Дмитрий Солунский

 

С первого веку начала Христова
Не бывало на Салым-град
Никакой беды, ни погибели.
Идет наслание Божие на Салым-град,
Идет неверный Мамай-царь;
Сечет он и рубит, и во плен емлет,
Просвещенные, соборные церкви он разоряет.
У нас было во граде во Салыме,
Во святой соборной во Божьей во церкви
Припочивал святый Димитрий чудотворец.
Сосылал Господь со небес двух ангелов Господних
Два ангела Христова лик ликовали
Святому Димитрию, Салымскому чудотворцу.
Рекут два ангела Христова
Димитрию, Салымскому чудотворцу:
«О святый Димитрий, Салымский чудотворец!
Повелел тебя Владыко на небеса взяти;
Хочет тебя Владыко исцелити и воскреситн,
А Салым-град разорити и победити.
Идет наслание великое на Салым-град,
Идет неверный Мамай-царь,
Сечет он и рубит, и в полон емлет,
Просвещенные, соборные церкви он разоряет».
Речет святый Димитрий, Салымский чудотворец,
Ко двум ко ангелам ко Христовым:
«Вольно Богу Владыке Салым-град разорити
И меня ему исцелити и воскресити,
Я ведь сам давно это спознал и проведал,
Что не быть нашему Салым-граду взяту,
А быти мамайской силе побиту».
У святой у соборной у церкви
Стоял старец Онофрий на молитве
У всенощной всю ночь на папери;
Молился он Спасу и Пречистой Богородице,
И святому Димитрию, Салымскому чудотворцу;
И увидел он чудо у престола:
Два ангела лик ликовали
Святому Димитрию, Салымскому чудотворцу.
Пошел он по Салыму-граду объявляти
Князьям, боярам и воеводам,
И митрием митрополитам,
Попам, священникам и игумнам,
Да и всем православным христианам:
«Вы гой еси, князья и бояре, воеводы
И митрия приполиты,
Попы, священники и игумны
И все православные христиане!
Не сдавайте вы Салыма-града и не покидайте!
Не быти нашему Салыму-граду взяту,
А мамайской силе побиту!»
Отвечали к нему князья, бояре и воеводы,
И митрия приполиты,
Попы, священники и игумны,
Да и все православные христиане:
«Святой ты, знать, наш старец Онофрий!
Почему спознал и споведал,
Что не быть нашему Салыму-граду взяту,
А мамайской силе побиту?»
«Стоял я у соборной у святой церкви на молитве
У всенощной всю ночь на паперях;
Молился я Спасу, Пречистой Богородице
И святому Димитрию, Салымскому чудотворцу,
И увидел я чудо за престолом:
Два ангела лик ликовали
Святому Димитрию, Салымскому чудотворцу.
По тому я спознал и спроведал».
У нас во граде во Салыме.
Поутру было раным-ранехонько,
Не высылка из Салыму-граду учинилася —
Един человек из-за престола восставает,
Пресветлую он ризу облекает,
Един он на бела осла садился,
Един из Салыму-граду выезжает,
Един неверную силу побеждает;
Сечет он, и рубит, и за рубеж гонит.
Победил он три тьмы
И три тысячи неведомой силой,
Да и смету нет.
Отогнал он неверного царя Мамая
Во его страну в порубежную.
А злодей неверный Мамай-царь,
Когда бежал, захватил он двух девиц
полонянок,
Увозил он их во свою сторону порубежную.
Когда прибыл злодей во свою сторону
порубежну!
Начал он двух девиц вопрошати:
«Вы гой еси, две девицы, две русские
полонянки
Скажите вы мне, не утайте:
Который это у вас царь,
Или боярин, или воевода,
Един на беле осле садился,
Един из Салыма-града выезжает,
Един мою неверную силу побеждает,
Сечет он, и рубит, и за рубеж гонит?
Победил он мою неверную силу,
Три тьмы и три тысячи, да и смету нету;
Отогнал он меня, царя Мамая,
Во мою страну порубежную».
Две девицы неверному царю Мамаю отвечали:
«О злодей, неверный Мамай-царь!
Это не князь, не боярин и не воевода,
Это наш святой отче
Димитрий, Солунскии чудотворец».
Возговорил неверный царь Мамай ко двум
ко девицам:
«Когда это у вас святой отче
Димитрий, Солунскии чудотворец,
Вышейте вы мне на ковре
Лик своего чудотворца Димитрия Солунского,
Коню моему на прикрасу,
Мне, царю, на потеху;
Предайте лице его святое на поруганье!»
Две девицы неверному царю отвещали:
«О злодей, собака, неверный Мамай-царь!
