Повесть о явлении и чудесах Казанской иконы Богородицы

 

МЕСЯЦА ИЮЛЯ В 8 ДЕНЬ. ПОВЕСТЬ О ЧЕСТНОМ И СЛАВНОМ ЯВЛЕНИИ ОБРАЗА БОГОРОДИЦЫ В КАЗАНИ И О ЧУДЕСАХ ПРЕЧИСТОЙ БОГОРОДИЦЫ. НАПИСАНО СМИРЕННЫМ ГЕРМОГЕНОМ, МИТРОПОЛИТОМ КАЗАНСКИМ

Благослови, отче.

Сколь ни предивное чудо совершилось в наши дни милостивым посещением Творца всякого блага Господа и Бога нашего Исуса Христа и родившей его Пресвятой и Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии пречудною и чудотворною иконою в преславном граде Казани, но как смогу я, недостойный, и недостойные уста имея, рассказать таковое?

Но надеясь на неизреченные щедроты Сына Божия и на молитвы родившей Его, скажу словами учителя вселенной: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Исуса Христа, Отец щедрот и Бог всяческого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей и благословивший нас благословением духовным».

Казанская икона Богородицы. 1649 г. Происходит из церкви Никиты Великомученика села Поречье Ростовского уезда.

Ибо сначала излил он на нас вмале праведный гнев свой за беззакония наши, очищая многие грехи наши, и несколько дней мы пребывали в печали. Но потом, по благодати Божией, о скорби забыли и, по неизреченному человеколюбию Божию к нам, несказанной радости удостоились благодаря явлению иконы Божией Матери и ее Превечного Младенца Господа нашего Исуса Христа.

И повсюду прокатилась как гром, во все концы российской земли, <весть> о Божием милостивом посещении нас — о явлении иконы Богородицы и неизреченных чудесах, обильно источаемых приходящим к ней с верою.

Я же, недостойный, будучи очевидцем того, как и какими чудесными благодеяниями явили Бог и Богородица свой чудотворный образ из недр земных <о чем расскажу дальше>, умедлил написать об этом — то ли от недостатка разума, то ли от нерадения и душегубительной лености, то ли от страха своего недостоинства, ведь опутан я узами моих грехов, и не пристало мне касаться таковых преславных вещей, но только помнить о своих беззакониях и просить отпущения бесчисленных моих согрешений.

Но поскольку желание влечет меня и страх принуждает рассказывать, а грехи мои, как тяжкое бремя, гнетут меня, то что же мне делать? Дерзну ли начать? Что же: говорить или запретить себе из-за окаянства моего? или снова внимать восходящему на сердце мое блаженством о Всепетой и Богоприятной Богородице и Приснодеве Марии?

Но ты сама помоги мне, о Преблагословенная, Заступница Усердная, Матерь Бога Вышнего: да будет воля родившегося от тебя Христа Бога нашего, да просветится у меня, недостойного, помраченный ум мой тобою, о Всенепорочная! Ибо ты о всех молишь Сына своего, Христа Бога нашего, — и мне, пишущему, помоги, ведь ты всех направляешь к спасению, под державный твой покров прибегающих!

Много раз я вспоминал <об этом>, иногда же и слезы проливал, разумея свое недостоинство; но, однако, и то пришло мне на ум, что неправедно Божии тайны и неизреченные многомилостивые дарования погружать во глубину забвения, притом что многим из этих источников целебных я сам был свидетель; и о том, что видел и слышал о пречудной твоей иконе, о Всепетая, даруй мне рассказать и написать, и всех нас заступи, Госпожа Царица!

Хоть и недостоин я принести тебе даже малую похвалу от подобающих тебе великих, но все же сподоби меня, Владычица, прославить тебя за твои неизреченные благодеяния, как сподобила меня, о Всеблаженная, недостойного и грешного, первым из всех священнослужителей прикоснуться скверными моими руками к пречистому твоему образу и чудотворной иконе <твоей> и Сына твоего, Христа Бога нашего! Ведь если и все достойны, но я недостоин; но только был преисполнен желания прикоснуться к пречистому и чудотворному твоему образу, Владычица, и превечного твоего младенца Спасителя Христа!

Ныне же вопрошу снова: что скажу или что возглашу великоименитой Деве, или лучше сказать «многоименитой», <во многих образах> предсказанной пророками? Пятнадцать лет прошло со времени явления чудотворной иконы Богородицы, а чудесные исцеления непрестанно совершаются, не оскудевая, и все душевные страсти и телесные недуги из людей немедленно изгоняются! И это снова призывает меня к торжеству и говорить понуждает. И подобает мне написать об этом, да не буду осужден, как сокрывший талант господина своего.

Поскольку же человеческий род привык духовную память святых праздновать с похвалами, тем более и Пресвятой и Преславной Царице, Пречистой Богородице и Приснодеве Марии, пристало праздновать по-царски! Ее неизмеримо более других должны мы почитать любовью, ибо она есть божественный покров рабам своим, и прибегать к этому тихому и доброму пристанищу — покрову Девы, скорой помощницы, готовому и теплому спасению; и, как высшей всех, подобает ей и высшую всех созданий похвалу принести, достойную Царицы и Владычицы, родившей Царя и Владыку всех!

Ибо благодаря ей праматерь от проклятия освободилась, и Адам избавился от вечных уз, и Бог с нами примирился! И утвердилась тогда лестница Иакова, ибо Бог восхотел сойти по ней и сотворить людям путь на небо, и люди с ангелами обрели единение. И больше не борется Бог с Иаковом, как прежде, в давние времена, ибо Творец Иакова сошел на землю, желая обрести потерянную драхму и принести ее Отцу. Поэтому и пророки тогда возрадовались, видя свершение своих пророчеств! Тогда и Давид, увидев правнучку, родившуюся от рода своего, взыграл духом, ударяя в гусли и говоря: «Слушай, дщерь, и виждь, и приклони ухо твое!» Поэтому тогда не только пророки, но и все небесные силы и земные творения торжествовали вместе.

И ныне опять наступил новый праздник Владычицы нашей Богородицы — ее чтимой иконы «Одигитрии», крепкой помощницы; да пусть узнают все, что не только тогда, когда она пребывала на земле, предстательствовала за нас перед своим Творцом и Сыном, но и по преславном своем преставлении из земных <обителей> в небесные непрестанно посещает нас своею милостью!

А потому, закончив начало повести, перейдем к самому повествованию; и расскажем обо всем так, как подаст Святой Дух, но прежде похвалим ваше усердие теплое. Ибо такая у вас устремленность к Церкви, и особенно вера и молитвы к чудотворной иконе Богородицы, какая может быть только у ребенка к матери, или у жаждущего к источнику, или у корабля к пристанищу. В такой же мере и нас вдохновляет усердие ваше, что и хотим теперь показать.

Бог наказывает нас за грехи наши и милостиво направляет на нас праведный гнев свой: иногда голодом, иногда нашествием иноплеменников, иногда мором и междоусобными войнами, иногда пожарами и прочими житейскими напастьми, и посылает нам беды, и скорби, и лютые болезни — для того, чтобы побудить ленивых и жестоких к добру и направить на путь спасения. Об этом и пророк Давид говорит, обращаясь ко Господу: «Браздами и уздою стянешь челюсти их, не приближающихся к Тебе и многими ранами». И в другом псалме говорит: «Если оставят закон Мой и в судьбах Моих не пойдут, если установления Мои осквернят и заповедей Моих не сохранят, посещу жезлом беззакония их, и ранами — неправды их, милости же Моей не отниму от них». И апостол говорит: «Господь, кого любит, того и наказывает; бьет всякого сына, которого принимает. Если остаетесь без наказания, то вы дети прелюбодеяния, а не сыновья».

А поскольку мы люди послушные злу, и с трудом устремляемся к добродетели, и мало печемся о спасении наших душ, попускает Владыка наш Господь напасти и беды, и скорби, и лютые недуги, пока не обратимся к нему и не станем всемерно заботиться о нашем спасении. Вот и это случилось с нами праведным судом Божиим; а было это так.

23 июня 7087 (1579) года, в царствование благочестивого и христолюбивого благоверного государя царя и великого князя Ивана Васильевича, самодержца всея Руси, и при его благородных царевичах — князе Иване Ивановиче и князе Федоре Ивановиче <который ныне, Божию благодатию, государь царь и самодержец всея Руси, и при святейшем митрополите Антонии Московском и всея Руси, и при архиепископе Казанском Иеремии, в день памяти святой мученицы Агриппины случился в новопросвещенном граде Казани пожар, в двадцать шестой год по взятии его, чему мы сами были достоверные свидетели. Загорелось в полуденное время близ церкви святого Николы, называемого Тульским, во дворе царского воина Даниила Онучина. И лишь малая часть посада сохранилась и та половина города, что возле соборной церкви, и двор архиепископа. Большую же часть посада, и все торговые места, и обитель боголепного Преображения Спаса в городе, и двор великого князя — увы, все то огонь-всеядец поглотил, пожег и полностью уничтожил.

Христолюбивые же люди не отступили от веры, но познали свои согрешения и обратились к покаянию, и начали созидать церкви Божии и дома свои. И, милостью Божиею, просвещалось то место иноверное и новокрещенное святыми церквами и божественным учением.

Было же в городе много людей иноверных, и верований множество. И стала у них истинная православная вера предметом толков и насмешек; целебного же источника <истины> тогда еще не было в городе. Иноплеменники же уничижали нас, одержимые в своих сердцах неверием, не ведая ни Божией милости, ни силы Божией, потому что видели они, окаянные, Божие милосердие к нам — его милостивое наказание, которым Он, как чадолюбивый отец, милуя, наказал нас за наши согрешения, очищая грехи наши.

