Сказание отца нашего Агапия, для чего оставляют свои семьи, и дома, и жен, и детей, и взяв крест, следуют за Господом, как велит Евангелие

Господи, благослови, Отче!

Отец наш Агапий с детства начал бояться Бога и хранить Его заповеди. Прожил он дома шестнадцать лет, и ушел в монастырь, и провел там еще шестнадцать лет, ежедневно и еженощно молясь Господу и говоря: «Господи, скажи мне, для чего оставляют дома и семьи свои и следуют за Тобою?» И так он молился. Была услышана Богом его молитва в девятом часу утра. Сказал ему голос: «Агапий, раб мой, молитва твоя, дошед ко мне, принята, и вот увожу тебя из монастыря, и веду тебя по путям моим. Когда выйдешь из монастыря, увидишь орла, и куда он поведет тебя, следуй за ним».

Агапий же сказал: «Да будет имя Господа благословенно отныне и вовеки». И, поднявшись, вышел из церкви. Он собрал всех монахов и сказал им: «Братья, кого вы хотите, чтобы я поставил игуменом вместо себя?» Братья ответили: «А куда сам ты собираешься от нас?» Агапий сказал им: «Господь Бог уводит меня от вас, и я иду по пути Господнему. А вы кого хотите, чтобы я поставил старшим над вами?» Монахи же ответили: «Кого тебе угодно, того и поставь игуменом». Агапий назначил им игуменом самого старого монаха и, устроив так и поцеловав их, ушел из монастыря, сказав: «Мир вам, и Господь с вами». И когда он пошел по дороге, увидел, что орел слетает к нему с небес, и Агапий преисполнился Святым Духом. Орел же, слетев к нему, полетел перед ним, указывая путь. Агапий точно следовал по пути за ним. И орел привел его к морскому заливу, а сам улетел от него.

Агапий стоял на берегу, раздумывая, как бы ему перебраться через море, так как в морских заливах обитали дикие звери, которые поедали людей. Агапий сильно испугался. И когда от него улетел орел, он не мог решить, куда же ему идти. Стоя на берегу, он увидел, что плывет корабль, очень обрадовался и приблизился к морю. Он увидел на корабле ребенка и двух взрослых мужей.И когда Агапий хотел поклониться им и сказать «Добрый путь вам!», тогда малый ребенок первый сказал Агапию: «Агапий, здоров ли ты, что ты тут в заливах морских делаешь, разве не знаешь, что здесь водятся дикие звери и они могут съесть тебя?» Агапий ответил ребенку: «Кто сказал тебе мое имя, откуда ты меня знаешь?» Малый ребенок сказал: «Агапий, а ты не узнаешь меня? Разве не я живу по соседству с твоим монастырем? Не мой ли отец тот (имя его назвал), и не мои ли братья послушничают у тебя в монастыре?» И назвал всех по именам. Агапий, воздев руки, помолился Господу, говоря: «Господи, прославляю тебя за то, что послал мне встречу со своим сородичем в этих пустынных местах и глубинах морских». Ребенок спросил его: «Агапий, куда держишь путь и куда хочешь идти?» И ответил Агапий: «Не знаю я ни места, ни цели, куда идти, но путь мой — Господь Бог». Малый же ребенок сказал ему: «Агапий, ступай к нам на корабль, и перевезем тебя, куда ты хочешь». Агапий перебрался к ним на корабль и, посидев немного, от дороги и усталости задремал и уснул. А когда уснул, отрок велел мужам взять его и перенести через море. И там его положили и ушли все от него.

