а новобрачной кланяется в шапкѣ наголной. И позвавъ друшка в тѣ поры сойметъ скатерть верхнюю и блюдо, на чем крайчики и сыръ и свертевъ отдастъ людемъ своим, а велит отнести в сѣнник.

А поѣжжаня пойдутъ ис хором и учнут садится на лошади, а тесть взявъ дочь свою и пришедъ к дверем, назвавъ благочинно имянем зятя своего: «Судбами божиими дочь моя приняла вѣнець с тобою, имярекъ, и тебѣ бы жаловати еѣ любити законным бракомъ, как жили отци и отцове отець наших». И онъ тестя поцелует в плечо да пойдет с новобрачною и сядут на лошади по прежнему обычаю, а новобрачная в санях со свахами, и поѣдут к себѣ по прежнему.

И как приѣдут на дворъ и идут в сенникъ, а по простому в потклѣт, и тут ихъ осыпает свекры, а идти по послану. А пришед новобрачному и новобрачной сѣсти на постели. И тысецкой пришедъ новобрачную вскроет, а молвит им: «Дай Господи вам здорово опочивати», а свѣчи и короваи поставят на уготованныхъ мѣстехъ, и колпакъ и кику поставят на мѣсто.

И в тѣ поры станут говорити вечерню, новобрачной снимает наряд, а с новобрачной снимаютъ за завѣсою. Да и пойдет тысецкой и с поѣжжаны со всѣми к свекру в хоромы, а в сѣнникѣ с новобрачным останутся 2 друшки да 2 свахи, да постелничей и которым ближним людем боярским и боярыням велят, тѣ с них снимают платье. Новобрачной на зипунокъ положит шубу наголную, а новобрачная в телогрѣи, да в шапках в горлатных, и дружекъ и свах отпустят, а оставят, кому розути, да потом промышляет.

А тысецкой и поѣжжаня и друшка и сваха болшие пойдут в хоромы к тестю и тут сказав, что: «Богъ сподобил дѣти ваши имярекъ, у вѣнчанья бывъ, легли опочивати здорово, и тут прохлажаются». А друшка и сваха другие поѣдут к тестю и скажут, что доѣхали и легли опочивати здорово. А постелничеи два сѣдят у дверей безотступно, а какъ новобрачному время полежавъ и провѣдавъ, и онъ кликнетъ постелничево и велитъ позвати ближнюю боярыню, и сам бывъ за завѣсомъ и обдався водою, положит на собя чехол да шубу наголную. Да пойдет новобрачная с боярынею или и з двема, и там обздадет еѣ, и сорочки обѣ смочат в тазѣх. А новобрачная по тому ж на собя положит чехол и шубу наголную да велит позвати къ себѣ друшку, а сам сядет на болшей постели, а новобрачная за завѣсом на пуховичкѣ.

И друшка придет, и онъ пошлетъ ко отцу и к матери, а скажет, что дал Богъ здорово. И они пошлют сваху и потом придет тысецкой да ближней кто сердоболь къ новобрачному, а к новобрачной придет свекры и свойственные боярыни, и принесут кушанье на руках, студен крошеная птичья с сливами и с лимонами и с огурцы. И новобрачново кормит тысецкой, а новобрачную свекры с боярынями за завѣсою. А дружку в тѣ поры пошлют к тестю и к теще, и друшка приѣхавъ говорит, назвавъ имянем: «Велѣл вам говорити новобрачной имярекъ: Божиим милосердием и вашим родителским жалованьемъ и бережением мы, дал Богь, здорово, и на том на вашем жалованье челом бью!» И з друшкою тутъ целуются тесть, подарит чарочку или ковшикъ, а теща ширинку. И в тъ поры в объих дворех бываетъ веселие и прохлад.

А как обручати и вѣнчати, и вечерня в сѣнникѣ говорити, и на завтрѣе какъ выйдет новобрачной из мылни, молитва и заутреня, и молебен и часы говорити, то священниково дѣйство по уставу и по изволению «Могущему вмѣстимая вмѣщати». А какъ свекры и друшка и сваха из сѣнника выйдут, а жених с невѣстою что хотят, то дѣлают. А у сѣника и под крылцом привязывают жеребцов и кобылицъ, и жеребцы в тѣ поры, смотря на кобылы, ржутъ.