Человеколюбец Бог, видя терпение и веру людей своих и насмешки и поношения со стороны окружающих иноверцев, не терпя оскорбления и поношения святых икон, и для того чтобы не говорили язычники: «Где Бог их, в которого они веруют?» — и чтобы затворились уста, говорящие неправду, и исчезла и более не вспоминалась иудейская и магометанская дерзость и напрасное их злоречие, и чтобы искоренилось зловредное еретическое учение и утвердилась и просияла истинная православная христианская вера греческого закона, просвещенная правым учением Господа нашего Исуса Христа и святых его учеников и апостолов, и богоносных отцов и всех святых, утвердивших православную веру и научивших веровать «во Отца и Сына и Святого Духа» — Неразделимую Троицу, предстательством и молением Заступницы нашей, Царицы и Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии, и ее неотступным предстоянием перед Сыном ее и Богом нашим, — показал нам ныне, в последние эти времена, по благодати Божией, пресветлое и праведное солнце, отверз райские врата затворенного Эдема и явил из земли пресветлую икону, источник неисчерпаемый, сокрытую в земле его человеколюбным промыслом чудотворную икону своей Матери, а нашей Царицы, Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии, — честной ее образ «Одигитрии» и свой человеколюбивый лик. И вот, откуда излил Он праведный гнев свой за наши прегрешения, оттуда <от места того — рукой подать> и лучи показал, светящиеся благодатным светом, и явил источник исцелений. Явилась же икона Богородицы следующим образом.

Не открыла Владычица образа своего ни святителю города, ни властвующему начальнику, ни знатному человеку, ни богатому, ни мудрому старцу, а явила честное свое сокровище, неисчерпаемый источник <исцелений> приходящим с верою, чудесный свой образ дочери простого стрельца, искусного в ратном деле, девочке десяти лет от роду, по имени Матрена; этой-то девочке и явилась чудесная и преславная икона Богородицы в том же году и в том месяце, в котором случился пожар.

И вот стала являться той девочке, имя которой мы назвали выше, пресветлая икона Божией Матери: и велела ей пойти в город и рассказать архиепископу и воеводам про икону Богородицы, которую она видела, чтобы они пошли и извлекли образ Пречистой Богородицы из земных недр; и указала ей место, где впоследствии обрели честное сокровище драгоценного бисера — пречудную икону Богородицы. Но девочка, будучи мала и неразумна, боялась рассказывать <о своем видении> и поведала о нем только своей матери, а мать не обратила внимания на ее слова. И после того неоднократно являлась ей та пресветлая и чудная икона и повелевала ей, не сомневаясь, рассказать <людям> о своем видении. И девочка вновь и вновь рассказывала своей матери о явлении той чудесной божественной иконы и просила ее, не колеблясь, рассказать <людям> об этом видении.

И вот однажды та девочка, имя которой мы упомянули выше, спала во время полуденное — и вдруг оказалась посреди своего двора, в котором жила, и в ту же минуту явилась ей чудесная и пресветлая икона Богородицы в страшном огненном виде, сияя огненными лучами, такими яркими и страшными, что девочке показалось, что она сгорит от этих исходящих от иконы ярких лучей. И раздался от иконы грозный голос, обращенный к девочке: «Если ты не передашь моих слов и не пойдешь извлечь мой образ из земных недр, то явлюсь я на другой улице или в другом городе; ты же будешь болеть, пока не умрешь в страданиях!»

Девочка, испугавшись этого ужасного видения, упала на землю и долгое время лежала на земле словно мертвая. А потом возопила громким голосом к своей матери, чтобы шла к архиепископу и правителям того города и рассказала о чудесной и пресветлой иконе Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии; и поведала матери все сказанные ей слова, которые она слышала от пресветлой иконы, и место ей указала.

Мать же ее поспешила в город к воеводам: и поставила перед ними дочь и велела, чтобы она сама рассказала, что с ней случилось. И девочка рассказала им слово в слово все, что слышала от пречудной и предивной иконы Богородицы, и место то указала. Но они не поверили ее рассказу о пречудной иконе Богородицы и не придали ему значения.

Мать же её, прослезившись, взяла дочь и пошла к архиепископу, и поведала ему те же слова, и назвала указанное ей место, чтобы он повелел извлечь <из земли> святую икону Богородицы. Но архиепископ не послушал ее речей и отослал ни с чем. Приход их был в седьмой час дня; обрели же тот дивный пресветлый образ Богородицы в двенадцатый час — в том же году, когда случился пожар, 8 июля, в день памяти святого великомученика Прокопия. А было это так.

Пошла та женщина к своему дому, рассказывая всем людям о чудесной иконе: о видении, которое было ее дочери. Люди же удивлялись ее словам и отходили, не внимая смыслу сказанного. Тогда она, взяв лопату, пришла к указанному месту и стала копать, <и трудилась> долгое время, но не нашла того, что искала. Вскоре и другие стали копать и раскопали все место, но ничего не нашли.

Девочка же, о которой мы рассказывали выше, стала копать в том месте, где была печь, а вслед за ней — и другие. И когда выкопали немногим более двух локтей — о, чудо — явилась чудотворная икона Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, почитаемый образ «Одигитрии» вместе с Превечным Младенцем, Господом и Богом нашим Исусом Христом! Была обернута эта чудная икона рукавом однорядки ветхого сукна вишневого цвета. Сам же образ сиял дивным светом, как будто был недавно написан <свежими> красками. Грязь же не коснулась этого чудного образа, чему мы сами были свидетели.

И взяла девочка образ Пречистой Богородицы со страхом и трепетом и радостью и установила его на том месте, <где обрела>. Люди же, находившиеся там, возопили <от радости> и стали рассказывать повсюду о явлении той божественной иконы. И вскоре собралось бесчисленное множество благочестивого люда, вопиющего со слезами: «Владычица, спаси нас!»

И послали весть к архиепископу и правителям города о том, что обрели святую икону Богородицы. Архиепископ же повелел немедля звонить в колокол и пошел крестным ходом со всем освященным собором и воеводами и множеством народа на то место, где обрели чудную икону Пречистой Богородицы. И увидел образ Пречистой, дивно светящийся, точно внове написанный, и сильно дивился, ибо подобного образа нигде не видел; и укорял себя за неверие свое, преисполненный страха и радости; и со слезами молился, прося милости и прощения за свое согрешение.

Так же и воеводы со слезами просили прощения за то, что согрешили неверием и нерадением перед чудотворным образом Пречистой. И народ со всего города стекался <посмотреть> на то дивное божественное чудо, радуясь со слезами и радостной душой воссылая хвалу Богу и Богородице за обретение такого драгоценного и бесценного сокровища.

Я же тогда служил в чине священника у святого Николы, именуемого Гостиным; и сколь ни был каменносердечен, но все же прослезился, и припал к образу Богородицы, и к Превечному Младенцу Спасителю Христу, и к самой чудотворной иконе, а потом поклонился архиепископу и испросил его благословения: да повелит мне взять пречудную икону Богородицы. Архиеписком же благословил меня и повелел мне взять <икону>.

Я же, хотя и недостоин, со страхом и радостью прикоснулся к чудотворному образу и взял его с шеста, который был воткнут на том месте, где находилась в земле эта святая и чудотворная икона. И по повелению архиепископа пошел с <чудотворной> иконой и с другими святыми иконами и честными крестами в находившуюся там поблизости церковь святого Николы, называемого Тульский. И отслужили там молебен, а затем архиепископ со всем освященным собором, и старейшины города, и все множество православного народа вместе с женами и детьми пошли в город крестным ходом. И бесчисленное множество народа устремлялось к новоявленной чудотворной иконе, тесня друг друга, а иные, ступая по головам других, прикасались теменем к чудотворному образу. По повелению архиепископа шел я медленно с чудотворною иконою из-за <большого стечения> людей, и, несмотря на такое множество народа, не отклонился ни вправо ни влево, ведь нес я пречудную и чудотворную икону Носящего все творение и Пречистой его Матери. И в тот же миг образ Пречистой Богородицы явил чудо.

 

Чудо 1-е

Человеку по имени Иосиф, живущему подаянием, который был незрячим в течение трех лет <о чем он сам поведал>, Владычица даровала прозреть. Но враг, противящийся спасению людей, совратил его вскоре забыть щедрого врача, давшего ему исцеление, — Пречистую Богородицу. Вместо того чтобы сотворить молитву и воздать благодарение, он снова принялся просить деньги, к чему так привык. И утратил веру, и отяжелел леностью, и не получил до конца спасения, но из-за своего неразумия едва путь различал перед собою.

Люди же, увидев то чудо, еще больше укрепились в вере к образу Пречистой. И затем внесли чудотворный образ Пречистой Богородицы в соборную церковь честного и славного Благовещения Пресвятой Богородицы. И там, в соборной церкви, Владычица показала <второе чудо>.

 

Чудо 2-е

Некоему человеку по имени Никита, не видевшему свет, Богородица даровала прозреть. Припал он к ее чудотворному образу с теплою верою — и получил исцеление, благодаря и славя Бога и Пречистую Богородицу.

Люди же по окончании молебна разошлись по домам своим, в страхе и трепете и великой радости. А наутро архиепископ служил Божественную литургию, и все люди, приходя в соборную церковь к чудотворному образу, приносили дары: один — злато, другой — серебро, и кто что имел, каждый по возможности. И стала являть Пречистая Богородица чудеса свои.

А девочку Матрену, о которой мы рассказывали выше, вместе с матерью ее почли архиепископ, и воеводы, и весь народ.

С чудотворной же иконы сделали список, и написали о ее преславном явлении и о бывших от нее чудесах, и послали в царствующий град Москву самодержавному государю царю и великому князю Ивану Васильевичу, самодержцу всея Руси, и его сыновьям — царевичу князю Ивану Ивановичу и царевичу князю Федору Ивановичу <который ныне, Божией благодатию, государь царь и великий князь, самодержец всея Руси>. И когда увидели христолюбивые цари чудную икону Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, <образ> чтимой ее «Одигитрии», то сильно удивлялись, ибо подобного образа нигде не видели.

И повелели благоверный государь царь и великий князь и его сыновья поставить церковь на месте том, где была явлена чудотворная икона. И повелел <государь> устроить девичий монастырь: построить келии, и оградить монастырь оградой, и дать довольную милостыню священному собору и игуменье из своей царской казны, и 40 сестрам <установить> годовое содержание, — что и было исполнено. Построили деревянную церковь во имя Пресвятой Богородицы, честного ее образа «Одигитрии», и поставили ограду вокруг монастыря.

Честную же и чудотворную икону Пресвятой Богородицы перенесли в монастырь: архиепископ и бояре со всем народом проводили ее с честью крестным ходом и молебным пением. Вышеупомянутую же девочку Матрену постригли в том же монастыре и нарекли в монашестве именем Мавра. Спустя некоторое время постриглась и мать той девочки.