Когда Агапий проснулся, он не увидел ни корабля, ни отрока. И, встав, пришел он оттуда в совсем незнакомое место. И увидел Агапий там различные деревья и цветы разные цветущие, и разнообразные плоды, каких никто никогда не видел. На деревьях тех сидели птицы в разнообразных опереньях. Перья у одних были подобны золоту, у других — багряные, у третьих — красные, у иных — синие и зеленые, и все они различными красотами и пестротами украшены. А еще другие птицы белые, как снег. И голоса у всех птиц разные, и они щебетали, сидя друг перед другом, и пели разные песни, одни — громким голосом, другие — тихим, а третьи — тонким, иные — нежным, ибо каждая птица пела согласно и в лад; песни же их и все великолепие такое было, какого никто не слыхивал и не видывал на этом свете. Агапий послушал птиц, и напитался плодов, и поспал от усталости. И сказал он себе: «Для того и привел меня сюда Господь Бог мой, чтобы найти мне здесь подходящее место, где насадить сад, и я не уйду отсюда; здесь я и жизнь свою окончу». И так ходил он в поисках места, где бы ему насадить сад свой, и увидел дорогу под плодовым деревом, и сел у дороги, и сказал: «По этому пути должен прийти человек, который скажет мне, что это за места». Посидел он немного и увидел двенадцать человек в белых одеждах, идущих к нему по дороге. Возрадовался он радостью великой. И когда те приблизились к нему, он узрел Исуса в великой славе. Агапий встал и подошел к ним. Когда он хотел поклониться им со словами: «Добрый путь вам!», великий муж сказал: «Здоров ли ты, Агапий, и куда лежит путь твой?» И ответил Агапий: «Путь мой — Господь Бог». И, немного постояв, Агапий увидел вокруг себя много и лиц человеческих, и птиц пернатых, и услышал пение и славу великую. И поклонился он Христу, упав перед ним, и сказал: «Господи, кто же ты и эти двенадцать мужей? И почему вижу я вокруг тебя много человеческих лиц, и птиц пернатых, и славу великую, и что это за места, где я нахожусь?» Сказал же великий муж: «О Агапий, почему ты дерзаешь выспрашивать у меня? — но, однако, скажу тебе все, чтобы не вводить тебя в заблуждение: я — голос, говоривший тебе в монастыре: “Иди путем моим”, я — орел, который тенью своей указывал тебе дорогу, я — ребенок малый, что перевез тебя через море. Я есмь Господь Бог, Творец неба и земли и всея видимыя и невидимыя. Эти двенадцать мужей — апостолы. Эти лица, что видишь вокруг, — херувимы и серафимы. Слава же, которую видишь, воссылаема сидящему на седьмом небе. Места же эти — райские. Плоды эти — пища апостолов и душ праведных. Птицы, которых слышишь ты, — птицы небесные. Слава же их и пение на небеса воссылается сидящему на престоле херувимском». Сказал Агапий: «Господи, помилуй меня и не дай мне выйти из этого сада, да окончу здесь жизнь свою». Господь же сказал ему: «Не для того я привел тебя сюда, но если сказал: “Оставили мы все и пошли за тобой, и что нас ожидает”, — то так, иди и увидишь Славу Божию». И ответил Агапий: «Господи, куда велишь мне идти?» И сказал Господь: «Иди той дорогой, по которой мы пришли к тебе, и придешь к стенам высотой от земли до небес. Там найдешь маленькую тропку, и иди по ней. Увидишь крохотное оконце в стене. Постучи в него, и выйдет к тебе старик, который впустит внутрь, и там тебе все расскажет. И когда ты выйдешь и пойдешь снова по тропинке и дойдешь до залива морского, где увидишь небольшой корабль в море и двенадцать мужей в нем, и ты взойди к ним, и вы приплывете в город, куда им надо. И когда жители выйдут навстречу вам, среди них будет бедно одетая и простоволосая женщина, и что она ни повелит, сделай для нее». Поклонившись, Агапий отправился по дороге, которую показал ему Господь. Пройдя большое расстояние, нашел стену высотою до неба. И, подойдя, увидел тропинку, и, пройдя по тропинке, увидел оконце в стене, и, постучавшись, стал звать. И вышел к нему человек и сказал: «Каков путь твой?» Агапий же ответил: «Бог — это мой путь». И сказал ему тот: «Человек во плоти сюда еще не приходил до тебя и не придет после». Агапий поведал ему все, что велел ему Господь. И как был уведен из монастыря, и как орел указывал ему дорогу тенью, и как был перевезен через море, и как явились ему Господь и двенадцать апостолов в славе великой. «Оттуда и послал Он меня сюда, и сказал: “Иди этим путем, и найдешь высокую ограду, ищи тропинку, и, идя по ней, найдешь оконце маленькое в стене. Постучавшись, позови, и выйдет к тебе старик, который введет тебя внутрь и скажет тебе все”». Старец ответил: «Да будет воля Господня» и, взяв Агапия за руку, провел за стену. Когда Агапий вошел внутрь, он увидел сияние в семь раз светлее сего света, так что глазам невозможно было смотреть на него. И Агапий пал ниц на землю.