И потом поѣздъ и седячие бояре и боярыни и друшки и свахи с обѣих сторонъ розѣжжаются по себѣ, а свойственные по совѣту и ночуют, и свѣчи во всю ноч горят. А к утру велят держати мылни.

А на завтрѣе друшки и свахи на обѣ половины съѣдутся, и от тестя пошлет друшка меншей к болшему друшке людей с мыленными суды и с простыни, а судов котелъ мѣденик съ кровлею, 2 таза, 2 простыни на полки, 2 простыни на воды. И прикажет, как двинется новобрачной, чтобы ему вѣсть учинил, друшке друшка. И как новобрачному встати, призовет постелничево и велит к себѣ быти друшке, а мовниковъ велит послати в мылню. И как будет готово, и друшка придет, и он вставе в башмаки и шубу наголную на собя да шапку подскорную пойдет закрывся рукавом. А новобрачная лежит на постели, покрывся одѣялом, и тотчасъ к ней войдет сваха да боярские боярыни и еѣ учнут подымати. А в тѣ поры сурна заговорит и трубки, и накрачии заиграют, и новобрачную поднявъ, положатъ на неѣ лѣтник бѣл, шубку золотную обышную, шапку горлатную, и идет, накапками закрывся, в хоромы. А ей изготовятъ за навѣсом постелку, и она ляжет.

А друшка пошлет к тестю на дворъ, а велит сказати друшке ж, что новобрачной пошел в мылню, и новобрачная двигнулася. И сваха другая к новобрачной поѣдет, а тесть друшку отпустит к новобрачному с мылеными дарами, и друшка поѣдет в золотѣ тѣм же обычаем, а за ним в санях под полстью мыленные дары в коробьяхъ.

А приѣхав к мылнѣ, розбирает и даетъ людем держати на руках сорочка, порты, поясъ с мошною, в мошне золотые, нижней поясъ, ногавицы и четыги; башмаки, зипун, шуба наголная, шапка черевья. А наперед подадут в мылнѣ чехол, башмаки. И к мылнѣ съѣжжаются поѣжжаня, тысецкой съ товарищи, и тут устроены поставци с питиемъ, хто изволитъ, пьют и людем подают, а накрачи играют, и мовниковъ дарятъ ширинками. А из мылни новобрачной в сѣнник идет и тут поопочинет. А новобрачные в мылню не водят, тут еѣ умывают, и как будет время, положат на нее кику и наряд да идут свахи с нею в сенникъ, а новобрачной в тѣ поры выйдет со всѣми в свои хоромы, нарядятся в золото. И по обручанью посадят на постелю, и свахи положат на неѣ покровъ, и новобрачной со всѣм поѣздом в наряде придет в сенник и сядет подле невѣсту, а тысяцкой и поѣжаня сядут по чину. И входитъ ту свекоръ съ бояры с седячими и сына своего целует и здоровает ему женився, да невѣстку свою вскроет и здоровает за мужем, и всѣ здоровают. И тут сыну своему и снохѣ своей на вскрыванье явит благословение свое, образы или кресты и понагѣи, села вотчинные. И приносят тут куря и кашу, и князь молодой кушает. И пойдут новобрачной со отцом и с поѣжжаны в хоромы, а новобрачная с свахами в другие хоромы к свекрови, роскрыта, и свекры и боярыни тут целуются и здоровают и благословляют кресты или понагѣи, перстни, и в тѣ поры готовят взвары.

И как время будет, сойдутся в болшие хоромы, а на столѣ изготовлены овощи, на скатерти, без судков, без хлѣба. И платье золотное сложат, будет лѣтом — положат охабни, а зимою шубы наголные, а боярыни — лѣтники бѣлые да шубки червчатые, в спусках, а зимою в каптурах. И сядут свекоръ с свекровью по конець стола, а новобрачных посадят в большом мѣсте, а там свахи да седячие боярыни, а въ скамье тысецкой да седячие бояре, а поѣжжань в кривом столѣ. Да понесут взвары, а от тестя приѣдет друшка с дары и подносит на блюдех, свекру сорочку да порты, а говоритъ, назвав имянем: «Новобрачная имярекъ челом бьет», и онъ прииметъ, а новобрачная поклонится, а в тѣ поры всѣ стоят. А свекрове камка, а боярыням по тафтѣ, также подносит на блюдѣх, и говорит, а новобрачная кланяется. А в обычных мѣстех свекрове тафта или дброги, а боярыням седячим по сорочке да по убрусу да по волоснику, а тысецкому и седячим всѣм бояром по сорочкѣ да по портамъ, а поѣжжаном не живет. И кушавъ овощи, принесут дары, и сына благословляет отець и мати образы и платьемъ дѣланые золотные, и шубою, и суды и лошади подводят в нарядех, и жалует его людми и вотчинами, а мати по тому же благословляет. И потомъ сноху жалуют саженьемъ и платьемъ и судами. И тысецкой и седячие бояре новобрачново и новобрачную подарят, кто чем изволитъ.