Построили и другую церковь — теплую, с трапезною — во имя Рождества Пречистой Богородицы. И стала Богородица являть чудеса свои.

 

Чудо 3-е

Некий человек из города Свияжска страдал жестокой болезнью и приведен был с женою своею к пречистому и чудотворному образу, и молился Богородице с теплою верою — и не остался неуслышанным: получил исцеление и, радуясь, возвратился в дом свой.

 

Чудо 4-е

Однажды принесла мать в церковь своего слепого младенца. Стояла она перед образом Богородицы и со слезами молилась о прозрении ребенка. И вдруг ребенок стал водить руками по лицу своей матери. Весь же народ тогда молился образу Пречистой, архиепископ же стоял на месте своем и смотрел на младенца, и увидел, что ребенок касается руками матери своей. И велел принести красное яблоко и показать ребенку. Ребенок же и яблоко начал хватать, и все убедились воочию, что ребенок прозрел, и прославили Христа Бога и его Пречистую Матерь, Владычицу нашу Богородицу, творящих дивные чудеса.

 

Чудо 5-е

У некоего сына боярского по имени Ивашка <так его называли>, по прозвищу Кузьминский, была жена, больная ногами; настолько сильной была ее болезнь, что ноги у нее были совершенно недвижимы, и что бы она ни делала, ничего не помогало, но становилось только хуже. И тогда она велела отнести себя к чудотворному образу Пречистой Богородицы; и, отслужив молебен, просила милости со слезами и с великою верою, — и вдруг получила исцеление, и возвратилась в дом свой с радостью.

 

Чудо 6-е

А это случилось в деревне сына боярского Василия Рагозина: жене одного поселянина явилась Святая Богородица и велела ей идти к образу Пречистой в Казани, и <велела> передать мужу, чтобы и он шел помолиться чудотворному образу. Но та не послушала слов Ее и мужу ничего не сказала. Тогда явилась ей сама Владычица во второй раз: и в тот же миг взяла некая Божественная сила руку ее и ударила по лицу ее, и рука ее усохла. И пришла женщина в город, и рассказала архиепископу обо всем, что случилось с ней по порядку. И пришла к чудотворному образу — и получила исцеление, и тотчас «стала рука ее здорова, как и другая», и возвратилась в дом свой, радуясь.

 

Чудо 7-е

Некий человек в городе Казани, именем Исаак, по прозвищу Бык, сын некоей благочестивой и богобоязненной вдовы по имени Улита, просвирни церкви верховных апостолов Петра и Павла на посаде, пребывал в расслаблении два с половиною года. О болезни его знали все живущие вокруг: о том, что он немощен ногами и до пояса <недвижим>.

И попросил он свою мать пойти к чудотворному образу Пречистой Богородицы отслужить молебен. А сам, лежа у себя в доме на кровати, стал плакать перед образом Пресвятой Богородицы и со слезами просить, чтобы и ему самому увидеть чудотворный ее образ. И в ту же минуту почувствовал некоторое облегчение и, милостью Богородицы, вдруг сам встал на ноги, и начал осторожно ступать. И, взяв два посоха и опираясь на них, направился в монастырь к чудотворному и всемилостивому образу Богородицы.

О, велики чудеса твои, Богородица! В то время, когда мать со слезами молилась о сыне, он сам неожиданно пришел в монастырь! Мать увидела его и крайне изумилась, а когда пришла в себя, то сама убедилась в том, во что столь трудно было поверить. И усилили они слезные мольбы к Богородице о полном его исцелении, и даровано было ему окончательно выздороветь. И воздали они благодарение и хвалу Господу Богу и Пречистой Богородице в тот день, 30 апреля, и возвратились в дом свой, славя Бога, творящего дивные и преславные чудеса.

 

Чудо 8-е

Жена некоего пришельца из Полоцка, попа Григория, именем Елена, жила в селе Тагашеве <так называлось то место> и три года страдала глазами. И от такой долгой болезни совсем потеряла зрение, так что ничего уже не видела. И услыхала о многих и преславных чудесах, являемых от иконы Пречистой Богородицы в городе Казани, и пошла в город к чудотворному образу просить милости. И не дойдя до Казани семи верст, внезапно прозрела: и показалось ей, будто она никогда и не болела. И, придя в монастырь к чудотворному образу, воздала хвалу Господу Богу и Пречистой Богородице.

 

Чудо 9-е

Поведал нам инок Иосиф, который теперь ключник кладовых в обители Пречистой, а тогда жил в Троицком монастыре в Казани.

Случилось так, что из-за болезни глаз он совершенно перестал видеть, и тогда дал обет отслужить молебен Пресвятой Богородице. И когда в воскресенье пришли священники с чудотворным образом Пречистой Богородицы служить молебен в соборной церкви честного и славного ее Благовещения, Иосиф во время молебного пения прилежно молился у чудотворного образа, но не получил исцеления и ушел в скорби. И прилег он от слабости, и забылся сном. И видит в тонком сне икону Святой Богородицы, и слышит от иконы голос, повелевающий <ему>: «Встань и иди в обитель Пречистой, и отслужи молебен, и утри лицо свое пеленою, и получишь исцеление».

Он же, встав скоро, попросил отвести себя в монастырь Пречистой Богородицы. И отпел молебен, и попросил окропить себя святой водой, и утерся пеленой от образа Пречистой. И в ту же минуту оставила его болезнь: и увидел он свет, и восславил Бога и Пречистую Богородицу.

 

Чудо 10-е

Некий человек по имени Козьма Окулов из города Лаишева пребывал в помрачении ума. Родные советовали ему идти в Казань в монастырь к Пречистой Богородице. Он же, придя в себя, стал молиться Пречистой Богородице об исцелении. И помощью Пресвятой Богородицы почувствовал облегчение. И, исполняя данное им <тогда> обещание, пришел в монастырь, и сподобился видеть образ Пречистой, и отпел молебное пение — и получил полное исцеление. И выздоровел, и возвратился в дом свой, радуясь и славя Бога и Пречистую Богородицу.

 

Чудо 11-е

У некоего казанца по имени Антон, по прозвищу Кашевар, была жена именем Пелагея; и не видела она около сорока дней. Услышав о многих и преславных чудесах от чудотворного образа Пресвятой Богородицы, пошла она в воскресный день в монастырь Пречистой, и, исполненная веры, не обманулась в своей надежде, но получила исцеление.

Когда по окончании соборного молебна вышли священники с чудотворной иконой Богородицы, та женщина, сойдя с паперти церковной, встретила икону Пречистой — и в ту же минуту прозрела. И возвратилась в дом свой, радуясь, благодаря и славя Бога и Пречистую Богородицу.

 

Чудо 12-е

Некий человек по имени Трофим Ларионов, Холмогорского уезда, Листра-островской волости, находясь в городе Самаре, заболел: одолела его сильная лихорадка, а потом и глазам его стало худо. Он же, услышав о неизреченном милосердии Пречистой Богородицы, о том, что подает она нескудеющие исцеления от чудотворной своей иконы просящим у нее с верою, стал молиться Пресвятой Богородице об исцелении.

И вдруг видит во сне икону Пречистой Богородицы, стоящую у него в изголовье, и слышит голос от этой чудотворной иконы <назвавший его по имени>: «Иди в город Казань к моему образу, и там получишь исцеление». Он же, проснувшись, почувствовал немалое облегчение от лихорадки, и глазам его стало легче, чем было прежде.

И пришел он в город Казань в монастырь Пречистой Богородицы во время Святой литургии, и стал безутешно плакать перед образом Пречистой и молить ее с верою: «Дай мне, о Владычица, то, что мне обещала, по милосердию твоему; ведь немалый путь прошел к Тебе!» И во мгновение получил исцеление от обеих болезней: и глаза его прозрели, и телу вернулось здоровье.

И прославил он Бога и Пречистую Богородицу, рассказывая всем людям о дивном и преславном <чуде> от иконы Пречистой, о ее милосердии и о скором своем исцелении.

 

Чудо 13-е

В городе Свияжске при церкви святого великого чудотворца Николая, называемого Жилецкий, был священник по имени Иван, и была у него жена именем Домна. Соседка ее, по наущению дьявола, — то ли из добрых чувств, то ли имея злой умысел, — напоила ее до беспамятства, до такой беды, что она, возвращаясь домой, осрамила и себя, и мужа, так что и платок потеряла, и шла с непокрытой головой. И многие люди смеялись над ней, другие же скорбели о таком ее сраме, потому что муж ее был человек достойный, ненавидевший пьянство и не общавшийся со злом, каким мы все знали его. Самого же священника тогда не было в городе, но был он в отлучке по какому-то делу.

Когда же утром следующего дня жена его услыхала, какая с ней случилась беда, то впала в отчаяние и от страха или от стыда тяжело заболела, и сделалась одержимой злым бесом. Болезнь же ее была очень тяжелой; каждый день и ночь до десяти раз и более случалась с ней лютая эта напасть, когда она скрежетала зубами, испускала <изо рта> пену, суставы ее страшно трещали, — о чем рассказал нам сам священник Иван. И продолжались такие ее тяжкие мучения около тридцати пяти недель.

Священник же тот Иван беспрестанно молил Бога и Пречистую Богородицу об исцелении жены своей, и призывал на помощь святых угодников Божиих, и не один раз возил жену в Казань к чудотворному образу Пречистой Богородицы, но не получал утешения.

Седьмого же февраля 7101 <1593> года он снова привез жену свою в монастырь к Пречистой Богородице и со многими слезами молил Бога о ее исцелении. Одиннадцатого же февраля игумении монастыря Марии был голос во сне, чтобы велела она прикладывать беснующуюся кчудотворному образу, когда бес станет ее мучить. Игумения Мария тотчас распорядилась, чтобы так и поступили. И когда бес стал ее мучить, взяли беснующуюся и приложили к чудотворному образу Пресвятой Богородицы — и в ту же минуту избавилась она от лютого беса и получила исцеление. И воздали они многие хвалы и благодарения Богу и Пречистой Богородице, и пошли в дом свой, славя Бога.