«Взяв за руку, старец привел меня к кресту, что возвышается до небес и сверкает ярче солнца. И поклонились перед крестом, и сотворили молитву». И так Агапий начал терпеть сияние. И привел его старец к месту, где стояла скамья и стол Господень, украшенный драгоценными каменьями. На столе лежал хлеб белее снега, а у, скамьи был источник белее молока и слаще меду. И лежали ягоды разными гроздьями: те багряные, те красные, те белые, и были там разные плоды и цветы, в жизни никем не виданные. И сказал Агапий старцу: «Господи, скажи мне, что все это, что я вижу?» И он ответил ему: «О брат мой Агапий, почему ты говоришь мне “Господи”, ведь евреи не назвали Бога нашего Богом, но сказали: “льстец он и злодей”. И, схватив, убили его и распяли на кресте, — а ты говоришь мне “Господи”, тому, кто умрет и смешается с землею; но, однако, назовусь тебе, чтоб ты не обманывался. Я — Илия Тезвитянин, которого огненные кони в колеснице вознесли на небо, и Господь благословил меня на небесах. И сошел Он ко мне, и оставил меня здесь, и вот я живу тут до второго пришествия Господня. Все, что видишь ты здесь, — это души человеческие явились тебе в виде плодов, так как живой человек не может увидеть душ человеческих. Этот источник называется “Раем” и вытекает от райских деревьев, свет этот — свет ангелов и праведных душ. Эти скамья и стол — творение рук Господних. Хлеб — это хлеб небесный праведных душ, и из этого источника пьют ангелы и праведники». — «Я видел и другие яства, их вкус невозможно передать словами, нет им толкования на этом свете. О их сладости и запахе человеческие уста не могут поведать. А простая еда здесь — как молоко и мед. Он дал мне испить из источника. И ум мой просветлел, и, взяв за руку, он подвел меня к столу. Я увидел, что хлеб цел, словно от него ничего не отломлено. А Илия рассказал мне все, но это не следует говорить никому, потом он снова привел меня к кресту и сотворил молитву вместе со мной. Он вывел меня через отверстие в стене, и мы поклонились друг другу и поцеловались. А Илия сказал мне: “Мир тебе, Агапий, иди путем Божиим, и Господь Бог с тобою”. И я, поклонившись ему, пошел по дороге, которую указал мне Илия. Идя так много дней, я пришел к морю, окинул море взором и увидел корабль, плывущий мне навстречу, а в нем двенадцать мужей. И когда они приблизились ко мне, я сказал им: “Добрый путь вам!” Они ответили: “Да внемлет тебе Бог твой, добрый старец”». Агапий попросил их: «Возьмите меня с собою на корабль, и я поплыву с вами в тот город, куда вы направляетесь». Они ответили ему: «Уже третье лето мы блуждаем по морю и не знаем, куда плыть. Братия же наша вымерла от голода и холода и от морских бурь. Мы же пока живы, но уже много дней ни хлебом, ни водой не насыщались и не сегодня-завтра умрем. Если же возьмем тебя с собою, то и ты с нами умрешь, а нам больший грех причинишь». Но Агапий попросил их: «Возьмите меня с собою; Господь Бог печется о жизнях наших».