Не вышьем мы тебе лик своего святого
Димитрия, Солунского чудотворца;
Не предадим его лице святое на поруганье!»
Тогда же неверный царь Мамай
На двух девиц опалился.
Вынимает он саблю мурзавецкую,
Да и хочет он главы их рубити
По их плеча по могучие.
Две девицы убоялись,
К неверному царю Мамаю приклонились.
«О злодей, собака, неверный Мамай-царь»!
Не руби-ка ты наши главы
По наши плеча по могучие!
Дай ты нам время хоть до утра —
Мы вышьем тебе на ковре
Своего святого Димитрия, Солунского чудотворц
Предадим мы лице его святое на поруганье».
Две девицы шили ковер, вышивали,
Святое лице на ковре вышивали,
На небеса возирали,
Горючие слезы проливали;
Молились оне Спасу, Пречистой Богородице
И святому Димитрию, Солунскому чудотворцу
Поздно вечером оне просидели,
На ковре спать ложились и приуснули.
По Божьему всё по веленью
И по Димитрия святому моленью
Восставали сильные ветры,
Подымали ковер со двумя со девицами,
Подносили их ко граду ко Солуну,
Ко святой соборной Божьей церкви,
Ко празднику Христову,
Ко святому Димитрию, Солунскому чудотворцу
Положило их Святым Духом за престолом.
Поутру было раным рано,
Церковный пономарь от сна восставает.
Приходил он во святую соборную церковь
К утренней заутрени благовестити,
Утренние молитвы говорити.
Приходил он в соборную Божию церковь,
Увидел он чудо за престолом:
Спят на ковре две девицы,
Две русские полонянки.
Церковный пономарь убоялся,
Из церкви вон утекает,
К священнику прибегает,
Ото сна его разбуждает:
«Батюшка ты наш поп,
Священник, отец духовный!
Восстань ты ото сна, пробудися,
Гряди скоро в соборную церковь!
У нас за престолом Господним
Великое чудо явилось:
Спят на ковре две девицы,
Две русские полонянки!»
Поп-священник от сна восставает,
Животочною водой лице свое умывает,
На ходу он одежду надевает,
Грядет он скоро во святую соборную церковь,
До Господнего престола доступает,
Животворящий крест с престола принимает,
Святой их водой окропляет,
Ото сна разбуждает:
«Встаньте вы, две девицы,
Две русские полонянки!
Ото сна вы пробудитесь!
Скажите вы мне, не утаите,
Как вы здесь явились
Из той земли из неверной,
Во славном городе во Солуне?
Во святой соборной церкви за престолом?
Как вам замки отмыкались,
Как двери отверзались
И как свечи зажигались?»
Две девицы от сна пробуждались,
Поначаяли оне, что неверный Мамай-царь:
«О злодей, неверный Мамай-царь!
Не руби-ка ты наши главы
По наши плеча по могучие!
Мы вышили тебе на ковре
Лик святого Димитрия, Солунского чудотворца,
Предали лице его тебе, злодею, на поруганье».
Поп-священник, стоя на месте, изумился,
На двух девиц прослезился;
На небеса возирает,
Горючи слезы проливает,
Во слезах он отвечает:
«Вы гой еси, две девицы,
Две русские полонянки!
Ведь не неверный Мамай-царь,—
Я ваш священник, отец духовный!»
Две девицы от сна восставали,
Животочной водой лицо умывали,
Животворящим крестом себя ограждали,
Священнику отвечали:
«Батюшка священник, отец духовный
Мы сами про то не ведаем,
Как мы у вас явились!
Из той земли неверной,
Во славном городе во Солуне;
Знать, по Божьему по велению,
По Димитрия святого молению,
Сама нам Божия церква отмыкалась,
И сами нам двери отверзались,
Сами нам за престолом свечи зажигались»
Поп-священник, отец духовный,
Заблаговестил во многие колокола,
И услышали по всему граду по Солуну
Князья, бояре, воеводы
И митрии приполиты,
Попы, священники, игумны
И все православные христиане.
Собирались они в соборную Божию церковь,
Подымали они иконы местные,
Служили они молебны честные,
Молилися они Спасу, Пречистой Богородице
И святому Димитрию, Солунскому чудотворцу.
Его же, света, величаем,
Святого Димитрия, Солунского чудотворца,
Да и Богу нашему слава
Отныне и во веки, аминь.


Дмитрий Солунский на троне. Конец XII в. Владимиро-Суздальская школа. Из Успенского собора в Дмитрове.

Добавить комментарий