 

Чудо 14-е

Жил в городе Казани некий человек по имени Дмитрий, по прозвищу Тоскутей, ремеслом скорняк; и была у него жена именем Домна. И случилась с ней тяжкая болезнь: скрючило у нее руки и ноги. И столько страданий доставляла ей эта болезнь, что видевшие ее от жалости плакали. Дочь ее, девочка по имени Неонила, страдала этим же недугом и переносила такие же мучения, как и ее мать. В болезни своей взывали они со слезами к Пречистой Богородице, молясь о своем исцелении. И продолжалась у них эта болезнь целый месяц.

Дмитрий же, взяв жену свою, отвез ее в монастырь, в церковь явления честного и чудотворного образа Пресвятой Владычицы Богородицы. И стала жена его со слезами молить Пречистую Богородицу об исцелении, так что и не знавшие ее плакали и рыдали. Дмитрий же отправился домой, желая и дочь привезти к чудотворному образу Богородицы.

А <дома> ждала его нечаянная радость: когда вошел он в дом, то увидел, что дочь его здорова и более не страдает от болезни. И, благодаря Бога и Пречистую Богородицу, поспешил он к жене — рассказать ей об исцелении дочери. Случилось же это в то время, когда на Литургии читали Святое Евангелие.

И во время того же самого чтения Святого Благовествования избавилась от недуга и жена его — и выздоровела, будто никогда и не болела. О чудо! как пострадали мать и дочь в одно и то же время от жестокой болезни, по действию дьявола, так в одно и то же время и исцеление получили от пречудной и чудотворной иконы Богородицы!

Дмитрий же и все люди, увидев предивное и скорое исцеление Пречистой Богородицей жены и дочери его, воздали сугубое благодарение Богу и Пресвятой Богородице.

Расспрашивали и жену его: как это случилось, что один и тот же недуг поразил ее и дочь в одно и то же время? Она же подробно рассказала, <как это произошло>. Была она у одного из соседей на обеде и, когда спустя некоторое время возвращалась домой, нашла на дороге маленький узелок — и подняла его, и принесла домой. Дома же развязала тот узелок и нашла в нем серебряную монету и два ореха. Один орех она съела сама, а другой дала дочери — оттого они обе и пострадали.

 

Чудо 15-е

Некоего человека по имени Афанасий Ерофеев, родом из Ярославля, привели в воскресный день в соборную церковь честного Благовещения Пречистой Богородицы. Несколько человек с большим трудом ввели его в церковь, ибо он бесновался и вырывался изо всех сил, никого не видя и ничего не говоря.

И принесли тогда, как обычно, в соборную церковь чудотворную икону Богородицы. И поставили одержимого перед местным образом честного и славного Благовещения Пречистой Богородицы и перед этою чудотворною иконою. Он же ничего не видел и ни слова не говорил.

После пения молебнов взял я святую воду и окропил его. И взгляд его прояснился, и стал он понемногу приходить в себя. И увидел образ Пресвятой Богородицы и вымолвил: «Пречистая!» — и тогда <подвели> его приложиться к чудотворному образу Богородицы и к другим святым иконам. И вскоре начал он говорить.

По окончании молебна понесли чудотворную икону в монастырь. Мы же, по обычаю, проводили святую и чудотворную икону Богородицы, а тому Афанасию повелели возвратиться в соборную церковь на Божественную литургию. Когда же начали читать Святое Евангелие, этот вышеназванный Афанасий совершенно исцелел по молитвам Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, которые она приносит о всех нас Сыну своему, Христу Богу нашему.

Мы же спрашивали его, что с ним случилось: как и отчего началась у него эта болезнь? Он же рассказал: «Увидел я ночью, как пришли многие толпы бесов…» — и стали грозить ему муками, и внушали ему в помыслах, будто возносят его ввысь, а потом низвергают вниз, и <много> другого зла над ним совершили.

Длилась же его болезнь две недели. И, милостью Божией и молитвами Пречистой Богородицы, возвратился он домой исцеленным, радуясь и благодаря Бога и Пречистую Богородицу.

 

Чудо 16-е

Жил со мной в одной келии инок Арсений, называемый Высоким, который потом был архимандритом Спасо-Преображенского монастыря. И вот однажды разболелась у него нога; одни считали эту болезнь подагрой, другие называли ее как-то иначе. Мы же, ничего в этом не понимая, не знали названия этой болезни; но так сильно она у него болела, что он и здоровой ногой едва мог ступать, когда возникала необходимость; и из келии, кроме великой нужды, не выходил вовсе из-за этой болезни.

А в это время пришло к нам повеление от самодержавного государя всея Руси, царя и великого князя Федора Ивановича, благословить и поставить вышеупомянутого Арсения архимандритом Казанского Спасо-Преображенского монастыря по просьбе иноков той обители. Поставить же его тогда было невозможно из-за сильной его болезни.

Наступил праздник Преполовения <Пятидесятницы>, в который святая и апостольская Церковь установила праздничный обычай повсеместно исходить с литиею и совершать молебны. И еще не успел я выйти из келии в церковь, как пришли, по обычаю, священники с чудотворной иконой. Вышеупомянутый же Арсений смотрел в оконце келии и со слезами молился Богородице об исцелении. И вдруг заплакал он навзрыд и стал благодарить Бога и Пречистую Богородицу, и рассказал о своем исцелении: «Только произнес я молитву и прослезился, как в тот же миг Богородица явила на мне свое милосердие!» И после этого он сам пошел из келии в соборную церковь. И пришел в церковь, и пел молебен, воссылая благодарение Богу и Пречистой Богородице за свое исцеление.

Неисчислимое множество исцелений подается от образа Пречистой Богородицы приходящим с верою. Но кто сможет подробно и стройно описать <все> чудеса Богородицы? Я же дерзнул написать только малое от великого, и многое упустил, ибо как широта земли и глубина моря, так и чудеса Богородицы неисчислимы. Написал же я это для того, чтобы не были они забыты в последующие времена.

Благочестивому же и самодержавному государю царю и великому князю всея Руси Федору Ивановичу все это было известно с самого начала, с тех пор как явился этот целебный источник — чудотворная икона Пресвятой Владычицы нашей Богородицы. И слышал я из его царских уст слова теплой веры и духовного горения, обращенные ко мне, рабу его и богомольцу, в то время, когда велел он поставить меня, Божиим изволением, в сан митрополита: «Слышали мы о милостивом и неизреченном человеколюбии Божии и Пречистой Богородицы к нам: о том, как явила Богородица пречудную и чудотворную свою икону в отчине нашей Казани, простирая на нас милость свою, и как подает неизреченные исцеления приходящим к ней с верою. Хочу же, сказал он, восполнить недостающее», — что и было исполнено по его царскому повелению.

14 апреля 7102 <1594> года, в неделю святых жен-мироносиц, в день памяти святого Мартина папы Римского, заложен был предивный храм в честь Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, в память честного и славного явления ее чудотворного образа Одигитрии. А в одном из приделов — престол честного и славного Успения Богородицы, а в другом — престол в честь святого благоверного великого князя Александра Невского, во иноках Алексея, нового чудотворца.

Была же освящена эта святая церковь вместе с приделами 27 октября 7103 <1594> года, в воскресенье, в день памяти святого мученика Нестора. И деисус большой был обложен серебром в том же году. И повелел благочестивый государь царь и великий князь Федор Иванович, самодержец всея Руси, украсить церковь святыми местными иконами, и книгами, и ризами, и прочей церковной утварью, — что и было исполнено.

Саму же пречудную и чудотворную икону Пречистой Богородицы предивно украсил золотом и драгоценными камнями и крупным жемчугом хранитель царских сокровищ Деменша Иванович Черемисинов.

В обители же живут 64 монахини. Хлеб и деньги и все необходимое идет им из царской казны.

Мы же, благодатью Божией и Пречистой Богородицы, хвалимся и веселимся чудотворным ее образом и воспеваем победную песнь Сотворившему дивные чудеса в Троице славимому Богу — Отцу и Сыну и Святому Духу, — и Пресвятой Богородице, ныне и присно и во веки веков! Аминь.


Оригинальный текст

МѢСЯЦА ИЮЛЯ ВЪ 8 ДЕНЬ. ПОВЕСТЬ И ЧЮДЕСА ПРЕЧИСТЫЕ БОГОРОДИЦЫ, ЧЕСТНАГО И СЛАВНАГО ЕЯ ЯВЛЕНИЯ ОБРАЗА, ИЖЕ ВЪ КАЗАНИ. СПИСАНО СМИРЕННЫМЪ ЕРМОГЕНОМЪ, МИТРОПОЛИТОМ КАЗАНЬСКИМЪ

Благослови, отче.

Аще убо и предивно чюдо содѣяся в роде нашемъ милостивнымъ посѣтом Творца благому всему Господа нашего и Бога Исуса Христа и рождьшей его Пресвятыя и Преблагословеныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвыя Мария пречюдною и чюдотворною иконою в преславном градѣ Казани, но како возмогу, недостоин сый и недостойне устнѣ имъя, провѣщати таковая?

Но обаче, надѣяся на неизреченныя щедроты Сына Божия и того рождьшия молитвы, вселенныя учителя глаголъ восприиму: «Благословенъ Богъ и Отецъ Господа нашего Исуса Христа, Отецъ щедротам и Богъ всякия утѣхи, оутѣшаяй насъ от всякой скорби нашей и благословивый нас благословением духовным».

Преже убо праведный гнѣв свой, безакония ради нашего, вмале испусти на нас, оцыщая многия грѣхи наша: и въ мало дней оскорбихомся. Потом же, благодати ради Божия, скорбная забыхом, неизреченнаго ради человѣколюбия Божия на нас, и радости несказанней сподобихомся, явления ради иконы Божия Матери и тоя Превѣчнаго Младенца Господа нашего Исуса Христа.

Повсюду убо протекоша, яко гром, во вся конца росийския земля Божие к нам милостивное посѣщение — Богородицыны иконы явление и неизреченные чюдеса, ихже подает неоскуднѣ с вѣрою приходящим.