И сказали ему корабельщики: «Входи, раб Божий, к нам, если есть у тебя еда с собою, то хоть ты будешь спасен». Агапий взошел к ним и увидел, как сильно они истощены, и он помолился о них, жалея их. Агапий взял с собой в корабль ломоть хлеба, который дал ему в раю Илия, разломил его на четыре части и, воздав хвалу Богу, раздал их двенадцати мужам. Они съели хлеб и насытились, а четвертая часть, которую Агапий оставил, снова стала целым хлебом, словно от него никто не отламывал ни куска. Корабельщики увидели Славу Божию и воскликнули, обратясь к Агапию: «Раб Божий, помилуй нас, не уходи, с помощью этого ломтя хлеба мы будем плавать по волнам морским». Агапий сказал: «Да будет воля Господня». И велел корабельщикам: «Поставьте паруса». Они поставили. И задул ветер по воле Божией, и через один только час пригнал их в свой город, из которого уплыли они в океан и не знали, куда идти. Когда они пристали к городу, навстречу им вышли его жители, восклицая: «Выходите все, так как пришли те, чьих голосов не слышали мы уже три года», и, подойдя, они приветствовали их. А корабельщики сказали горожанам: «Вы могли еще дольше не слышать голоса нашего, если бы не послал нам Бог своего раба, благодаря которому мы приплыли в город». И горожане прославили Бога, и из стен городских вышла простоволосая, бедно одетая женщина. Подойдя, поклонилась Агапию и с плачем сказала ему: «Раб Божий, Агапий, помилуй меня». Агапий спросил ее: «С чем ты идешь ко мне?» Женщина возопила перед всем народом: «Пойдем, раб Божий, так как сын мой пятнадцатый день лежит мертв, ибо Господь не дал мне его похоронить, сказав: “Подожди три дня, пока не придет корабль и в нем двенадцать мужей, а с ними монах, имя его Агапий; взяв его, приведи к себе, чтобы он воскресил твоего сына”». Агапий вспомнил, что говорил ему Исус. И, поднявшись, отправился следом за женщиной, которая повела его, а за ними двенадцать корабельщиков и все горожане. Агапий вошел в дом, где на кровати лежал ее сын, и сотворив молитву, он взял хлебный ломоть, который дал ему Илия, и положил на лицо умершего. И отрок сел на постели. Агапий, взяв его за руку, подвел к матери. Мать его прославила Бога, и все горожане сказали Агапию: «Раб Божий, не покидай нас, ведь есть у нас обычай, если кто умрет, погребать того. А у тебя есть обычай оживлять снова того, кто умрет». И они не дали Агапию выйти из города. Корабельщики не хотели расставаться с ним, говоря: «И мы пойдем с тобой и по суху, и по воде, куда ты захочешь пойти». Агапий пробыл в городе семь дней. Однажды ночью к нему явился ангел Господень и вывел его из города, и сказал ему: «Иди вдоль моря, пока не увидишь место, тебе уготованное, где сядешь и напишешь, какие видения показал тебе Господь и в каких Господних местах ты пребывал». Сказав это, ангел Господень отлетел от него. Агапий шел вдоль моря много дней и увидел высокие стены и дверцу в них. И вошел в нее по ступенькам. И увидел он приготовленный дом, а в нем кровать и постель на кровати. Войдя в дом, он помолился и, сев, написал повесть сию. А когда окончил, волей Божией пригнало к нему ветром корабль. Агапий вышел и отдал это сказание корабельщикам со словами: «Отвезите его патриарху в Иерусалиме, чтобы он раздал во все церкви и чтобы все читали». Блаженный Агапий пробыл в том доме сорок лет и окончил жизнь свою с ломтем хлеба, который дал ему Илия. Он испустил дух, славя Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа ныне, и присно, и во веки веком. Аминь.

Икона Шествие на Голгофу. Главный иконостас Софийского собора в Новгороде. 16 век

Оригинальный текст

СЪКАЗАНИЕ ОТЦА НАШЕГО АГАПИЯ ЧЬСО РАДИ ОСТАВЛЯЮТЬ РОДЫ И ДОМЫ СВОЯ И ЖЕНЫ И ДѢТИ И ВЪЗЬМЪШЕ КРЬСТЪ И ИДУТЬ ВЪ СЛѢДЪ ГОСПОДА ЯКОЖЕ ЕВААНГЕЛИЕ ВЕЛИТЬ

Господи, благослови, Отче!

Агапии отець нашь из млада начатъ Бога бояти ся и заповѣди его хранити. Живъ въ дому своемь шесть на десяте лѣтъ, и тако изиде въ манастырь, и прѣбысть въ манастыри шесть на десяте лѣтъ моля ся Господу день и нощь глаголя: «Господи, съкажи ми, чьсо ради оставляють домы своя и роды и въ слѣдъ Тебе идуть». Тако же ему молящу ся, услышана бысть молитва его въ девятыи час нощи. Гласъ бысть къ нему глаголя: «Агапие, рабе мои, молитва твоя въшьдъши къ мнѣ прията бысть, и се извожю тя изъ манастыря, и веду тя въ пути моя. И егда изидеши из манастыря и узьриши орьлъ, и аможе тя ведеть, иди по немь».

Агапии же рече: «Буди имя Господне благословлено отселѣ и до вѣка». И въставъ излѣзе ис церкве. И събьра вься калугеры и рече имъ: «Братия, кого хощете да поставлю вам игумена въ себе мѣсто?» Братия же рекоша къ нему: «А ты ся камо хощеши дѣти отъ насъ?» Агапии же рече къ нимъ: «Господь Богъ отводить мя отъ васъ, и азъ иду въ пути Господня. Вы же кого хощете да поставлю вам стерѣишину?» Калогери же рекоша: «Егоже ты изволиши, и поставиши намъ игумена». Агапии же постави имъ игумена брата старѣишаго, и устроивъ я и цѣловавъ ѣ, изиде изъ манастыря, рек: «Миръ вамъ, и Господь съ вами». И егда поиде путьмь, узьрѣ и орьлъ идущь съ небесе къ себѣ, и испълъни ся Духъмь Святыимь Агапии. Орьлъ же пришьдъ къ нему поиде прѣдъ нимь, путь кажа. Агапии же идяаше съ тъщаниемь по пути въ слѣдъ его. И доведе и орьлъ морьскыя лукы, и отиде от него.