И пойдут в свои хоромы, а велят готовити лошади и, как время дойдет, нарядятся в золотное платье и поѣдут на дворъ к тестю тѣм же обычаем, как к мѣсту ѣхали: священникъ наперед со крестом, да поѣжжаня, да тысецкой с новобрачным; и как на дворъ взъѣдутъ и у тестя накрачѣи и трубники играют, и тут у тестя бываетъ стрѣча: люди на дворѣ и у коня, и на крылцѣ. А стречают свойственные, и тесть встрѣтит в сѣнях и целуются с новобрачным и с тысецким и с поѣжжаны, а у тестя в хоромехъ за столом в болшем мѣсте теща да седячие боярыни.

А на столѣ скатерть без судковъ и овощи. И встрѣтитъ тесть с седячими, войдетъ в хоромы наперед, и станут по своим мѣстом, а новобрачной войдет с тысецкимъ, перед ними один друшка их да другой, тутошной, а поѣжжаня идут за новобрачным. И теща из за стола мало выйдет и спрашиваетъ зятя о здоровье и цѣлуется с ним с ширинкою, и боярыни сѣдячие, выходя с новобрачным, цѣлуются всѣ с ширинками. А с тысецким и с поѣжжаны цѣлуется теща с ширинками, а боярыни иные и без ширинок. И садятся боярыни в лавках по чину, подлѣ тещи сядет зять, а въ углу тысецкой, по конець стола тесть, в скамье седячие бояре, а поѣжжанѣ в кривом столѣ по тому ж.

За овощи тесть понесетъ вина и понесут взвары, и кушают овощи, и сняв овощи, переменят платье, и понесут завтрокъ — полной стол. А боярыни в том платье и сѣдят: лѣтники бѣлые да шубки червчатые в спусках.

И какъ учнут издавати и новобрачной станет из за стола, а с ним тысяцкой, а друшка станет звати тестя и тещу и седячих бояръ и боярынъ, назвавъ именем: «Новобрачной челом бьет, чтобы тѣбѣ пожаловати сегодни — у новобрачново за столом быти и пировати», да вышед в сѣни опять положат золотное платье и поѣдутъ к себѣ тѣмже обычаем.

И приѣхавъ к себѣ, мало поопочинут, а в тѣ поры готовят стол. А как время приспѣет, новобрачную нарядят в болшей наряд и пошлют друшку звати тестя и тещу и седячих бояръ и боярын к столу.

И тесть поѣдет в нарядѣ в золотѣ, а с ним седячие бояре по тому ж в золотѣ, по 2 в ряд, а за ними люди около коней пѣшие. А теща поѣдет в санех по тому ж, и боярыни — в золотных лѣтниках и в спусках по одной в санях.

И приѣдут к свекру на дворъ бояре к лѣсницы, а боярыни к другой, и тутъ встрѣчают бояръ бояре, а боярын боярыни, на крылце, и в сѣнех по достоянию. И гдѣ быти столу, тут на столѣ овощи.

Наперед придут боярыни, а сядет в болшем мѣсте теща, под нею новобрачная да свахи, да боярыни и приѣжжие, а под ними тутошные, а ниже всѣх сядет свекры. А тесть сядет по конець стола, подле ево свекоръ, а в скамье седячие бояре приѣжжие, а под ними тутошные. А новобрачной присѣдает подлѣ отца, а тысецкой и поѣжжанѣ в кривом столѣ.