Мнѣ же, недостойному, самовидцу бывшу, како или коими чюдесными благотворении яви Богъ и Богородица от земных нѣдръ чюдотворный свой образ (якоже преди простретися слово хощет); писанию ж предати замедлившу — или от недостатка разума, или от нерадѣния и душегубителные лѣности, ово же и страха ради недостоинства: пленицами бо моих грѣхов стягнут есмъ и таковым преславнымъ вещем не лѣпо ми бѣ коснутися, но развѣ точию безакония моя знати и просити отпущения безчисленым моим согрѣшением.

Но понеже желание привлачит мя и страх глаголати нудит мя, грѣси же мои, яко бремя тяжко, отяготѣша на мнѣ, и что убо сотворю? Дерзну ли к начинанию? Что убо: реку ли или запрещу себѣ окаянства ради моего? или паки внимаю восходящая на сердце мое — блаженьством о Всепѣтей и Богоприятней Богородицы и Приснодѣвѣй Марии?

Но ты сама содѣйствуй ми, о Преблагословенная, Заступнице Усердная, Мати Бога Вышняго, яко да воля иже ис тебе рождьшагося Христа Бога нашего будет: да ми, недостойному, помрачивыйся умъ мой, тобою, о Всенепорочная, просвѣтится! Ты бо за всѣхъ молиши Сына своего, Христа Бога нашего, и пишущу ми содѣйствуй, всѣм бо твориши спастися, в державный ти покров прибѣгающим!

Множицею бо воспомянух, нѣкогда же и слезы испустих, вѣдый мое недостоинство, но обаче и се ми во ум прииде, яко неправедно есть Божиих тайн и неизреченных к нам и многомилостивных дарованиих в забвения глубине погружати, имже многим источником целебным и самовидец бых; и елико видѣхи слышах о пречюдней ти иконе, подай ми, о Всепѣтая, глаголати и писати, и всѣх нас заступи, Госпожа Царице!

Аще по достоянию и нѣсмь достоин похвалы тебѣ принести малы нѣкия от великихъ, но обаче сподоби мя, о Владычице, от твоих неизреченных на нас благодѣяних хвалу тобѣ принести, и якоже сподобила мя еси, о Всеблаженая, недостойнаго и грѣшнаго, скверными моими руками преже всѣх священных прикоснутися пречистому твоему образу и чюдотворнай иконе и Сына твоего Христа Бога нашего! Аще бо и вси достойни, но аз недостоин сый; но обаче влеком жадая, да поне прикоснуся пречистому твоему и чюдотворному образу, Владычице, и превѣчнаго ти младенца Спаса Христа!

Нынѣ же паки, что реку или что возглаглю великоименитей Дѣвѣй, паче же рещи многоименитей, пророки прореченнѣй? Пять убо к десятим лѣтом преидоша явлению чюдотворныя Богородицыны иконы, чюдесная же исцеления безпрестани неоскудно бывают, и вся страсти душевныя и недуги телесныя немедлено от человѣкь отгоними бывают. Сие паки призывает мя к торжеству и глаголати понужает, и яко подобает ми и писанию сия предать, да не буду осужен, якоже и скрывый талантъ господина своего.

Понеже убо человѣческий род обыче и святых памяти духовные с похвалами празновати, а иже Пресвятѣй и Преславней Царице — царски празники празновати, Пречистыя Богородицы и Приснодѣвы Мария! Сию попремногу паче онѣх любовию почитати должни есмы, та бо есть божественый покров рабом своим, и притецати к тихому сему и доброму пристанищу, скорой помощнице, готовому и теплому спасению — покрову Дѣвыя; и яко вышшей и паче всѣх тварей вышшую похвалу принести, яко Царице и Владычице, Царя и Владыку всѣх рождьшую!

Тоя бо ради праматерняя клятва потребися и Адам от вѣчных уз свободися, и Богъ к нам примирися! Тогда бо Ияковля лѣствица утвердися, Богу хотящу по ней снити и человѣком путь сотворити къ небесным, и человѣцы со аггелы во едино быша. Не ктому, якоже тогда, со Ияковом древле борется, ибо Творец Ияковль на землю сниде, погибшую драхму взыскати хотя и Отцу принести. Тѣмже пророцы тогда возрадошася, своему пророчеству збытие зряще! Тогда убо Давидъ, видѣв от сѣмени его правнуку родившуся, бряцая в гусли, играя духом, глаголя: «Слыши, дщи, и виждь, и приклони ухо твое!» Тѣмже тогда не токмо пророцы, но и превышняя и земная тварь съпразноваше.

Нынѣ же паки приспѣ новый празник честный Владычицы нашея Богородицы — честнаго ея образа иконы Одигитрия, крѣпкия помощница, да познают вси, яко не токмо, егда в мире бяше, ходатайственое къ своему Творцу и Сыну показоваше, но и паче и по преславном своем преставлении от земных в небесная непрестанно милостивно нас присѣщая!

Тѣмже, оставльше начало словеси, на совершение ведемся шествующе; да коснемся иже о сих бесѣде, елико подастъ Святый Духъ, преже похваливше ваше усердие теплое. Толико бо к Церкви ваше тщание, паче же к чюдотворней Богородицынай иконе вѣра и моление, елико чадом к матери, елико жаждущему ко источнику, елико кораблю къ пристанищу. Толико и нас веселит преспѣяние ваше, яко ysyѣ явити нам о семъ.

Грѣх ради наших Богъ наказуя нас и наводя на нас милостивнѣ праведный гнѣвъ свой, овогда гладом, овогда нашествием иноплеменных, иногда мором и межусобными бранми, овогда пожаром и прочими напастьми жития, и беды и тесноты, и недуги люты наводя на нас, — понужает же паче ленивыя и жестокия на благая и подобная и спасеныя пути. Се убо реченное пророком Давидом къ Господу: «Броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающимся к Тебѣ многи раны». И во ином псалмѣ глаголетъ: «Аще оставят законъ Мой и в судбах Моих не пойдут, аще оправдания Моя осквернят и заповѣди Моя не сохранят, посѣщу жезлом безакония их, и ранами неправды их, милость же Мою не разорю от них». Апостолъ: «Егоже любит Господь, того и наказует, бьет бо всякого сына, егоже приемлет. Аще без наказания, преблудодѣйчища есте, а не сынове».

Понеже зловодими есме человѣцы и неудобно шествие имамы к добродѣтели и мало о спасении душь наших печемся, попущает Владыка наш Господь напастми и бѣдами, и скорбми и недуги лютыми, даже к нему обращаемся и о нашем спасении всеобразно печемся. Сия нам содѣяшася праведным судом Божиим; бысть же сице.

В лѣто 7087 при державѣ благочестиваго и христолюбиваго, благовѣрнаго государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси самодержца, и при его благородных царевичех — князе Иване Ивановиче и князе Феодоре Ивановиче (нынѣ же Божиею благодатию государь царь и самодержец всея Руси), и при святѣйшем митрополите Антонии Московском и всея Руси, и при архиепископе Казанском Иеремѣе, мѣсяца июня 23 дня, на память святыя мученицы Агрипѣны, бысть пожар в новопросвѣщенном граде Казани, по взятии града в двадесят шестое лѣто, якоже достовѣрнейши сами видѣхом. Загорѣся в полуденное время близ церкви святаго Николы, иже зовется Тульский, во дворѣ нѣкоего воина царева Данила Онучина. И мала нѣкая часть посаду остася, и половина града к соборней церкви и двор архиепископль остася. Болшая же часть посада и торги всѣ, и во граде обитель боголѣпнаго Преображения Спасова, и двор великого князя — увы, вся огнь-всеядец пояде и пожже и без вѣсти сотвори.

Людие же христолюбивии, вѣрою не отпадше, но познаша своя согрѣшения, на покаяние обратишася, и начаша созидати церкви Божия и своя домы. И, Божиею милостию, мѣсто убо иноязычно и новопросвѣщено просвѣщашеся святыми церквами и божествеными учении.

Языцы же невѣрнии мнози бяху во граде, и вѣры многи. И бысть им в притчю и в поругание истинная православная вѣра; источника же целебнаго не бѣ тогда во граде. Иноязычнии же, невѣрием одержими в сердцых своих, уничижаху нас, не вѣдяще Божия милости и силы, видѣша бо, окаянии, Божие милосердие к нам — еже с милостию наказание, еже милуяй нас наказуя, яко отецъ чадолюбив, за наша согрѣшения, оцыщая грѣхи наша.

Человѣколюбец же Богъ, видя терпѣние людей своих и вѣру их, и поругание и поношение окрестъ живущих иновѣрных, и не терпя поношения и похуления на святыя иконы, и да не рекуть языцы: «Гдѣ есть Богъ их, в негоже вѣруют?», — да заградятся уста, иже глаголютъ неправду; и дабы убо исчезло и не помянулось жидовское и безсерменское суровство и тщегласное хуление их, и дабы искоренилось злоплевельное еретическое учение, и утвердилась бы и просвѣтилась православная вѣра истинная християнская, греческаго закона, правым учением Господа нашего Исуса Христа, и святыхъ его ученик, и апостолъ, и богоносных отецъ и всѣх святых, утвердивших православную вѣру Христову и научивших вѣровати «во Отца и Сына и Святаго Духа» — Нераздѣлимую Троицу, предстательствомъ убо и молением Заступницы нашея, Царицы Владычицы Богородицы и Приснодѣвы Мария, еже к Сыну своему и Богу нашему присным предстоянием, — нынѣ же ради благодати Божия в сие в послѣднее время показа нам праведное и всесвѣтлое солнце, и отверзе породу Едема затвореннаго, и яви от земли пресвѣтлую икону, источник неизчерпаемый, своим человѣколюбным смотрением в земли сокрыему чюдотворную икону Матери своея, а нашея Царицы, Владычицы Богородицы и Приснодѣвы Мария, честнаго ея Одегитрия, и свой человѣколюбный образ. Отнюду же убо праведный гнѣв свой за наше согрѣшение испусти, оттуду, близ мѣста того яко камени вержением, и благодатию свѣтящую лучю и исцеления источник показа. Яви убо себе Богородицына икона сицевым образом.

Не яви убо образа своего Владычица ни святителю града, ни начальнику властелинску, ниже вельможи или богату, ниже мудру старцу, но яви свое честное сокровище, источник неизсчерпаемый приходящим с вѣрою, чудный свой образ, нѣкоего мужа от простых, имуща мудрость на войнѣ стрелебную, сего дщи юнна, десяти лѣт суща, именем Матрона, сей бо дѣвицы явися чюдная она и пресвѣтлая икона Богородицына, и после убо пожара в том же лѣте и месяце.