Агапии же стояше на мори, мысля, камо бы прѣшьлъ морьскую глубину, бяше бо и звѣрь лютъ въ лукахъ морьскыихъ, иже изѣдаше человѣкы. Агапии же ужасьнъ бысть вѣльми. И яко же отиде от него орьлъ и не домышляше ся камо ити. Стоя бо узьрѣ корабль плавающь и въздрадовася вельми и приближися къ морю. И видѣ въ корабли дѣтищь и дъва мужа велика. И егда поклонити ся хотѣ и рещи: «Добрѣ ходите и добръ вы путь буди», тъгда малыи-дѣтищь пьрьвѣе рече къ Агапию: «Агапие, съдравъ ли еси, чьто дѣеши сьде въ лукахъ сихъ морьскыихъ, и не вѣси ли, яко звѣрь лютъ есть сьде и изѣсть тя?» Агапии же рече къ младому дѣтищу: «Къто ти имя мое повѣда, како ли мя знаеши?» Малыи же дѣтищь рече: «Агапие, а ты не знаеши ли мене? Нѣсмь ли азъ близь манастыря твоего сусѣдѣхъ? Нѣ ли мнѣ отець онь сиця (имя ему рекъ), и братия моя, не вѣси ли, яко учать ся у тебе въ манастыри?» И вьсѣмъ имена повѣда. Агапии же въздѣвъ руцѣ помолися Господу глаголя: «Прославлю тя, Господи, яко съподобилъ мя еси, Господи, обрѣсти человѣка своего племеньника въ пустыняхъ сихъ и въ глубинахъ морьскыихъ». Малыи же дѣтищь рече: «О Агапие, чьто есть путь твои и камо хощи ити?» И рече Агапии: «Не вѣмь мѣста ни нарока, камо хощю ити нъ Господь Богъ мои путь есть». Малыи же дѣтищь рече: «Агапе, вълѣзи къ намъ въ корабль и прѣвеземъ тя аможе хощеши ити». Агапии же вълѣзъ въ корабль и посѣдѣвъ мало, от пути и от труда въздрѣмавъ ся и усьпе. И егда усъпе, повелѣ малыи дѣтищь великыима мужема възьмъша и прѣнесѣта чрѣсъ море. И положьше и, и се ищезоша от него.