А как повмѣстятся, свекоръ выходит, да и приѣжжие бояре, и кланяются свекрови и тутошним боярыням, и спрашивают ихъ о здоровье, и целуются, и потом переменяют платье, вышед в сѣни. И садятся за стол, подносят вина и овощи и взвары кушают, и потом овощи снимают и понесут ѣсти. А новобрачной вставая потчивает ко отцу и к тестю и к тещи, подносит в кубках питье, вина и меды красные. И как столъ учнут здавати, и тесть встанет, а друшка другой учнет говорити свекру, назвавъ тестя именем: «Бьет челом, чтобы тебѣ пожаловати завтра у него у стола быти и пировати». И новобрачново, и сѣдячих бояръ, и свекровь, и боярын по имяном друшка зоветъ, а тесть кланяется, а новобрачной тестя и приѣжжих бояръ потчивает.

И как время дойдет, принесут дары: кубок двойчатой или с кровлею, бархат или камка, и наложив сосуды меду, учнет говорити свекоръ тестю: «Дай, господи, намъ здорово быти съ дѣтми своими!», назовет сына и сноху имянем — «с дѣтками своими много лѣтъ!» А друшка болшей в тѣ поры станет сказывати, назвавъ тестя имянем: «Челом бьет зять твой имярекъ, — кубокъ двойчат золочен, бархат таков цвѣтом, сорокъ соболей!» Да теще дары также являет друшка: братина или стопа, камка, сорокъ соболей, назвавъ имянем: «Зять челом бьетъ, дары велят приняти».

А боярыни пойдут с новобрачною к себѣ в хоромы, и по времяни, как ѣхати, положат на собя наряды. И тесть, и теща, и приѣжжие бояре поѣдутъ к себѣ тѣм же обычаемъ, а провожаютъ их до лошадей, а боярын боярыни до саней — и прохлажаются на своихъ дворех, на обѣ половины бываетъ веселие. А друшки и свахи дожидаются, как пойдут новобрачной и новобрачная в сѣнник и, положив их, розѣжжаются по себѣ.

А на завтрѣе готовят мылну, и друшка от тестя приѣжжает с мыленными дары, полегче тѣх; сорочка, порты, поясъ, полотенце и что будет иное пришлет. А как изъ мылни учнет выходити, и тысецкой и поѣжжаня приѣдут и нарядяс в сенникѣ, пойдет новобрачной со всѣм поѣздом в хоромы отцу челом ударити и матери, а у них изготовлены овощи по тому ж обычаю.

За столом мати, новобрачная и свахи, и седячие боярыни, и бояре в скамье, и садятся по чину, и кушают овощи и взвары. А в тѣ поры приѣдет друшка от тестя и зовет отца и матерь, и новобрачново с новобрачною, и седячих бояръ и боярын, и его потчивая отпущают, и сами завтрокаютъ, переменивъ платье.

А у тестя изготовят столы по чину и овощи, и как время дойдет, пошлют друшку же звати к столу, и отець поѣдет у сына по правую руку, а тысецкой по лѣвую, а поѣжжаня перед ними по прежнему в наряде, а седячие бояре за ними такъ же в наряде. А мати в санехъ в наряде, а против еѣ новобрачная, да боярыни седячие и свахи в санех по одной. А свахи садятся противу седячих боярын, которые ѣдут в первых.

А приѣхавъ, входят в хоромы, и встрѣча бывает имъ по чину: тесть стрѣчает свата и зятя, а теща стрѣчает сватью и дочерь. И входят за овощи и целуются приѣжжие бояре с тутошными боярынями, и понесут вина и взвары, и кушают овощи. И как время дойдет, боярыни пойдут в свои хоромы, а они туто послѣ овощей и учнут роздѣлыватися в приданом, и рядные подписывают. А будет в чем споръ, и они откладывают до иново дни. Да потом садятся за стол порознь: бояре себѣ, а боярыни в других хоромех. А после стола тесть благословляет зятя образы и дары: кубки и бархаты, и камки, и соболи, и лошади в нарядех, и доспѣхи, и — здоровает. Чаши пьют с сватомъ и с тысецким, и после стола на поѣздѣ положат на собя нарядное платье да пойдут отець да новобрачной и тысецкой и старишие бояре къ боярыням в хоромы, а с ними тесть — благословляет дочерь свою образы, платьем, суды, перстни, вотчину, приданые люди. Потом теща зятя благословляет образы, платье, суды, да дочерь свою благословляетъ и жалует сажаньем и платьем.

И потом поѣдут к себѣ, тѣм же обычаем в нарядех, а в ыные дни съѣжжаются и пируют по произволу.

 

Добавить комментарий