Сице нача являтися дѣвицы оной, ейже имя преди рекохом, икона пресвѣтлая Божия Матери, и веляше ей поити во град и повѣдати про икону Богородицыну, еяже видѣ, архиепископу и воеводам, дабы шед выняли образ Пречистые Богородицы от земленых нѣдръ; и мѣсто повѣда ей, идѣже последи обрѣтоша драгаго бисера честное сокровище, чюдную икону Богородицыну. Дѣвица же убо, юна и несмыслена, бояшеся повѣдати, и абие едва повѣда матери своей, мати же глаголы ея ни во что же вмѣнив. И послѣди же убо в видѣнии не единою являшеся ей пресвѣтлая и чюдная она икона, и веляше ей без сумнѣния сие видѣние повѣдати. Девица же не единою, но и многажды сказоваше матери своей явление чюдные тоя божественыя иконы, веляше ей без сумнѣния повѣдати сие видѣние.

Во един же убо день случися девицы оной, ейже имя выше надписахом, спати в полудне — и внезапу дѣвица обрѣтеся посреди двора своего, в нем же живяше, и абие явися ей чюдная и пресвѣтлая Богородицына икона страшным огненным образом, лучи испущая огнены пресвѣтлы и страшны зѣло, яко мнѣтися ей от пресвѣтлых тѣх луч, сияющих от иконы, сожжене быти. И глас бысть от образа страшенъ, къ дѣвице глаголющь: «Аще убо не повѣси глаголъ моих и не поидеши от земленых нѣдръ выняти образа моего, аз же убо имам во иной улицы явитися, или во ином граде, ты же имаши болѣзнена быти, дондеже и живота злѣ гонзнеши!»

Дѣвица же, от страшнаго сего видѣния зѣло ужасшеся, паде на землю и бысть яко мертва, и лежаше на земли на мног час. И абие возопи велиим гласомъ к матери своей, дабы шед повѣдала архиепископу и правителемъ града того о чюдней и пресвѣтлей иконе Преблагословеныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвѣй Марии; и повѣда ей вся глаголы реченныя, яже слыша от пресвѣтлыя иконы, и мѣсто указуя.

Мати же ея скоро иде во град к воеводам, и дѣвицу пред ними представи, повеле ей, да сама глаголеть, яже о ней содѣянная.Дѣвица же повѣда им вся глаголы реченныя, яже слыша от причюдныя и великолѣпныя Богородицыны иконы, и мѣсто указуя. Они же убо, невѣрием одержими о пречестней Пречистыя иконе, о ней же девица повѣда, и ни во что же вмѣниша.

Мати же, прослезився, взем дщерь, иде къ архиепископу, тѣ же предиреченныя повѣда глаголы и мѣсто указаное ей сказуя, дабы повелѣл выняти святую Богородицыну икону. Архиепископъ же не внят рѣчем ея и отосла ю бездѣлну. Бѣ же приход ихъ в седмый час дне, обрѣтоша же чюдный он пресвѣтлый образ Богородицынъ в час вторый на десять, по пожаре на том же лѣте, мѣсяца июля в 8 день, на память святаго великомученика Прокопия. Бысть же сице.

Пойде убо жена та к дому своему, повѣдая всѣм людем о чюдней иконе, како видѣние видѣ дщи ея. Людие же дивящеся о глаголехъ ея и отхождаху, не внимающе речемъ их. Она же, взем заступ и пришед к показанному мѣсту, нача копати много время, и не обрѣте искомаго. Помале же убо начаша и инии копати, и все уже мѣсто воскопаше, ничто же обрѣтше.

Предиреченная же она дѣвица нача копати на мѣстѣ, идѣже пещь бѣ, таже и прочии с нею. И яко выкопаша мало боле двою лактий — оле чюдо! — явися чюдотворная икона Владычицы нашия Богородицы и Приснодѣвы Мария, честнаго ея Одигитрия, купно с Превѣчным Младенцем, Господемъ и Богом нашим Исусомъ Христом! На чюднай же той иконе бѣ рукавъ однорядки сукна вишнева ветхъ. Самый же чюдотворный образ свѣтлостию чюдне сияя, якоже внове вапы начертан. Земному же праху никако же коснувшуся чюдному тому образу, якоже сами видѣхомъ.

Девица же вземъ Пречистые образ со страхом и трепетом и радостию и поставиша на том же мѣсте. Людие же ту сущии возопиша, проповѣдающе немолчными гласы явления божественыя тоя иконы. И вскорѣ стекошася безчисленое множество благочестивых народа, вопиюще со слезами: «Владычице, спаси ны!»

И послаша вѣсть къ архиепископу и к первым града, яко обрѣтоша Богородицынъ святый образ. Архиепископ же повелѣ скоро в колокол звонити и пойде со кресты на мѣсто то со всѣм освященным соборомъ, идѣже обрѣтоша чюдную Пречистые икону, с воевоеды и со множеством народа. И видѣ Пречистые образ, якоже новъ даръ пречюдне свѣтяшеся, и дивися убо зело: такова переводом образа не видѣша нигдѣже; и недоумѣвашеся, страхомъ убо и радостию одержим, невѣрия ради своего, с плачем моляся и милости прося и прощения о согрѣшении.

Сице же и воеводы с плачем просяще милости, еже согрѣшиша к чюдотворному Пречистые образу нерадѣнием и невѣрием. И весь народ града стекашеся на дивное то божественое чюдо, веселящеся со слезами, и радостною душею хвалу Богу и Богородицы о обрѣтении многобогатаго и безцѣннаго сокровища возсылаху.

Мнѣ же тогда в чину поповсте святаго Николы, иже зовется Гостин; каменосердечен же сый, но обаче прослезихся, и припадох к Богородицыну образу, и к чюдотворней иконѣ, и к Превѣчному Младенцу Спасу Христу, и потом поклонихся архиепископу, и благословение испросих, о еже бы повелѣл взяти ми пречюдную Богородицыну икону. Архиепископ же благослови мя и повелѣ взяти ми.

Аз же, аще и недостоинъ сый, но обаче со страхом и радостию прикоснухся чюдотворному тому образу, и взях з древца, иже бѣ поткнено на том мѣсте, идѣже и в земли бѣ святая та и чюдная икона. И по повелѣнию архиепископа, с прочими святыми иконами и честными кресты, идох со иконою въ близсущую ту церковь святаго Николы, иже зовется Тулский. И тамо молебному пѣнию совершившуся, и паки архиепископъ со всѣм освященным собором, и первии града, и все множество православных народа со женами вкупѣ и детми, вслѣд святыхъ икон во градъ идущи. К новоявленней же чюдотворней иконе безчисленое множество народа рѣяхуся, и другъ друга поревающе; инии же по главам инѣхъ ходяще, к чюдотворному образу тѣмены прикасахуся. Мнѣ же, по повелѣнию архиепископа, народа ради с чюдотворною иконою медлено идущю, но обаче толикое множество народа не соврати мя ни на десно, ни на шуе: несох бо Носящаго всю тварь, и того Рождешей пречюдную и чудотворную икону. И в той час Пречистые Богородицы образ показа чюдо.

Чюдо 1-е

Человѣка просителя, именем Иосифа, не видѣвша очима нимало, яко сам повѣда, три лѣта, — прозрѣти того Владычица сподоби. Враг же, ненавидяй спасения человѣком, забыти тому сотвори вскоре богатого врача, подавшего исцеления, Пречистую Богородицу. Еже бы воздати молитву и благодарения, вмѣсто того на прошение сребра паки устремися, емуже извыче. И вѣрою отпаде, и лѣностию отягчен, не получи до конца спасения, и невѣдѣния ради своего малу стезю зряще.

Народи же, видѣвши чюдо, и болшую вѣру ко образу Пречистыя приложиша. И тако Пречистыя образ, чюдотворную икону, внесоша в соборную церковь Пресвятыя Богородицы, честнаго и славнаго ея Благовѣщения. И ту в соборной церкви Владычица показа

Чюдо 2-е

Человѣка нѣкоего, именем Никиту, не видѣвша очима нимало свѣта, прозрѣти того Богородица сподоби. Он же убо теплою вѣрою припаде к чюдотворному Ея образу и получи здравие, хваля и славя Бога и Пречистую Богородицу.

И тако, пѣвше молебная пѣния, абие отидоша в домы своя со страхом и трепетом и радостию многою. Наутрие же архиепископъ служив Божественную литоргию; народи же вси, приходяще в соборную церковь к чюдотворному образу и дароношение приносяще: инъ злато, инъ же сребро, и кто что можаше, кииждо по силѣ. Пречистая же Богородица нача являти чюдеса своя.

Прежереченную же дѣвицу Матрену с материю ея почтоша архиепископъ же и воеводы и весь народ.

Чюдную же икону списавше, и преславное явление чюдотворныя тоя иконы, и чюдеса бываемыя отъ нея написаша, и послаша в царствующий град на Москву, к самодержавному государю царю и великому князю Ивану Васильевичю, всеа Русии самодержцу, и к сынома его — царевичю князю Ивану Ивановичю и царевичю князю Федору Ивановичю (нынѣ же, Божиею благодатию, государь царь и великий князь, самодержецъ всеа Русии). И видѣша убо христолюбивии царие чюдную икону Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвѣй Марии и честнаго ея Одегитрия и дивишася зело, яко такова образа переводом нигдѣже не видѣша.

Благовѣрный же царь государь и великий князь и сынове его повелѣша на том мѣсте церковь поставити, идѣже обретеся чюдотворная икона. И монастырь дѣвъ повелѣ устроити, и кѣлии поставити, и ограду монастырю оградити, и милостыню доволну повелѣ дати из своей царские казны священному собору и игуменье, и 40 сестрам урок лѣтний, — еже и бысть. И церковь поставиша во имя святыя Богородицы честнаго ея Одегитрия древяну, и ограду монастырю сотвориша.