Агапии же убудивъ ся от съна и не видѣ корабля, ни малаго дѣтища. И въставъ, оттудѣ приде въ мѣста нѣкая невѣдома. И обрѣте ту дрѣва различьна, и цвѣты цвьтуща различьны, и овоща различьны, ихъже не видѣ никътоже николиже. Сѣдяху же пътицѣ на дрѣвѣхъ тѣхъ, различьны имуща одежда. Овѣмъ бяше яко злато перие, а другыимъ багъряно, инѣмъ чьрьвлено, а другыимъ сине и зелено и различьныими красотами и пьстротами украшены. Другыя же бѣлы яко и снѣгь. Вьсѣхъ бо гласи бяху различьни и щьбьтаху сѣдяще друга къ друзѣ и пояху пѣсни различьны — ова великъмь гласомъ, а другыя льгъкъмь гласомь, а другыя тънъкъмь гласомь и пѣниемь, ины же дивьнъмь гласомь яко бо каяжьдо по ряду ихъ и по подобию, пѣсни же ихъ и слава велика, ако яже никъто же слышалъ на семь свѣтѣ ни видѣти имать. Агапии же напослушавъ ся и напитавъ ся отъ овоща и испочивъ от труда. Глагола въ себѣ: «Сего ради Господь Богъ мои привелъ мя есть сѣмо и не имамъ отити отсюду нъ обрящю си мѣсто подобьно, идеже вьртоградъ сътворивъ, и сьде животъ свои съконьчаю». И тако похажая къде сътворить вьртоградъ свои и обрѣте путь подъ овощьмь, и сѣде при пути глаголя: «Подобаеть человеку приити по пути сему, иже ми съкажеть мѣста си кая суть». И посѣдѣвъ мало и узьрѣ идуща 12 мужа въ бѣлахъ ризах, идуща къ себѣ путьмь. Въздрадова ся радостию великою. И егда приближи ся къ нему, узърѣ Исуса въ славѣ велицѣ. Въставъ же Агапии прииде къ нимъ. И егда хотѣ поклонити ся рещи: «Добрѣ вы буди путь», тъгда великыи мужь рече: «Съдравъ ли еси, Агапие, и чьто есть путь твои?» И рече Агапии: «Господь Богъ мои путь есть». И постоявъ мало Агапии видѣ окрьстъ его лиця человечьска многа и пътиця перьнаты, и пѣсни и славу велику. И падъ поклонихъ ся прѣдъ нимь глаголя: «Господи, къто ты еси и сия 12 мужа? И яко вижю окрьст тебе лиця человечьска мънога и пътицѣ перьнаты и славу велику, и сия мѣста кая суть, въ нихъже се азъ есмь?» Рече же великыи мужь: «О Агапие, почьто тако дьрьзаеши и почьто мене въпрошаеши, нъ обаче съкажю ти вься да ся не блазниши: азъ есмь глас, глаголавый тебѣ въ манастыри: “Изиди въ путь мои”, азъ есмь орьлъ, иже стѣньмь путь тебѣ казахъ. Азъ есмь дѣтищь малыи, иже тя чрѣсъ море прѣвезохъ. Азъ есмь Господь Богъ Творьць небу и земли и вьсея видимыя и невидимыя. Си же 12 мужа апостоли суть. Си же лица, яже видиши хѣровими и серафими суть. Слава же си юже видиши, въсылаема есть сѣдящуму на семѣмь небеси. Мѣста же си раиская суть. Овоща же си пища апостольская и правьдьныихъ душь есть. Пътиця же, яже слышиши, небесьныя суть. Слава же ихъ и пѣния на небеса въсылаеть ся сѣдящуму на прѣстолѣ хѣровимьстѣ». Рече же Агапии: «Господи, помилуй мя и дажь ми да не излѣзу из дрѣвъ сихъ, нъ да сьде съконьчаю животъ свои». Господь же рече къ нему: «Нѣсмь тебе сего ради привелъ сѣмо, нъ оже рече: се, оставихомъ вься и въ слѣдъ тебе идохомъ и чьто ны будеть, — то се, иди и узьриши Славу Божьства сего». И рече Агапии: «Господи, камо ми велиши ити?» И рече Господь: «Идеши по пути сему, по немуже мы приидохомъ к тебѣ, и шьдъ приидеши къ стѣнамъ, яже суть от землѣ до небесе и обрящеши стьжицю малу и по стьжици тои идеши. И обрящеши окъньце мало въ стѣнѣ. И тълъкнеши въ не, и изидеть къ тобѣ человѣкъ старъ и поимъ тя въведеть въ стѣну, ижи ти съкажеть тамо вься. И егда изидеши и идеши пакы по стьжьцѣ и доидеши лукы морьскыя и узьриши кораблиць малъ въ мори и 12 мужа въ немь и вълѣзеши къ нимъ, и доидете въ градъ въ ньже хотять ити. И егда изидуть гражане противу вамъ, изидеть и жена съ ними въ сквьрньнахъ ризахъ простовласа, и оже ти начьнеть велѣти, сътвори еи». Агапии же поклонивъ ся поиде по пути, по немуже настави и Господь. И шьдъ много обрѣте стѣну, яже стоить до небесе. И пришьдъ обрѣте стьжицю малу и по стьжици шьдъ обрѣте окъньце мало въ стѣнахъ и тълъкнувъ възьва. И изиде къ нему человѣк и рече ему: «Чьто есть путь твои?» Агапии же рече: «Богъ тъ мои путь есть». И рече ему: «Человѣк сьде не приходилъ въ плъти сы ни прѣже тебе, ни по тебѣ имать прити». Агапии же съказа ему вься, елико съказа ему Господь. И како изведенъ бысть изъ манастыря, и како орьлъ казаше ему путь стѣньмь, и како прѣведенъ бысть море, и како явися ему Господь 12-те апостолома въ славѣ велицѣ. «Отнюду бо посъла мя сѣмо, рекъ: “Иди путьмь симь и обрящеши стѣны высокы и глядаи стьжицѣ мали, по неи шьдъ обрящеши окъньце мало въ стѣнѣ. И тълъкнувъ възовеши, и изидеть къ тобѣ человѣкъ старъ, иже въведеть тя тамо и съкажеть ти вься”». Рече же старыи человѣк: «Буди воля Господня» и имъ за руку Агапия проведе и стѣны. И егда въниде Агапии вънутрь, узьрѣ свѣтъ седмерицею свѣтлѣи сего свѣта, очи же его не можаста зьрѣти на свѣтъ. И паде ниць на земли.