Честную же ону и чюдотворную икону Пресвятыя Богородица отнесоша в монастырь с молебным пѣнием, со кресты, архиепискуп и боляре со всѣмъ народом проводиша честно. Предиреченную же дѣвицу Матрену постригоша в том же монастыри, и наречено бысть имя ей Мавра во иноких. Не по мнозе же времени пострижеся и мати тоя дѣвицы.

Поставиша же и другую церковь — теплую, с трапезою, во имя Рожества Пречистыя Богородица. И абие нача являти Богородица чюдеса своя.

Чюдо 3-е

Человѣкъ нѣкто из Свияжскаго града лютѣ болѣзнию одержим бѣ, и приведен бысть к пречистому и чюдотворному образу з женою своею, и молящеся с теплою вѣрою Богородицы — и не отпаде прошения своего: получи здравие, и отыде в дом свой радуяся.

Чюдо 4-е

Нѣкогда убо отроча материю своею принесено в церковь слѣпо очима. Мати же его стояше пред образом Богородицы, с плачем моляшеся о прозрѣнии отрочате. Отроча же внезапу нача рукама осязати по лицу матерь свою. Народи же убо вси моляшеся Пречистыя образу, архиепископъ же стояше на мѣсте своем, зряше на отроча и видѣ сие, яко отроча матерь свою рукама осязаше. И повелѣ принести яблоко красно и показати отрочати. Отроча же и яблоко нача хватати, и вси истину увидѣвше, яко прозрѣ отроча, и славу воздаша Христу Богу и Пречистой его Матери Владычицы нашей Богородицы, творяще дивная чюдеса.

Чюдо 5-е

Нѣкто же сынъ боярский, именем Ивашка, тако нарицаем, прослутием же Кузминской, у него же бѣ жена болна ногами; не можаше ими нимало двигнути, болѣзнь бо велми одержаше ю, и ничим же себѣ не можаше помощи, но паче труднее бываше. И абие повелѣ себѣ принести к чюдотворному образу Пречистей Богородицы; и молебная отпѣвъ, со многою вѣрою и со слезами моляшеся, милости прося, — и абие получи здравие, и отойде в дом свой радуяся.

Чюдо 6-е

Бысть же убо в веси сына боярскаго Василия Рагозина: нѣкоего поселянина женѣ явися Святая Богородица, и веляше ити ей к Пречистыя образу, иже есть в Казани, и повѣдати мужу своему, дабы шед молился чюдотворному образу. Она же не внят рѣчемъ Ея и мужу не сказа. Явижеся убо и второе сама Владычице: и абие нѣкая Божественая сила взя руку ея и удари ю по лицу ея, и бысть рука ея суха. Жена же прииде во град и повѣда все по ряду архиепископу случшаяся ей. И прииде к чюдотворному образу — и получи здравие, и абие «утвердися рука ея, якоже и другая», и отиде в дом свой радуяся.

Чюдо 7-е

Человѣкъ нѣкто во градѣ Казани, именем Исак, прореклом Бык, нѣкоторыя вдовы сынъ, именем Улиты, вѣрны сущей, боящейся Бога, на посаде проскурни верховных апостолъ Петра и Павла, и бысть в раслаблении полтретия годы. Болѣзнь же его бѣ всѣм знаема живущим окрестъ: неможаше велми ногами, и до полу.

И посла матерь свою к чюдотворному образу Пречистыя Богородицы молебная пѣти. Сам же убо в дому своем на одрѣ лежаще, и начат со слезами предо образомъ плакати и молитися Пресвятей Богородицы, дабы ему самому видети чюдотворный Богородицын образ. И в том часѣ видѣ себѣ мало легчайши от болѣзни; и абие, милостию Пречистые Богородицы, востав о собѣ на ногах и начат помалу поступати. И вземъ два посоха, и абие, подпираяся ими, поиде в монастырь к чюдотворному всемилостивому Богородицы образу.

О великих ти чюдес, Богородице! Матери со слезами о сыну молящися, сынъ же ненадежно и самъ в монастырь прииде! Мати же его видѣ и изумися, и едва во ум прииде, и нечаемое извѣстно увѣде. И приложиша к слезам слезы, молящеся Богородицы о исцелении, и тако до конца получи здравие. И воздаша хвалу и славу Господу Богу и Пречистей Богородицы, мѣсяца апрѣля въ 30 день, отойдоша во свой дом, хваляще и славяще Бога, творящего дивная и преславная чюдеса.

Чюдо 8-е

Жена нѣкоего пришелца Полоцкаго, попа Григория, живяше в селѣ в Тагашевѣ (тако бо звашеся мѣсто то), именем Елена, бысть же болна очима три лѣта. И абие убо от многия тоя болѣзни и зрак отъяся, яко уже не видѣти ей нимало. И услыша убо многая и преславная чюдеса от иконы Пречистые Богородицы во градѣ Казани, и пойде во град к чюдотворному образу милости просити. И еще убо ей не дошедши града Казани яко седми поприщ, и абие внезапу узрѣ свѣт очима, и мнѣтися ей, яко николиже ими болна бѣ. И пришед в монастырь к чюдотворному образу, хвалу воздаде Господу Богу и Пречистой Богородицы.

Чюдо 9-е

Повѣда нам инокъ Иосиф, иже нынѣ погребный ключник в дому Пречистыя, тогда же живя въ Троецком монастырѣ, иже въ Казани.

Бысть, рече, болѣти ему очима, яко ни мала свѣта видѣти, и абие обѣщася молебная пѣти Пресвятѣй Богородицы. И егда приидоша священицы с чюдотворным Пречистыя образом в день недѣльный в соборную церковь Пресвятыя Богородица честнаго и славнаго ея Благовѣщения к молебну, Иосиф же у чюдотворнаго образа во время молебнаго пѣния моляся прилежно, и не получи исцеления, и отиде скорбен. И абие возлеже отъ болѣзни, и сведен бысть в сон тонок. И видит икону Святыя Богородицы, и бысть ему отиконы глас, глаголющь: «Востани и пойди в дом Пречистыя, и отпой молебная, и утри лице свое пеленою и тако получиши исцеление».

Он же встав вскорѣ, и повелѣ себе вести в монастырь Пречистые Богородицы. И отпѣв молебная, и повелѣ себе покропити святою водою, и пеленою Пречистыя утерся. И в той час от очию его отбѣже болѣзнь: и узрѣ свѣт, и воздасть славу Богу и Пречистей Богородицы.

Чюдо 10-е

Нѣкто человѣкъ, именем Козма Окуловъ, Лаишескаво града, бысть во иступлении ума. Свои же ему совѣщаша итти в Казань къ Пречистой Богородице в монастырь. Он же, в себѣ быв, и нача Пречистой Богородице о исцелении молитися. И помощию Пресвятыя Богородицы бысть ему облегчение. И прииде в монастырь, и образ Пречистые сподобися видѣти по своему обѣщанию, якоже обѣщася, и молебная пѣв — и абие получив совершено исцеление. И бысть здрав, и отиде в дом свой, радуяся и славя Бога и Пречистую Богородицу.

Чюдо 11-е

Человѣкъ нѣкто во граде Казани, именем Онтон, прореклом Кашевар; ему же жена именемъ Пелагия, не видѣ очима яко дний 40. Слышав же многия и преславныя чюдеса от Пречистыя Богородицы чюдотворнаго ея образа, и в день недѣльный иде в монастырь Пречистые Богородицы, и многою вѣрою одержима бѣ, не погрѣши надежи, но получи изцеление.

Егда убо приидоша с чюдотворною иконою Богородицыною с соборнаго пѣния молебнаго священицы, жене той случися срѣсти икону Пречистыя, сошед съ паперти церковные, и абие в той час прозрѣ. И отиде в дом свой радующеся, хваля и славя Бога и Пречистую Богородицу.

Чюдо 12-е

Человѣкъ нѣкий, именем Трофим Ларионов сынъ, Колмогорсково уѣзду, волости Листра-острова, во граде Самаре впаде в болѣзнь: и лютѣ трясавицею одержим, ктому же и на очи ему прииде тяжка болѣзнь. Он же, слышав Пречистыя Богородицы неизреченное милосердие, еже подает от чюдотворныя своея иконы неоскудное исцеление с вѣрою молящимся ей, и нача молитися Пресвятѣй Богородицы о исцелении.

И абие видит во снѣ икону Пречистыя Богородицы, стоящу в возглавии своем, и глас слышит от чюдотворныя тоя иконы, именем его зовущ: «Иди, рече, во град Казань к образу моему, и тамо изцеление получиши». Он же возбнувъ и почю в себѣ облегчение немало от трясавицы, такоже и очная болѣзнь не якоже исперва бѣ.

И прииде во град Казань в монастырь Пречистые Богородицы, во время Святые литоргия, и нача пред образом Пречистые неутѣшно плакати и с вѣрою молитися, глаголя: «Дажь ми, о Владычице, еже ми еси обѣщала, не мал бо путь трудихся, милосердия твоего ради!» И абие вскорѣ исцеление получи от обою болѣзней: и очима прозрѣ, и тѣлом здрав бысть.

И славя Бога и Пречистую Богородицу, повѣдая всѣм людем дивная и преславная от Пречистые иконы — милосердие ея и скорое свое исцеление.

Чюдо 13-е

Во граде Свияжском поп бѣ, емуже имя Иван, церкви святаго великого чюдотворца Николы, иже зовется Жилецкой; ему же жена, имя ей Домна. И, по дѣйству дияволю, нѣкая сусѣда ея, или любви ради, или хотя над нею бѣду сотворити, в запойство упои ея, до токова зла: идущи ей в дом свой, толик срам нанесе мужу своему и себѣ, яко и главотязю не обрѣстися на ней. Людем же многим позор дѣющим, инѣм же и скорбящим о таковѣй срамотѣ, понеже муж ея человѣкъ искусен бѣ и ненавидя пиянства, и злых ошаяся, якоже и всѣм нам знати его. Самого же попа того не бѣ тогда во граде, но бѣ отлучился нѣкоего ради орудия.

Жене же его наутрия и от сродникъ своих домашних слышавше сотворившаяся ей напасть, впаде во отчаяние и въ болѣзнь тяжку зѣло — ово страха ради, ово срама ради; и нача злым бѣсом одержима быти. И бѣ болѣзнь ея люта зѣло; на кийждо день и нощь до десятижды и вящи случашеся ей лютая та нестерпимая бѣда, зубы скрегча и пѣны теща, и составы членовныя троскотаху злѣ, якоже сам поп Иван повѣда нам. И бѣ тако бѣднѣ стража до тридесяти и пяти недѣль.