«Поимъ же мя человѣкъ старый приведе къ хрѣсту, егоже бяше высота до небесе и бльщаше ся паче солнця. И поклониста ся прѣдъ крьстомъ и сътвориста молитву». И тако начать Агапии тьрьпѣти свѣт. И поимъ приведе и идеже стояше одръ Ему и трьпеза украшена отъ камения драгааго. И лежаше хлѣбъ на неи бѣлѣи снѣга, видѣхъ бо у одра кладязь бѣлѣи млѣка и слажьи меду. Виногради же стояху различьно имуще грьздовие: ово багъряно, ово чьрьвлено, ово бѣло, и овоща имуща различьны, и цвѣтьци и житие, егоже не видѣ никътоже. И рече Агапии старому человѣку: «Господи, съкажи ми, чьто се, еже вижю?» И рече ему: «О брате мои Агапие, почьто глаголеши ми “Господи”, ельма же жидове не нарекоша Бога нашего Богомъ, нъ рекоша льстьць есть и злодѣи? И имъше убиша и распяша и́ на крьстѣ, али ты мнѣ глаголеши “Господи”, а хотящу умрѣти и съ пьрьстию съмѣсити ся, нъ обаче съкажю ти, да ся не блазниши. Азъ есмь Илия Тезвитѣнин, егоже възнесоша колесниця огньны и кони огньни, и Господь благослови мя подъ небесьмь. И съниде и посади мя сьде, и сьде живу до вътораго пришьствия Господня. Си же вься, яже видиши, душѣ суть человечьскыя, тобѣ явилыся грьздовиемь, поне бо живь человѣкъ не можеть видѣти душь человечьскъ. Сь же кладязь порода ся наричеть и исходить въ дрѣва раиская, сь же свѣтъ ангельскъ есть и правьдьныихъ душь. Сь же одръ и трьпеза творение руку Господию. Хлѣбъ же сь небесьныи есть и правьдьныихъ душь, источьникъ же сь ангели пиють и правьдьнии человѣци». — «Видѣхъ же и ина брашьна, ихъже сласти нѣсть удобь съказати, нѣсть бо имъ притъча на семь свѣтѣ. Ихже бо сласти и вонѣ человечьска уста не могуть исповѣдати. Простая же ядь яко и млѣко и медъ. И възьмъ дасть ми отъ источника въкусити. И просвьтѣ ми ся умъ и поимъ мя приведе къ трьпезѣ. И видѣхъ хлѣбъ цѣлъ и яко не уломлено отъ него ничьтоже. Илия же съказа ми вся, ихъже неудобь съказати никомуже, и приведе мя пакы къ хрѣсту и сътвори молитву съ мною. И изведе мя изъ окъньця и яко поклониховѣ и целоваховѣ. И рече ми Илия: “Миръ ти буде, Агапие, иди въ пути Господня и Господь Богъ съ тобою”. Азъ же поклонивъ ся поидохъ по пути, иже ми показа Илия. И тако шьдъ многы дни доидохъ моря и поглядахъ по морю, и видѣхъ корабль идущь къ себѣ и 12 мужа въ немь. И егда приближиша ся къ мнѣ, глаголахъ имъ: “Добрѣ ходите и добръ вы буди путь”. Отвѣщаша и рекоша: “Послушаи тебе Богъ твои, добрыи старьче”». Агапие же рече къ нимъ: «Възьмѣте мя съ собою въ корабль и иду съ вами въ градъ, въ ньже хощете ити». Они же глаголаша къ нему: «Мы се третиее лѣто заблудихомы въ мори и не вѣмы, камо ити. Братия же наша измьроша отъ глада и зимы и отъ бурѣ морьскыя. Мы же доселѣ живи есмъ, яко ни хлѣба ни воды многы дни не насытихомъ ся, и нѣ днесь нѣ ночьсь умремъ. И аще тя приимемъ и ты съ нами умреши и болии намъ грѣхъ приложиши». Агапии же рече къ нимъ: «Възьмѣте мя съ собою; Господь Богъ печеть ся животъмь нашимь».