Поп же той Иван безпрестани моля Бога и Пречистую Богородицу о исцелении жены своей, и святых угодникъ Божиих призывая в помощь, не единощи же и в Казань къ чюдотворному образу Пречистыя Богородице привозя жену свою, и не получи нимало отрады.

Во сто же первом году, февраля 7 дня, паки привезе жену свою в монастырь къ Пречистѣй Богородицы, и начаша со многими слезами молити Бога о исцелении ея. Февраля же 11 дня бысть глас во снѣ игуменье монастыря Марье, дабы повелѣла бѣсную къ чюдотворному образу прикладывати в то время, егда учнет бѣс томити ея. Игуменья же Марья вскоре повелѣ тому быти. И егда нача бѣсъ томити ея, и вземше бѣснующуюся, приложиша къ чюдотворному образу Пресвятыя Богородица — и абие в той час бысть недвижима от лютаго бѣса и обрѣтеся здрава. И многу хвалу и благодарение воздаша Богу и Пречистой Богородице, и идоша в дом свой, славяще Бога.

Чюдо 14-е

Во граде же Казани человѣкъ нѣкто, именем Дмитрей, прореклом Тоскутей, ремеством скорняк; ему же жена, имя ей Домна. Случися ей болѣзнь тяжка зѣло: рукам и ногам скорчившимся. И лютѣ болѣзни той притужающи ей, яко зрящим на ню умилнѣ плакати. Дщи же ея именем Неонила, девица, тою же болѣзнию злѣ одержима, по всему убо яко и мати ея страдаше. И в болѣзни своей къ Пречистой Богородицы умилныя глаголы со слезами вопияху, о исцелении молящеся. Простягши же ся имъ болѣзни той на мѣсячно.

Дмитрей же взем жену свою и отвезе ю в монастырь и в церковь Пресвятыя Владычицы нашия Богородицы, честнаго и чюдотворнаго образа явления. Жена же его нача со слезами и с воплем многим молитися Пречистой Богородице о исцелении, яко и незнающим ея плакати и рыдати. Дмитрей же отходит в дом свой, хотя и дщерь пояти къ Богородицыну чюдотворному образу.

И абие ненадежно радость обрѣте: пришед в дом свой и видѣ дщерь свою здраву и ничтоже от болѣзни страждущу. И благодаря Бога и Пречистую Богородицу, иде вскорѣ к женѣ — повѣдати ей изцеление дщери своея. Времяни же тогда бывшу чтому на Литоргии святому Евангелию.

В самое же то святое Благовѣстие пременися от недуга и жена его, и бысть здрава, яко николиже болѣв. Оле чюдо! во един час по дѣйству дияволю дщи и мати люту скорбь болѣзнену восприяша; во един же час от чюдотворныя Богородицыны пречюдныя иконы и исцеление восприяша!

Дмитрей же и вси людие видѣша предивное скорое Пречистою Богородицею жене своей и дщери от болѣзни пременение, сугубо воздаша Богу и Пречистой Богородицы благодарение.

Вопрошаху же жены его: како им найде со дщерию равенство недуг и во едино время? Она же исповѣда подробну. Бывши ей, рече, у нѣкоего сосѣда на обѣде, и по времени иде в дом свой, и найде на пути плат мал завязан, и подъем его, и принесе в дом свой. И развѣза плат той — обрѣте в нем едину сребреницу да два орѣха. И един орѣх сама снѣсть, другий же дщери вда: оттого и пострадаша.

Чюдо 15-е

Человѣк нѣкто, именем Офонасей Ерофѣев сын, ярославец, в день недѣльный приведен бысть в соборную церковь Пречистыя Богородицы честнаго ея Благовѣщения. И многими человѣцыедваодолѣнъ бысть внити в церковь, бѣ бо бѣснуяся и рѣяся зѣло, и никакоже взирая, и не глаголя ничтоже.

Тогда же бѣ, яко же обычай, и чюдотворная Богородицына икона принесена в соборную церковь. И поставиша его пред мѣстным образом Пречистые Богородицы честнаго и славнаго Ея Благовѣщения, и пред чюдотворною Богородицыною иконою. Он же никакоже смотря, ниже глаголя.

По отпѣтии же молебнов, взем святыя воды и покропих его. Он же воззрѣвъ и нача помалу во ум приходити. И видѣвъ образ Пресвятыя Богородицы, и рече: «Пречистая!» — и ту приложиша его къ Богородицыну чюдотворному образу, и к прочим святым иконам. И помалѣ нача глаголати.

Молебному же пѣнию совершившуся, и чюдотворней иконе в монастырь пошедше. Нам же святую и чюдотворную Богородицыну икону, якоже обычей, проводихом, тому же Офонасью в соборную церковь возвратитися повелѣхом, Божественыя ради литоргия. И егда начаше чести святое Евангелие, той же предиреченный Афонасие совершено исцелѣ молитвами Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы, яже приносит о всѣх нас къ Сыну своему, Христу Богу нашему.

Нам же вопрошающим его о содѣянных яже о нем: что и како исперва прилучися болѣзнь ему? Он же повѣда: «Видѣх, рече, в нощи, яко приидоша многи толпы бѣсов», — и претяху ему мукою, и показующе ему мечты своими, яко бы возношаху его на высоту и низпущаху долѣ, и ина злая дѣюще ему.

Болѣзнь же его бѣ двѣ седмицы. Милостию же Божиею и молением Пречистыя Богородица, отиде в дом свой здрав, радуяся и хваля Бога и Пречистую Богородицу.

Чюдо 16-е

Сожительствуя же ми в кѣлии моей инок Арсений, зовомый Высокий, иже послѣди бысть архимарит монастыря святаго Спасова Преображения. И прилучися ему болѣти ногою; болѣзнь же ту нарицаху камчюгъ, инии же инако зваху. Мы же тому неразсудни суть, не вѣдяху имени болѣзни той, но обаче болѣзнь крѣпка зѣло, яко едва мощи ему мало ступати нужи ради и здоровою ногою; ис кѣлии же, кромѣ великия нужа, никакоже исходити ему болѣзни тоя ради.

В то же время и повелѣние от самодержавного государя царя и великого князя Феодора Ивановича всея Руси прииде к нам: по молению иноковъ монастыря боголѣпново Спасова Преображения, иже в Казани, благословити и поставити предипомянутого Арсенья архимаритом. Тогда же поставити его не бѣ мочно, зѣлныя ради его болѣзни.

Приспѣвшу же празнику Преполовения, в онь же день святая и апостольская Церкви празнество повсюду прия исходити с литиею и молебная пѣния совершати. Мнѣ же ис кѣлия в церковь еще не у изшедшу. С чюдотворнаю же Богородицынаю иконаю приидоша священницы, якоже обычей. Предипомянутый же Арсеней во оконце смотря и со слезами Богородице о исцелении моляся. И внезапу нача с великим рыданием плакати и благодарити Бога и Пречистую Богородицу, повѣдая своей болѣзни изцеление: «Токмо, — рече, — глас испустих и прослезихся, Богородица же вскорѣ милосердие свое показа на мнѣ!» И той час иде ис келия в соборную церковь сам о себѣ. И пришед в церковь, пѣвъ молебен, и благодарение воздая Богу и Пречистой Богородицы о исцелении своем.

От образа же Пречистые Богородицы неисчетно многа исцеления подаваются приходящим с вѣрою. Но обаче доволно и по ряду хто возможет исписати Богородицыны чюдеса? Дерзнух бо написати от великих малая, ина же многа преминух; земли убо широта, и морю глубина, и Богородицына чюдеся неизочтена. Сия же написах, яко да не забвению предана будут в послѣдняя времена.

Благочестивому же и самодержавному государю царю и великому князю Феодору Ивановичю всея Русии исперва, отнелѣ же явися целебный источник — икона чюдотворная Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы, вся сия знаема суть. И вѣрою теплою и духом горя, яко же слышах от его царских устъ ко мнѣ, рабу его и богомолцу, глаголемая в то время, егда повелѣ мя, Божим изволением, устроити в чин митрополита: «Слышахом, — рече, — о милостивнем неизреченнем человѣколюбии Божии и Пречистыя Богородицы на нас: како яви Богородица чюдотворную и пречюдную свою икону в нашей отчинѣ Казани, простирая к нам милость свою, и како подает неизреченныя целбы с вѣрою приходящим. И хощу, рече, недостаточная исполнити», — еже и бысть, повелением его царским.

В лѣта 7102, в недѣлю святых женъ мироносиц, апрѣля 14 день, на память иже во святых отца нашего Мартина папы Римскаго, заложенъ бысть храм предивен камен Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Мария честнаго и славнаго Ея Одигитрия чюдотворнаго образа явления. А в предѣле — храм честнаго и славнаго ея Успения; другой предѣл — святаго благовѣрнаго великаго князя Александра Невскаго, во иноцех Алексия, новаго чюдотворца.

Священа же бысть святая та церковь и с придѣлы 7103 г., октебря 27 дня, в недѣлю, на память святаго мученика Нестера. И дѣисус болшой обложен сребром того же лѣта. И святыми местными иконами, и книгами, и ризами, и прочими церковными потребами повелѣ государь благочестивый царь и великий князь Феодор Иванович, всея Русии самодержец, удоволити, еже и бысть.

Самую же ту пречюдную и чюдотворную Пречистыя Богородицы икону златом и камением драгим и жемчюгом великим предивне украси царских сокровищ хранитель Деменша Иванович Черемисинов.

Инокинь же старицъ въ монастырѣ 64. Хлѣб им и денги и прочая потребная из царьские казны.

Мы же, Божиею благодатию и Пречистые Богородицы, чюдотворным Ея образом хвалимся и веселимся, и воспѣваем пѣснь побѣдную Сотворшему дивная чюдеса, в Троицы славимому Богу — Отцу и Сыну и Святому Духу, — и Пресвятѣй Богородицѣ, нынѣ и присно и во вѣки вѣкомъ! Аминь.

Добавить комментарий