И глаголаша ему корабльници: «Въниди, рабе Божии, къ намъ, аще имаши брашьно съ собою, да понѣ ты спасенъ будеши». Агапий же въниде къ нимъ и видѣв я яко зѣло немощьни суть и милосьрьдовавъ о нихъ, сътвори молитву. И посадивъ я въ корабли възя укрухъ иже ему дасть Илия въ раи, и прѣломи и на четыри части, и хвалу въздавъ, въдасть и 12 те мужема. И ѣша и насытиша ся и четвьртую часть юже остави, цѣла бысть пакы, яко и не уломлено отъ нея ничьтоже. Видѣвъше же корабльници Славу Божию, възъпиша къ Агапию глаголюще: «Рабе Божии, помилуй ны, не ходи отъ насъ, да о укрусѣ семь плаваемъ глубины морьскыя». Агапий же рече: «Буди воля Господня». И рече корабльникомъ: «Поставите вѣтрила». Они же поставиша. Приде же вѣтръ волею Божиею и принесе я единомь часѣ въ градъ свои, отъ негоже плаваша укияна, не вѣдяще камо ити. И егда присташа у града, изидоша гражане противу имъ, въпиюще: «Изидѣте яко и братия наша придоша, ихъже се тртиее лѣто гласа не слышахомъ», и шьдъше цѣловаша я. Глаголаху же къ нимъ корабльници: «И еще бысте гласа нашего не слышали, аще не бы Богъ посълалъ раба своего къ намъ, егоже ради принесени быхомъ въ градъ». Гражане же прославиша Бога, и изиде жена изъ града въ сквьрьньнахъ ризахъ простовласа. Пришьдъши поклони ся прѣдъ Агапиемь, плачющи ся и глаголющи: «Рабе Божии Агапие, помилуй мя». Агапий же глаголаше: «Чьто деши къ мънѣ?» Жена же въпияше прѣдъ въсѣмь народъмь: «Поиди, рабе Божии, яко сынъ мои се пятыи на десяте дьнь мьрътвь лежить, Господь бо не да ми его погрети глаголя: “Пожиди 3 дьни, донъдеже придеть корабль и 12 те мужа въ немь, и калугеръ съ ними имя ему Агапии, того поимъши веди, да въскрѣсить сына твоего”». Агапии же помяну, еже рече ему Исусъ. И въставъ иде въ слѣдъ жены водимъ ею, и 12 корабльника, и вьси гражане. Агапии же въниде въ хлѣвину, идеже лежааше сынъ ея на одрѣ, и сътворивъ молитву, и възя укрухъ, иже ему дасть Илия, и положи на лици его. И сѣде отрочищи на одрѣ. И имъ и за руку въдасть матери. Мати же его прослави Бога, и вьси гражане глаголаху къ Агапию: «Рабе Божии, не ходи отъ насъ, и яко мы обычаи имамъ, да иже умреть, погрѣбаемъ. А ты имаши обычаи, да иже умьреть, пакы оживиши и́». И не дадяху ему изити изъ града. И корабльници не рачаху остати его, глаголюще: «Идемъ и мы съ тобою, любо по суху, любо по водѣ, яможе хощеши ити». Прѣбы же ту семь дьнии. Въ едину же нощь приде ангелъ Господень къ нему и изведе и изъ града и рече ему: «Иди подълъгъ моря, и донъдеже обрящеши мѣсто уготованое тебѣ, идеже бо сѣдъ, напишеши, яже ти съказа Господь видѣния и яже походи мѣста Господня». И то рекъ ангелъ Господень, отиде отъ него. Агапий же иде подълъгъ моря многы дьни и обрѣте стѣны высокы, и видѣ двьрьця въ стѣнахъ. И вълѣзе въ ня по степеньмъ. И видѣ хлѣвину устроену и одръ въ неи, и постеля на одрѣ. И вълѣзъ въ хлѣвину сътвори молитву и сѣдъ написа чьтение се. И егда съконьча, волею Божиею привьрьженъ бысть вѣтръмь къ нему корабль. И излѣзъ Агапий въдасть корабльникомъ чьтение се глаголя: «Несъше въдадите патриарху в Иерусалимѣ, да е въдасть въ вься церкви, да е чьтуть». Блаженыи же Агапий прѣбысть въ хлѣвиници тои 40 лѣтъ и съконча животъ свои о укрусѣ иже ему дасть Илия. И прѣдасть духъ свои славя прѣсвятую Троицю, Отця и Сына и Святаго Духа ныня и присно и въ вѣкы вѣкомъ. Аминь.


  • Этот апокриф интересен тем, что сохранил одно из ранних в древнерусской литературе описаний рая. Сохранилась обширная греческая рукописная традиция «Сказания». Русский перевод с греческого известен по списку XII—XIII вв. в составе Успенского сборника. Более краткий вариант этого «Сказания» с XIII в. вошел в древнерусские Прологи.

Добавить комментарий